111

Посвятила жизнь неженской работе

Эвелина Ченцова: «Преступники есть и будут, преступления есть и будут. Сейчас больше жестокости, но все зависит от человека. Надо оставаться порядочным, честным. Мало получить хорошее образование, нужна интеллигентность. Очень многое зависит от воспитания».

Свое 80­летие Эвелина Ченцова отметила 1 января этого года. Эвелина Николаевна проработала следователем в городской прокуратуре 30 лет

Призвание

В Первоуральск 29­-летняя Эвелина приехала в 1960-­м году. Устроилась следователем в прокуратуру и в первую очередь получила на руки все «висяки» — набор нераскрытых дел. Кражи, разбои, ну, и убийства. Молодого следователя это не смутило. За плечами уже были шесть лет работы в Кирове, куда, окончив Пермский госуниверситет, девушка попала по распределению (обязательная отработка для выпускников вузов в СССР — ред.).

— Работа следователя не из легких, ненормированный рабочий день, ночные дежурства, дежурства в праздники и выходные, — вспоминает Эвелина Николаевна. — Например, пришел домой, звонят, изнасилование, предположим, или утопленник, все, собираюсь и обратно на работу. Присутствие следователя на месте происшествия обязательно. Это самое главное в его работе: следы, отпечатки, орудия преступления, ну, и трупы.

С «висяками» Ченцова справилась. Девушка еще в Кирове поняла, что находится на своем месте, что это призвание. Одно время Эвелина Николаевна работала заместителем прокурора, но вновь вернулась к работе следователя. Хотя, по ее признанию, радости в таком труде мало, больше ответственности. И льгот, в отличие от милиции, практически никаких — это две разных организации. Так на пенсию Ченцова вышла в 58 лет.

Эвелина Николаевна — молодой специалист прокуратуры Первоуральска. Поступив на работу, она сразу получила на руки набор нераскрытых дел

Девять человек на Первоуральск

Нагрузка в те годы на следователей была нешуточная. До 15 дел в месяц. Из них шесть-­семь поступали в суд.

— Людей не хватало, коллективы следователей были тогда гораздо меньше, — объясняет Эвелина Николаевна. — Мы как­-то посчитали — в прокуратуре набралось девять человек. Вместе с прокурором и замами, которые сами следователями не работали.

И это на город с более чем 100-­тысячным населением. Ченцова работала успешно. Была на хорошем счету не только в городе, но и в области.

— Опыт приобретается с годами, — говорит она. — Следователь должен быть психологом, чтобы найти контакт не просто с людьми, а с преступником. Вызвать обвиняемого на откровенность, не озлобить, и в тоже время доказательства собрать.

Один на один

Львиная доля работы следователя — это исследование улик, сбор доказательств, опрос свидетелей, потерпевших, работа с обвиняемыми.

— Считаю, что следователь — это неженская работа, — говорит юбилярша. — Конвой привел заключенного на допрос и вышел. Ты с ним один на один остаешься в кабинете. А контингент наглый, грубый. Каждый хочет вывернуться. В выражениях не стесняются. Наброситься могут, ударить.

На следователя Ченцову, правда, никто не бросался.

— Следователь должен быть настойчив и внешне себя вести так, чтобы не давать повода для вольностей, — считает она.

Оружие следователям не положено. В 60-­х была инициатива вооружить работников прокуратуры, но Эвелина Николаевна носить оружие отказалась.

Преступность в Первоуральске времен СССР

Долгое время Ченцова работала с подростками. С групповыми кражами, хулиганством. Раньше подростки дрались на улицах чаще. При этом группами. Убийств в советское время было значительно меньше. Вообще, о делах, которые вела, следователь, хоть сейчас она и на пенсии, вспоминать не любит. А зачем? Правда, если проявить настойчивость, то младший советник юстиции (майор — ред.) «делится информацией»:

— В то время, если в Перво­уральске в месяц случалось одно или два убийства — это было чрезвычайным происшествием, а теперь по двенадцать убийств. В основном были грабежи уличные, карманники, групповое хулиганство. Банд до 90-­х годов не было. Была одна, но чисто по формальным признакам. В Слободе церковь они ограбили. Наркотиков не было. На весь Первоуральск был один наркоман. Его знали все: милиция, прокуроры, судьи, аптеки. По пьяному делу было меньше преступлений. В то время народ был честней. За время моей работы никто даже не пытался предложить мне взятку. Взятки пошли с 90­-х. Пять лет назад два молодых следователя пришли, начали работу с взятки по 50 тысяч рублей. Позарились, взяли, загубили карьеру.

Доверяю людям

Разменяв девятый десяток, Эвелина Николаевна сохранила ясный ум. Хотя различные болячки, порой тяжелые, как у всякого начинающего долгожителя, ее не миновали. Тем не менее бодрость духа — еще одно профессиональное качество, только укрепившееся с годами.

За время работы Эвелина Николаевна получила более 20 почетных грамот, в частности от генерального прокурора РСФСР. В апреле 1970 года удостоена правительственной награды «За доблестный труд в ознаменование 100­-летия со дня рождения В. И. Ленина». В 80­-х получла звание «Ветеран труда»

— Я оптимист, — улыбается юбилярша. — Много общаясь с преступниками, я не перестала доверять людям. Чувство справедливости должно присутствовать всегда. Я могу сказать, что необоснованно не привлекла ни одного человека. Бывало, что не хватает доказательств, и человек уходит от ответственности, а так чтобы с бухты-­барахты кого­-то посадили, этого в моей практике не было.

Если в Первоуральске в месяц случалось одно или два убийства — это было чрезвычайное происшествие

Комментарии 0

Внимание! Комментарии на сайте не премодерируются. Правила
Комментируя, вы даете согласие на обработку персональных данных.