102

В Новоалексеевском остановили котельную. Жители села опять мерзнут

Отопительный сезон в разгаре, но жители Новоалексеевского так до сих пор и не могут прочувствовать это до конца. Теплоснабжение села по-прежнему вызывает массу нареканий со стороны обитателей многоквартирных домов и является головной болью для руководства СТУ. Тем не менее, новые хозяева геологоразведки, в чьем ведении находится единственная котельная Новоалексеевского, утверждают, что проблем нет. Мы решили сами разобраться в ситуации

Слесарь Виктор Бузмаков считает, что пока руководство геологоразведки не оплатит долг «Уралсевергазу», поднять температуру в квартирах невозможно. Сейчас температура на выходе из котельной не поднимается выше 58 градусов. В квартирах же новоалексеевцев не больше, чем 17 градусов

Слесарь Виктор Бузмаков считает, что пока руководство геологоразведки не оплатит долг «Уралсевергазу», поднять температуру в квартирах невозможно. Сейчас температура на выходе из котельной не поднимается выше 58 градусов. В квартирах же новоалексеевцев не больше, чем 17 градусов

Дома  — противно

В котельной Новоалексеевского, в помещении, где сидят кочегары, на всю мощность работает обогреватель.

— Это нормально, что кочегары сидят с обогревателем? — возмущается бригадир слесарей Георгий Гудин. — А если его выключить, то можно примерзнуть к стенке и здесь все заплесневеет к чертям.

Очередные проблемы начались три недели назад, когда, по словам Георгия Гудина, представители «Уралсевергаза» поставили пломбы на часть котлов. Мера вынужденная — долг геологоразведки перед газовиками уменьшается, видимо, не так быстро, как хотелось бы последним. В результате на весь поселок работает только два котла, мощности которых, по словам работников котельной, катастрофически не хватает.

— Еще на прошлой неделе обещали представители «Уралсевергаза» приехать, договорится о том, чтобы хотя бы с одного котла снять пломбу, — рассказывает Георгий Гудин. — На трех-то котлах мы пока проедем. Не приехали. Обещали сегодня, опять нет. Сейчас, конечно, все отапливается в полном объеме, но еле-еле. Обратка — 47 градусов, выход с котельной — 54. И кого мы нагреем?

То, что последние две недели температура на улице нулевая, вовсе не означает, что жители Новоалексеевского не чувствуют дискомфорта от такого обслуживания. Слесари котельной утверждают, что работают на объекте по 20 с лишним лет и имеют представление о том, какая должна быть температура на выходе при таких погодных условиях — градусов 60-62.

— Зря говорят, что сейчас тепло на улице, поэтому такая температура вполне пойдет, — объясняет Георгий Гудин. — Вот эта влажность, она везде лезет, в квартирах сейчас находиться вообще невозможно. Даже когда было 5-10 мороза, в квартирах было гораздо теплее, потому что влажность низкая, а сейчас дома очень противно. Я вот, получается, сам себя морожу. Температура в квартирах доходит до 16-17 градусов.

Дети начали болеть

Аналогичная ситуация в помещении местной больницы. Батареи теплые, но внутри явно не жарко. В кабинетах — опять на всю мощность работают обогреватели.

— У нас первый год вот такое, — разводит руками медсестра Софья Калясникова. — Мы никуда не обращались, терпим… Хотя нам-то терпеть, в принципе, не сложно. А вот пациентам нашим, которым приходится раздеваться, явно дискомфортно.

Не лучше дела обстоят и в сельской школе №16. По словам директора школы Андрея Пусько, особенно холодно в трех кабинетах, где температура опускается до 14 градусов.

— В прошлом году в школе было жарко, даже душно, окна приходилось открывать, — вспоминает Андрей Пусько. — В этом году радуемся, что успели стеклопакеты нормальные поставить хотя бы в кабинетах, где занимаются начальные классы. У нас 30% учеников начального и среднего звена болеют. Может, холод в классах, где они вынуждены проводить полдня, и не является главным фактором их простуды, но свою роль тоже сыграл. Мы писали письмо Трусову (внешний управляющий геологоразведки — ред.). Ответа так и не дождались.

«Пойдем и сорвем пломбы!»

Не только педагоги Новоалексе-евского освоили эпистолярный жанр. Жители многоквартирных домов также в очередной раз написали письмо в администрацию с просьбой разобраться в ситуации. Работники котельной говорят, что и сами бы запросто подписались под таким письмом.

