96

«И тут мне начинают хлопать…»

Владимир Ступченко считает, что главная задача танцора — не показать, что происходит в его голове

Танцор и квнщик Владимир Ступченко учит студентов бальным танцам и мечтает поступить в театральный институт

— Мне всегда было интересно попробовать что­нибудь новое, — говорит 21­летний танцор Владимир Ступченко. Вот уже 15 лет он без перерыва занимается бальными танцами в студии «Кристалл» Татьяны Решетниковой, а между делом успевает играть в ревдинском театре, первоуральской команде КВН, выступать за команды по бас­кетболу, ходить на лыжах и делать многое другое. Владимир смеется: в школе он не был таким деятельным. Но с возрастом понял: жизнь слишком интересная штука, чтобы пропускать даже самую малость.

Вова родился в Казахстане, небольшом городе под названием Степногорск. Еще там начал заниматься бальными танцами — так решила мама Татьяна Викторовна.

— Видимо, хотела, чтобы я чем-­то занимался, — улыбается Вова. — Ну, еще и потому, что на семейных торжествах я всегда танцевал и получал за это призы.

На первых занятиях в Первоуральске Вова сразу встал в пару с Ариной Мамаевой, и танцует с ней до сих пор. Рассказывая о своих сценических успехах, он редко говорит «я». Чаще — «мы с Ариной».

— Наше с Ариной первое выступление состоялось через полгода после начала занятий, — вспоминает Вова. — Зрителями были родители. На концерт Арина пришла в ярких гольфах, которые постоянно надевала на занятия. На самом деле это были носки, только длинные, и она натягивала их почти до колен. А я надел вместо чешек, как все, массивные черные туфли «Камелот». Выглядел очень забавно.

Выступление прошло на «ура», и Вова понял: он должен танцевать.

— Только один раз я ревел оттого, что не хотел идти на танцы, — вспоминает Вова. — Учился в первом или во втором классе. Мы играли во дворе с друзьями, было очень весело. Вышла Арина и спросила: «А ты разве не идешь на занятия?» Я пошел домой, заплакал, говорил, что не хочу идти на танцы. Но уже тогда пересилил себя. И с тех пор всегда, если надо, стараюсь заставить себя выбрать то, что важнее.

— Я упертый, и это мне не мешает. Правда, не так­то легко признавать себя неправым! Извиняться научился только пару лет назад.

Я не профессионал

После школы Вова Ступченко поступил в ревдинский педагогический колледж. Год назад получил диплом учителя английского языка и поступил на заочное отделение в педуниверситет. А в колледже остался работать. Сейчас преподает студентам и ученикам лицея при колледже бальные танцы. В группах — ребята от 13 до 20 лет.

— Хореографом быть трудно, — делится Вова. — Я привык, что мне аплодируют как исполнителю. А еще мне всегда проще сделать что­то самому, чем доверить другому. Я знаю, что у меня получится лучше, а если не получится — то отвечать тоже буду я. А так я отвечаю за других.

Вова говорит: всех ребят учит говорить ему «вы». Так воспитан и сам: к старшим нужно обращаться с уважением, а если старший — ты, то не допускать панибратства. По крайней мере, на занятиях.

— Поначалу мне было очень трудно привыкнуть к обращению «Владимир Сергеевич». Но я понимаю — должна быть субординация, — признается Вова.

По словам Вовы, за 15 лет он так и не научился чувствовать себя профессионалом. Понимает — нельзя говорить, что знаешь все. Просто потому, что так не бывает.

— Бальные танцы всегда развиваются, — делится Вова. — Мы можем каждый год переучивать основные движения, и приходится переделывать все. Поэтому нельзя сказать, что ты профессионал. Если не будешь постоянно учиться, быстро отстанешь от остальных.

— Моя девушка Лена — единственный человек, который не понимает моих шуток и требует от меня серьезности.

У меня шнурок вылетел!

Бальные танцы, по словам Вовы, замечательны тем, что во время движения задействуются все группы мышц. И даже лицевые — «если посмотреть на то, как танцуют бальники, можно увидеть, что главная страсть происходит как раз на лице!». Во время танцев, рассказывает Вова, главная задача танцора — не показать, что происходит в его голове. А ведь там может твориться все, что угодно.

