59

Не стучите, не открою

Обстоятельства сильнее нас настолько, что могут раздавить любые начинания

Обстоятельства сильнее нас настолько, что могут раздавить любые начинания

— Ну?

— Ничего.

— Я тут тебе еще несколько объявлений обвела. Будешь звонить?

— Буду.

— Голодная?

— Очень. Мам…

— Суп есть. Бульон пустой, четверть окорочка я выловила, Димке с кашей сварила. Тебе — щи хлебать.

— Угу.

— Учти, мне через неделю на работу.

Не будем друг друга обременять

Вера с Женей жили в гражданском браке два года. Вместе учились, вместе отдыхали. Женя называл Веру женой и все вроде бы было прекрасно.

— Заставь его жениться, — твердила неугомонная Верина мама.

— Зачем?

— А если дети?

— Ой, мам, ну что за старомодные взгляды у тебя? Когда появятся, тогда и поженимся.

О детях у молодой пары говорить было как-то не принято. Времени впереди — море, обременять себя не хотелось. Поэтому начало беременности Вера просто-напросто проморгала. Когда хватилась — аборт делать было поздно. Поздно так поздно, будем рожать, ничтоже сумняшеся — решила она. Однако Женя идею не поддержал.

— Ну, и что же ты за курица такая!

— Почему сразу курица? — возмутилась Вера. — У нас была семья, теперь в семье будет прибавление.

— Ага, ты еще скажи, что пожениться теперь нужно.

— Ну… — честно говоря, это предложение уже готово было сорваться с губ.

— А я не хочу! Не хочу никакого токсикозного счастья, не хочу потратить кучу денег на памперсы и не спать ночами. И жениться я не хочу, поняла?!

— Давай не будем ссориться.

— Давай просто не будем друг друга обременять, ладно?

Нельзя сказать, что Женя ушел от Веры в тот же день. Нет, они еще пытались жить вместе какое-то время. Но фактически гражданское супружество развалилось. Одномоментно и навсегда. Беременность стала вдвойне нелегким испытанием. Мать Веры взяла, конечно, на себя заботы о дочери, но пилила ее постоянно.

— Как ты жить-то теперь будешь, непутевая?

— Дети — это счастье, мам. У меня же есть работа. Выкручусь.

Мы отчисляем на благотворительность

Как ни старалась Вера заработать побольше до декрета, а все равно деньги как вода — раз и в никуда. Димка родился слабеньким и маленьким. Молока не стало хватать уже на втором месяце кормлений.

— У тебя ж не молоко, а так, вода забеленная, — сердилась мать. Ее сердило все: и что ребенок плакал ночами, и что дочь не успевала варить-стирать-гладить-убирать. Денег не хватало катастрофически: мать тянула Веру, маленького Димку и Вериного младшего брата-школьника. Периодически в доме вспоминали о нерадивом отце.

— Пошла бы у своего попросила. Отец он или кто!

— Мам, я няню найму, на полдня на работу выйду. Ну, зачем мне к Жене идти, он ведь не хотел Диму.

— Нет, Вера, не права ты. Я тоже не хотела, однако ращу почему-то!

…На работе Верин порыв оценили странно. Сначала попросили изложить условия письменно, потом недели две водили за нос. И, наконец, предложили место с понижением.

— Вы ведь не можете считаться квалифицированным сотрудником, — пояснил директор. — Обучаться вы не можете — ребенка не с кем оставить. На больничные ходить часто будете.

— Но по закону…

— Наша компания отчисляет на благотворительность, — спокойно пояснили Вере. — Ваша личная ситуация никак в этот бюджет не вписывается. Сейчас такое время: хочешь зарабатывать — работай. У нас и на предлагаемую вам должность очередь стоит. Думайте.

Вера подумала и рассчиталась.

— Ну, непутевая, — всплеснула руками, узнав, мать, — нужно было сидеть до последнего, втихаря подрабатывать. И потом уже, когда найдешь хорошее место, уходить! И в кого ты такая дурында?

Буду такой, как хотите

Вот уже несколько месяцев жизнь Веры — беготня по собеседованиям и работа на испытательном сроке. А вечером, с «уловом» или без, она предстает пред строгими очами матери.

— Димка выучил новое стихотворение.

— Дим, расскажи!

— Нет, это ты расскажи, чем на этот раз не устроила.

Вера начинает подробнейшим образом отчитываться. В одной фирме снова уцепились за наличие маленького ребенка. Во второй сказали, что ей «статусности» не хватает. Естественно, не стоит ходить на собеседования в зашорканной куртке, а если другой нет?

— Димку в садик нужно устраивать. Из-за няни мы скоро ноги протянем.

— Мам, ну, как я его устрою, если платить нечем?

Замкнутый круг: маленький ребенок — нет работы, нет работы — не устроить ребенка в садик. Нечем платить за квартиру и няне — нужно зарабатывать. А как зарабатывать, если нет денег на оплату полного дня няни? Одно хорошо — не сопьешься, потому что на выпивку тоже нужны деньги. Вера старается, как может. Подрабатывает там, где берут. И газеты разнесет, и полы помоет, и курьера заболевшего готова подменить. И заполняет, заполняет бесчисленное количество анкет. Пишет четко: буду такой, как хотите, готова на все. Собеседует, честно говорит о своих проблемах. На этом, как правило, все заканчивается.

— Замуж тебе надо, — говорит мать.

— Кому нужна жена в разваливающихся сапогах с уже готовым сыном?

Однажды она набралась смелости и разыскала Женю. Оказалось, он благополучно женат и совсем скоро станет папой.

— Ты сначала докажи, что это мой, — ответил он на просьбу помочь. — Мой вон, в животе еще сидит. И, кстати, запланированный.

— И тебе не жалко?

— Тебя, курицу, нет. А парня… Так он же не больной. И куски лучшие ему достаются, ведь так?

***

Вера никогда не открывает тем, кто звонит в домофон. И с теми, кто стучит в ее квартиру, она разговаривает через дверь. Потому что четко усвоила, что человек человеку волк. И хотя бы таким глупым способом мстит за свои обиды. Но в свое завтра она верит. Мать нашла старенькую бабулю, которая за «еду» будет следить за Димкой. У Веры будет возможность выйти на полный рабочий день. Правда, никто пока не думает, что от всего этого, кроме хлеба, получит ребенок…

Надежда ГубарьАвтор:

Надежда ГУБАРЬ

Комментарии 0

Внимание! Комментарии на сайте не премодерируются. Правила
Комментируя, вы даете согласие на обработку персональных данных.