— Вот нам проходу не дают, спрашивают, почему мы плохо топим? — говорит Георгий Гудин. — А мы что, поленья должны кидать?! У нас не понос, так золотуха, не одно, так другое. То котлы были неисправные, сейчас котлы сделали, опять пломбы поставили. Потом еще чего-нибудь будет. А жителей, понятно, достала эта ситуация. Они платят геологоразведке за отопление, ту же горячую воду, температура которой должна быть не меньше 70 градусов. Получается, что они берут с нас за гнилую колбасу на всю катушку. Это просто наглеж! Это как в песне поется: «Не дразните собак, не ругайте кошек?» Они добьются того, что мы пойдем и сорвем все пломбы.

«Трусов здесь не появляется»

«Они» — это новые хозяева геологоразведки. Несмотря на обещания, которые давали при перетрубациях новые хозяева, ситуация изменилась только в худшую сторону.

— Трусов обещал, что все сделает, строил мне такие хорошие перспективы. Но когда дошло до дела, он, видимо, оценил реалии, вник в ситуацию, и, похоже, что у людей, которых он представляет, тоже руки опустились, — говорит начальник Новоалексеевского СТУ Николай Лесун. — Сейчас с Трусовым я встретиться не могу. Он здесь просто не появляется. Я прихожу к его доверенному лицу, он тоже ни на один вопрос ответить не может, говорит, что не полномочен.

Вадиму Трусову мы позвонили в тот же день, попытались договориться о встрече. Вадим Николаевич очень удивился тому, что жители села чем-то недовольны:

— Странно, мы же газ подаем, тепло в квартиры поступает. Может, вы что-то не поняли?

После чего пообещал встретиться с нами на следующий день. Но уже утром следующего дня Вадим Николаевич сообщил, что он находится в Перми, поэтому встреча отменяется.

— Что я тут все брошу и поеду с вами встречаться? — сказал внешний управляющий. — У меня есть главный инженер, вот к нему и обращайтесь. Что касается задолженности предприятия перед «Уралсевергазом» — размер ее не скажу, потому что это коммерческая тайна. У нас есть график погашения, мы его придерживаемся. Не буду лукавить, есть небольшая задержка, но все решаемо. А температура в квартирах, для той, которая на улице сейчас, вполне нормальная.

«Ерунда все это»

Главный инженер геологоразведки Николай Рыбаков на все наши вопросы попросил позвонить через час.

— Я сегодня дал команду поменять один котел на другой, — сказал Николай Михайлович. — Просто один из котлов потек, сейчас включили исправный. Давайте посмотрим, изменится ситуация или нет.

Мы не стали ждать и опять поехали в новоалексеевскую котельную. Дежурный слесарь Виктор Бузмаков подвел нас к термометру.

— Да совершенно ничего не изменилось: 58 градусов — это из котла выходит в поселок, а обратка уже 46, — говорит Виктор Бузмаков. — Ну и что, что перецепили один котел на другой? Пока они не заплатят газовикам, ерунда все это.

Звоним тут же главному инженеру.

— Почему ничего не изменилось? Температура стабилизировалась, нормализовалась, — утверждает Николай Рыбаков. — На выходе она больше 60, на входе — около 50. Это выше, чем по норме. Сейчас, когда нулевая температура на улице, это даже выше, чем положено. Я считаю, что это нормально.

Правда, когда Николай Михайлович узнал, что мы в настоящий момент в Новоалексе-евском, несколько смутился и спросил, на каком основании мы без разрешения находимся на ведомственном объекте. После чего закончил наш разговор словами:

— Откуда слесари такие цифры берут, я  не знаю. Когда я был час назад в котельной, термометр другие показатели выдавал. А так, когда температура на улице будет падать, и мы начнем замечать, что в  помещениях температура тоже падает, тогда и включим еще дополнительный котел.

КОММЕНТАРИИ

Николай Лесун, начальник СТУ:

— Я сам боролся с Кривоносенко (бывший директор геологоразведки — ред.), потому что не понимал абсолютно, что происходит. Поначалу я засучил рукава и даже нашел инвестора. Они все это отвергли. На сегодняшний день предприятие стоит, поувольняли народ. От геологоразведки сейчас осталась только котельная и пара сторожей. Мне сейчас указано место, чтобы я в это не вмешивался. Уверен, эти люди пришли сюда, чтоб не поднимать и реанимировать предприятие, а, наоборот, его обанкротить и продать. Вот к этой мысли я склоняюсь.

Максим Федоров, мэр города:

— Особое беспокойство у меня вызывает поселок Новоалексеевское. К управлению Центрально-Уральского геологоразведывательного предприятия пришли новые люди. У меня такое ощущение, что люди не знали, куда приходят и с какими целями. И вот эти демарши их, письма, которые нам пишут жители…

Не знаю, выходит сейчас журнал «Крокодил» или нет — но эти руководители достойны публикации в нем. Люди получают звание арбитражных управляющих, но опыта работы у них, похоже, нет.

Комментарии 0

Внимание! Комментарии на сайте не премодерируются. Правила
Комментируя, вы даете согласие на обработку персональных данных.