193

Под Первоуральском похищены уникальные образцы драгоценных камней

Аметисты, топазы, аквамарины, изумруды, агаты… Эти ценные уральские самоцветы начали пропадать из музея Центрально-Уральского геологического предприятия весной этого года. Их место на выставочных полках заняли обрезки камня, поделки из змеевика и других пород, не представляющие особой ценности. Специалисты с опаской предполагают, что лучшие образцы минералов, которые в течение 70 лет собирали геологи Урала и России, украдены и вывезены за рубеж.

«В музей просто не пустили»

История с исчезновением драгоценных камней запутанна. Началась она еще осенью минувшего года, с банкротства Новоалексеевской геологоразведки.

— Это было последнее предприятие по геологоразведке на Урале, — говорит Владимир Пелепенко, частный коллекционер. — Вероятно, что одной из причин «банкротства» предприятия и явилось богатство музейной коллекции. В конце марта мне позвонил Сергей Кривоносенко (бывший директор предприятия «Центрально-Уральское» — ред.) Он сообщил, что местные жители замечают, как из здания, где уже долгие годы хранится крупная коллекция драгоценных минералов, выносят что-то тяжелое. На следующий же день я написал заявление в Управление Росохранкультуры с требованием принять экстренные меры, чтобы вывоз камней, каждый из которых представляет большую ценность, прекратить.

На сообщение о возможной пропаже минералов сотрудники ведомства отреагировали молниеносно: информация была разослана в ФСБ, областную прокуратуру, ГУВД, окружное таможенное управление. Была организована специальная комиссия. Но попасть в помещение музея ее членам удалось не с первого раза. Владимир Пелепенко, также вошедший в состав данной комиссии, негодования не скрывает:

— 27 мая 15 человек, в том числе и представители силовых структур, стояли около закрытых дверей здания музея в течение четырех часов. Нас просто не пускали. Только появление прокурора Александра Рудых, подействовало на руководство предприятия, и в музей удалось пройти, предварительно срезав все замки, — ключей нам не предоставили. Тогда-то и подтвердились все опасения: 30-40 лучших образцов минералогической коллекции на полках не оказалось. Они исчезли. Кроме того, в хранилище должна была находиться огранка из драгоценных пород камня и платина в тиглях — около 20 кг. Однако комиссии их тоже не показали.

Бывший хранитель музея в своих показаниях заявил о том, что коллекция была списана предыдущим директором предприятия. Но Росохранкультура предоставленный документ не признала.

— Он не имеет юридической силы, — говорит Татьяна Бондарь, заместитель руководителя Управления Росохран-культуры по УрФО. — Акт списания не подписан самим Сергеем Кривоносенко.

Информации нет, а геологов не слышат

Сейчас милиция и прокуратура устанавливают истину, но расследование осложняется тем, что во время смены руководства предприятия инвентаризацию минералов провести не успели. А значит, крайне сложно понять, украли какие-то драгоценные камни из хранилища или нет. Тем не менее, геологи, создававшие данную коллекцию, в голос уверяют, что восстановить полный список образцов возможно — в нескольких экземплярах существует полный перечень пород, находившихся в музее до банкротства предприятия, имеются документальные материалы в виде фотографий и видеофайлов. К тому же, состав коллекции хорошо знают специалисты предприятия, многие геологи Урала и России. Но именно их к делу почему-то не допускают.

— 9 сентября произошло банкротство, а 10-го передо мной закрылись все двери, — рассказывает Сергей Кривоносенко. — Что касается акта сверки минералогической коллекции, то он составлялся в 2007 году. То есть все данные обрабатывались, вносились в компьютер. Все нумеровалось, у каждого камня был свой небольшой паспорт. Хранились данные у смотрителя. Но с исчезновением коллекции исчезла и информация. Уже одно это подозрительно.

«Аналогов нет!»

Музей Новоалексеевской геологоразведки вниманием обделен никогда не был. Туда всегда приезжали иностранные делегации, известные российские деятели любовались уникальными самоцветами.

— А сейчас там даже школьникам нечего делать! — возмущается Владимир Пелепенко. — Украдено все, что собиралось геологами в течение 70 лет! Был фантастический образец прозрачного берилла с двумя кристаллами на одной породе. Это мечта любого коллекционера. Ни в одном музее мира я такого не видел. Цены ему нет! И если проверка прокуратуры, работа правоохранительных органов не даст результатов, то я, не раздумывая, направлю Дмитрию Медведеву открытую телеграмму: разворовывают национальное достояние.

Кража минералов является крупным государственным преступлением. Среди похищенных минералов — аметисты, голубые топазы весом 6-7 кг, редкая разновидность бериллов желтого цвета, которые добывались на Мурзинском месторождении. Украшением коллекции были аквамарины и изумруды с Малышевской копи. Стоимость лишь десятка исчезнувших камней по предварительным оценкам составляет 30-50 миллионов рублей.

