97

В Первоуральске чиновники оставили без жилплощади 12-­летнего ребенка

Дом №8 по улице Дзержинского уже вовсю готовится к сносу

Переселение из аварийного жилья обрастает новыми скандалами

Мэр Максим Федоров обещал переселить горожан из жилфонда, признанного аварийным и подлежащего сносу, к 1 октября. В подготовленном администрацией списке значились 10 домов. Сейчас, в середине ноября, жители некоторых бараков по­прежнему ютятся в «деревяшках», которые не сегодня­завтра развалятся. Предложенные чиновниками варианты по переселению в новые дома по улице Береговой многих не устраивают, потому как озвученные суммы за «лишние» квадратные метры люди заплатить не могут. Меньше всех повезло 12­летнему Никите Минисламову — дом, в котором ему принадлежит жилплощадь, уже готовят под снос. Взамен законному представителю ребенка специалисты жилищного отдела предлагают внести нереальную доплату за новую квартиру или переселиться в комнату в «коммуналке» меньшей площади. Не согласны — пеняйте на себя.

Дом разбирают, другую квартиру не дают

— Мой сын является собственником 3/4 доли в однокомнатной квартире площадью 20,9 квадратных метров в доме №8 по улице Дзержинского, где и прописан, — говорит отец Никиты Олег Худяков. — Этот дом попал в программу по переселению граждан из аварийного жилья и подлежит сносу. Новую квартиру мы еще не получили, а дом уже стали разбирать по частям: разбиты окна, выломаны двери, срезаны батареи, обрезано электричество.

Олег рассказывает, что о сроках сноса его никто не уведомил, хотя в жилотделе он оставил свои данные — адрес фактического проживания и контактный телефон. В августе состоялось собрание жителей дома, на котором собственникам жилья рассказали о вариантах переселения.

— Нам предложили однокомнатную квартиру площадью 34 квадратных метра с доплатой более 450 тысяч рублей или комнату в «коммуналке» площадью 19 квадратных метров без доплаты, — сетует Олег Худяков. — Оба варианта нас не устроили, потому что в первом случае нет возможности найти денег, а во втором — мы теряем квадратные метры.

На просьбу найти более подходящий вариант специалисты жилищного отдела отвечают немногословно, мол, ждите, а в последний раз, вспоминает Олег, его и вовсе выставили за дверь в грубой форме. В надежде выбить для своего сына квартиру отец написал жалобу в прокуратуру.

«И смех, и грех»

У каждого жителя барака — история своя. Людмиле Софиной, 36 лет назад получившей квартиру в доме №11 по улице Кирова, за «излишки» по метражу в многоэтажке по Береговой пришлось бы заплатить 345 тысяч рублей, если бы она согласилась переехать из аварийного жилья в новое. Но у пенсионерки таких денег нет — на скромную пенсию и зарплату дворника в пять тысяч Людмила Ивановна и так еле концы с концами сводит.

— Меня уже замучили звонками агентства недвижимости, звонят прямо на сотовый, не пойму, откуда номер знают? — недоумевает Людмила Софина. — Настойчиво предлагают свои услуги по продаже квартиры и покупке нового жилья. Я отказываюсь — а вдруг останусь без угла. Недавно решила все­таки посмотреть квартиру, которую мне подыскали в жилотделе, прихожу, а мне говорят, ее уже забрали. И смех, и грех.

По словам Людмилы Софиной, жителей «деревяшки» по Дзержинского, 8 расселили абы как — кто­то переехал в новостройки, а кто­то довольствуется вторичным жильем. Причем некоторые сменили шило на мыло — взамен проживания в бараке им предложили те же «комфортные» условия, только в другом бараке. А кому и вовсе «подкинули» «коммуналку», где прописаны несколько человек.

По словам помощника главы Татьяны Ткачевой, на следующей неделе одно из аварийных жилых зданий будет снесено. На очередную «показуху» пригласят средства массовой информации — администрация отчитается о ходе реализации программы по переселению граждан. Вероятно, строители сравняют с землей именно тот дом, в котором 12­летний Никита Минисламов лишился жилплощади и до сих пор ничего не получил взамен.

На развалинах этого барака нам удалось встретить рабочего, который рассказал, что неподалеку еще один дом в таком же состоянии. На первом этаже там уже никто не живет, а на втором успели заселиться бомжи.

На Дзержинского, 3, действительно, квартиры первого этажа пустуют, а вот на втором корреспондентам «Городских вестей» дверь открыла молодая пара. Как оказалось, они переехали сюда недавно из аналогичного барака по Кирова, 8.

— Вот там дом аварийный, поэтому нам другую квартиру дали, но мы здесь не прописаны, — говорят жители.

Чиновники признаются в собственном бессилии

Получить какие­либо разъяснения в горадминистрации на этой неделе не представляется возможным. У Татьяны Ткачевой, в обязанности которой входит сотрудничество с журналистами, на любой вопрос один ответ: «Мы готовимся к приезду Путина, за всеми комментариями обращайтесь после его визита».

В начале ноября Максим Федоров в эфире одного из телеканалов признался в бессилии местной власти по решению проблем, связанных с переселением:

— К сожалению, вопрос действительно очень тяжелый и сложный. С одной стороны, правительство приняло решение, что надо жителей переселять из аварийного жилья, и выделило определенные площади для этого переселения, но пошло по пути — вот какую площадь человек занимал, такую ему и даем. В переселяемых помещениях жилая площадь 15­16 квадратных метров — у нас такое жилье сейчас в принципе не строится. Если он хочет больше, ради бога, пусть доплачивает по рыночной цене. Понятно, что в аварийном и ветхом жилье живут люди недостаточно обеспеченные. Мы должны исполнять жилищный кодекс и закон. Да, до 2006 года существовала норма 17 квадратных метров, по которой правительство РФ доплачивало. Но когда в правительстве посмотрели, сколько выдается по этим нормам и как это пройдет, поняли — программу переселения они и за 300 лет не выполнят. Поэтому вот такое решение — мы вам помогаем в тех рамках, которые у вас есть, а все остальное вы сами.

«Не я выдумываю эти законы»

Максим Федоров, мэр:

— Если бы правительство сказало, хорошо, мы денег вам не даем, но вы можете взять ипотечный кредит под 3­4 процента, потому что вы попали в эту программу. Берите. Оформляйте в банке, определенный страховой они сокращают, так как банк участвует в программе, потому что риск неполучения этих ипотечных денег обратно достаточно велик — человек на семью из четырех человек получает 20 тысяч, на сколько он должен растянуть выплату, лет на 15­20, чтобы рассчитаться? Если бы давали какие­то возможности выдавать муниципальные кредиты, и у нас были бы заложены деньги, мы бы вышли на депутатов и сказали — давайте мы под эту программу выделим такую сумму денег.

Сейчас же я призываю жителей аварийных домов, если есть возможность — возьмите нормальную квартиру, оформите ипотеку, если нет — надо ждать вторичного рынка. 15 метров — это комната в коммунальной квартире, больше ничего нет. Мне приходят и говорят, нас четверо, как мы там будет жить? Не я выдумываю эти законы. Я должен их исполнять.

Комментарии 1

Внимание! Комментарии на сайте не премодерируются. Правила
Комментируя, вы даете согласие на обработку персональных данных.