601

Свечи на торте

Торт

Одинокие часто даже не представляют, сколько шансов потеряли

Завтра ее день рождения. Восемьдесят первый, он давно уже превратился в день воспоминаний. Сколько же свечей она задула за эти годы? Не сосчитать уже, не та память. Да, память что сито — прошлое хранит свято, а недавнее укрывает где-то в закоулках.

Завтра принесут торт. Вместо свечей — две большие цифры. Так здесь, в доме престарелых, принято. Традиция. Она снова будет улыбаться, кивать, получит массу поздравлений от таких же заложников ситуации. Еще один год минет. Пустой, никчемный и холодный.

Платьице в горошек

Лидочка открыла глаза от того, что смешливый солнечный зайчик «щекотал» ее лицо. Это старший брат Сережка баловался с зеркалом.

— Вставай, соня! Праздник проспишь!

— Да ну тебя!

В доме пахло пирогами. Мать, видимо, встав еще засветло, пекла именинное печенье. Ватрушки с творогом уже манили своими румяными боками, лежа в большом блюде возле запотевшей кринки молока.

— Мама! Вкусноты-то сколько! — взмахнула ручками-прутиками Лида.

— Иди, одевайся, Лидуша, тебя там на стуле подарок ждет, — улыбнулась мать, отведя с лица волосы «мучной» рукой. Лида бросилась обратно в комнату. На стуле висело новенькое ситцевое платье в большой горох. Конечно, мамина работа. Ох и красивущее! Лида повертелась перед зеркалом и побежала на улицу — хвастать перед подружками.

Через час ее, рыдающую, у пруда встретил Сережка.

— Ты чего это? Обидел кто?

— Чер-чернииииила, — прорыдала Лида, показывая обнову. На подоле позорными кляксами расплылись несколько чернильных пятен. — Ручка брызнула. Что делать-то теперь?

— Мыть, конечно!

Как ни старались ребята отмыть чернила водой, оттереть песком и травой — платье становилось только ужаснее. Мать, увидев подарок, всплеснула руками!

— Ой, божечки! Да как же это! — но, посмотрев повнимательнее на дочь, тут же сменила гнев на милость. — Не унывай, солнышко! Мы из этого платья тебе кофточку сошьем. А на юбку я с папиной зарплаты денег приберегу. Пойдем в дом, я пирог именинный из печи вынула.

— А свечи будут?

— А как не быть? Я спички зажгу, да и задуешь их быстренько!

Это был ее первый торт со свечами. Вот такой, пополам со слезами, но вкусный, со свежей ягодой. А через неделю началась война, на фронт забрали отца. Он так и не вернулся домой, пропал без вести. Мама умерла в сорок третьем, от голода. Лиду с Сережкой развезли по детдомам. И больше некому стало печь именинные торты…

Сам делал

— Мама, ты на кухню только не заходи, пожалуйста! — прокричал сын. Лидия улыбнулась. Что-то готовит, старается. Ее Сережка.

Она назвала сына в честь брата. После войны Лида никак не могла его разыскать. Муж утешал, поддерживал.

— Разыщется. Человек — не иголка.

Но годы шли, а результата не было. Нет его до сих пор, а ведь Сергунька уже школьник. Второклассник-отличник, октябренок и командир звена. Все вроде в жизни Лиды сложилось. Вышла замуж, сына родила, квартиру дали, работает… Готовится отмечать очередной свой день рождения.

— Сергунь, а папа приходил?

— Он же еще утром говорил, что на собрании задержится! — из кухни появился чем-то перемазанный сын. — А вот бабушка звонила, сказала, что придет обязательно. А еще у нас дома хлеб закончился. Я бы сходил, мам, да ведь денег у меня нет.

— Я сама схожу, ладно, занимайся.

Лида любила ходить в магазин. Путь шел через парк, а что может быть лучше летнего парка? Лида шагала легко и, задумавшись, почти налетела на пару, идущую впереди.

— Ой, извините… Валера?

— Лида? А я тут это… вот… коллегу провожаю. Знакомьтесь.

— Вы Валерина супруга?

— Да.

— А я — будущая супруга, — мило улыбнулась коллега. Лида закаменела. Сразу стали подозрительными и собрания, и стахановские смены, и командировки по линии партии. Ладно, она переживет, у нее есть Сергунька. Да, и хлеб надо бы купить.

— Лида! Лида! — Валерий почти бежал за женой.

— Приходи на мой день рождения сегодня. Да, и цветы купи. Денег дать?

…Сережа испек торт! Самый настоящий, хоть и порядком кособокий. И даже где-то достал именинные свечи, которые воткнул в свое «произведение» наподобие колючего ежа.

— Я свечи на марки выменял! Красиво, а, мам? — заглядывал в Лидины глаза, ища одобрения.

— У меня никогда еще не было такого замечательного праздника. Правда, сынок.

— Мам, а давай ты сейчас свечи задуешь? Чтобы только для меня!

И она задула. И еще раз, под аплодисменты свекрови и мужа. Приняла в подарок большой букет и золотое кольцо. А ночью собрала мужнину сумку. Кольцо положила в самый низ — чтобы подарок нашел адресата.

Две потери

Как-то незаметно пролетело время. Вырос Сереженька, поступил в институт… Того и гляди, приведет в дом новую хозяйку. С личным после ухода Валерия как-то не сложилось. Зазвонил телефон:

— Лидия Ивановна Свиридова?

— Да, это я.

— Вы нам запрос подавали по поводу Свиридова Сергея Ивановича, — сердце замерло и ухнуло куда-то вниз. — Мы разыскали адресата.

— Я… Я записываю адрес.

— Видите ли, сам Сергей Иванович скончался в прошлом году, но живы его жена и дочь, — сердце снова перестало биться, но теперь уже от безысходности.

Нет. Нет ни мамы, ни отца, ни брата Сергея. Он жил так далеко, в Астрахани. Рос, работал, женился и… умер от сердечного приступа. Лидия записала адрес и телефон семьи брата. Позвонила и поняла, что еще одна надежда лопнула с бессилием мыльного пузыря. Женщина на другом конце провода не высказала ничего, кроме вежливой заинтересованности. Ну, сестра, ну, скорбим. Нет, фотографий лишних нет. Лида положила трубку и осталась наедине с чувством опустошенности.

— Мама, я «Прагу» принес! Свечи будем жечь?

— Ты на марки их опять выменял?

— Нет, — засмеялся сын, — купил на собственную повышенную стипендию. А ты чего, плачешь, что ли?

— Да так, старость это, сынок. Давай, ставь чайник да лимон доставай из холодильника.

Свечей было много. Так много, что «Прага» практически скрылась за ними. По крайней мере, так казалось Лидии. Ведь там, среди именинных огней, были годы-невидимки поисков. Поминальные свечи брата.

…После дня рождения, сдав сессию, Сережка отправился в поход в горы. Получать очередной разряд по альпинизму. И больше не пришел. Так год принес сразу две потери. И окончательно забрал здоровье.

***

Завтра ее день рождения. Нет, не завтра, уже сегодня. Душная летняя ночь подошла к концу. Если бы можно было загадать желание, она попросила бы освобождения. Лидии Ивановне очень хочется к матери, отцу и двум Сергеям. Но вместо этого она будет задувать свечи на торте. Потому что уходить из жизни самой — грех.

Автор: Надежда ГУБАРЬ

Комментарии 1

Внимание! Комментарии на сайте не премодерируются. Правила
Комментируя, вы даете согласие на обработку персональных данных.