При этом сложно перевести в денежный эквивалент уникальность уральских самоцветов. По словам Владимира Пелепенко, дело даже не в большой стоимости природного материала, а в том, что таких образцов на Урале, скорее всего, никогда уже не будет.

«Культурные ценности должны храниться надежно»

Татьяна Бондарь, заместитель руководителя Управления Росохранкультуры по УрФО:

— За судьбу данной коллекции мы очень переживаем. В прошлую пятницу никого, кроме Росохранкультуры, уголовного розыска и понятых, руководство предприятия в музей не впустило. Мы озадачены тем, что совсем не слышат голоса людей, которые работали на предприятии. Например, во время осмотра коллекции в помещение практически ворвался пожилой мужчина (охраннику он представился главным инженером предприятия) и во всеуслышание заявил, что ценных минералов на экспозиции нет. Подобные заявления должны насторожить правоохранительные органы.

Во вторник на мое имя поступило требование областной прокуратуры явиться для дачи показаний, — со стороны нового руководства предприятия  поступила жалоба на правомочность действий Росохранкультуры. Мы осуществляем контрольно-надзорные функции в сфере соблюдения законодательства. Поиском похищенных предметов управление не занимается, но, если факт кражи будет доказан, мы правомочны ставить вопрос перед Министерством культуры РФ о перемещении данной коллекции в другое хранилище. Наша позиция такова, что каждый человек обязан беречь памятники культуры.

«Дело хотят замазать»

Георгий Кириндясев, бывший руководитель Меренской геологоразведочной партии:

— Из тех, кто был к музею причастен, ныне здравствуют 65 человек. Никого из них не пускают в музей, их даже не приглашают, не слушают. Поэтому ситуацию я вижу очень просто: все действия направлены на то, чтобы замазать дело. Это видно невооруженным глазом. То есть следствие абсолютно не велось и никто не искал воров, хотя они на поверхности. Ведь заказчика мы с вами никогда не найдем. Стащили-то «шестерки», которые сейчас делают вид, что что-то ищут. При новых управляющих украли, и начинать надо с них! Кто-то ведь за музей в этот период времени отвечал?! Его ведь не взломали — открыли, взяли и опять закрыли.

«Кражей занимается Интерпол»

Владимир Пелепенко, частный коллекционер, директор Уральского музея камня:

— Ко мне уже стекается информация о задержанных на таможнях грузах: присылают фотографии камней. Но те уникальные образцы я узнаю сразу. Украденное с выставки, я уверен, уже вывезено, ведь ни один вор не будет держать добычу два месяца. Поэтому делом и занялся Интерпол. Это уже международный уровень.

Грабят не в первый раз

Сергей Кривоносенко, бывший директор ФГУП «Центрально-Уральское»:

— Все 20 лет своего руководства я берег выставку коллекционного материала как зеницу ока, хотя были предложения о продаже. В 90-х годах люди предприимчивые быстро смекнули, насколько ценен природный материал, и поэтому была предпринята попытка ограбления. И хотя коллекцию удалось сохранить, перестрелка была серьезная, сторожу переломали ноги. И вряд ли кражу затеял мужик с улицы. Это тот, кто понимает ценность камня, стоимость коллекционного материала. Отсюда и спровоцированное банкротство, — ничто иное, как охота за лакомыми кусками.

«Проверка ведется»

Ольга Останина, пресс-секретарь УВД города Первоуральска:

— В апреле в правоохранительные органы поступило два заявления: от бывшего руководителя предприятия «Центрально-Уральское» в Новоалексеевке и частного коллекционера Владимира Пелепенко. В ходе оперативно-розыскных мероприятий было установлено, что в сейфе данного предприятия  находятся пять коробок с драгоценными минералами — около 50 штук. Часть из них подвергнута огранке. Также изъяты стеклянные емкости, в которых хранились камни россыпью. Следствие затрудняется отсутствием перечня минералов, которые исчезли из музея. Уголовное дело пока не возбуждено, факт хищения не доказан. Проверка продолжается.

Владимир Пелепенко утверждает, что по сравнению  с теми камнями, которые пропали в геологоразведке,  аналогичные образцы из его коллекции имеют гораздо меньшую ценность

Вадим Трусов, управляющий ФГУП «Центрально-Уральское»

— На данный момент я не могу ничего сказать, поскольку делом занимается УВД. Все вопросы можно узнать у них. Факт изъятия камней из сейфа объясняется просто: существует выставка, а наиболее ценные экспонаты хранятся под замком.

Автор: Анастасия ПОНОМАРЁВА

Комментарии 0

Внимание! Комментарии на сайте не премодерируются. Правила
Комментируя, вы даете согласие на обработку персональных данных.