— Иногда думаю: «Блин, у меня порвался туфель» или: «У меня шнурок вылетел!» — смеется Вова. — Или: «Хоть бы Арина что-­нибудь не забыла…» Бывает такое, что прошу мысленно: «Выключите уже эту «пушку» (световой аппарат на сцене, — авт.), я ничего не вижу!» или размышляю: «Интересно, меня мама видит?» Мы с Ариной можем даже переговариваться, если танец хорошо отработан и мы не напрягаемся. А вообще, если во время танца скажешь лишнее слово, то потеряешь много энергии. Вообще­-то говорить нельзя.

Через два месяца Вова и Арина отправятся в Екатеринбург, где пройдет международный танцевальный конкурс «Берега надежды». В прошлом году пара заняла там второе место. Исполняли «Маску» — номер­-попурри, состоящий из отрывков фокстрота и джайва, и аргентинское танго.

Небольшой сольный отрывок

— В школе я жил в каком­-то своем мире, — рассказывает Вова. — Долгое время никто не знал, что я занимаюсь бальными танцами. Как­то раз шел мимо актового зала, услышал вальс. Решил заглянуть и увидел, что мальчик и девочка танцуют старый школьный вальс, который и к бальным танцам­-то не относится. Они делали это неуклюже и некрасиво. Меня просто потянуло показать, как надо! Я не стал себя сдерживать.

С тех пор Вова стал постоянным участником танцевальных соревнований между школами. После одной из побед восьмиклассник стал школьной знаменитостью. За руку здоровался с одиннадцатиклассниками! И очень гордился своим новым положением. Когда поступил в колледж, даже не сомневался: надо танцевать. Сам вызвался участвовать в учебном концерте. На репетициях быстро выучил танец и сел отдохнуть. Куратор возмутился: «Чего это ты сидишь? Неужели все выучил? А ну-­ка, покажи!» Вова сделал то, что просили, и ему доверили учить остальную группу несложным движениям.

— Доделать номер не успели, и тогда я предложил: «А давайте я исполню небольшой сольный отрывок в конце!» — рассказывает Вова. — На концерте, когда номер закончился, музыка затихла, в зале повисла тишина. И тут встает один из преподавателей и начинает хлопать. За ним поднялись остальные, и меня просто оглушили аплодисментами!

Всегда мечтал стать актером

Попасть в первоуральскую городскую команду КВН «За конфетку» Вова мечтал два года. Но занятия танцами не оставляли ему времени на репетиции в команде. И все­-таки он, привыкший добиваться своей цели, этой весной прошел кастинг в команду и теперь является ее полноправным участником: репетиции начнутся вот­-вот.

— В команде «За конфетку» очень харизматичные ребята, — рассказывает Вова. — Когда они шутят, я обычно молчу. Некоторые их шутки гораздо глубже, чем те, которые обычно придумываю я.

Вова рассказывает: с 9 класса мечтал стать актером. Хотел, окончив колледж, поступить в театральный институт. Отговорили родители: мол, артист — это не профессия, а хобби, к тому же, актеру приходится выбирать между работой и семьей.

— Когда был помладше, думал, что рожден быть актером, и, как только выйду на сцену, все сразу увидят это и закричат: «Все, мы его берем!» — смеется Вова. — Сейчас стал относиться к себе гораздо критичнее.

Но все-­таки он не распрощался с мечтой: вот получит диплом института и попробует поступить в ЕГТИ (Екатеринбургский театральный институт). Правда, это пока — только планы.

— Сейчас хочу заработать деньги и купить машину, — делится Вова. — Трудно жить и работать в разных городах. Но я не жалею, что так сложилось — в Ревде меня знают и любят. Наверное, даже больше, чем в родном Первоуральске.

— Если один из танцоров в паре не работает, то второй устает в два раза сильнее, чем мог бы. Если работают оба — то танцевать легко. А вообще, все зависит от программы. В латиноамериканской программе партнер — мебель. Все внимание зрителей приковано к танцовщице, и именно она — главная.

Автор: Валентина ПЕРМЯКОВА

Комментарии 0

Внимание! Комментарии на сайте не премодерируются. Правила
Комментируя, вы даете согласие на обработку персональных данных.