217

Жители Первоуральска помогают городским бездомным

1 февраля Рудольфу Серкину должно было исполниться 70 лет. Последнее время он жил на улице. Недавно умер от жестокого обращения к нему людей

Если идти некуда

Человек «второго» сорта, маргинал, бомж — людей без определенного места жительства называют по-разному. Они живут воровством и попрошайничеством. У них нет жилья, часто паспорта и, соответственно, прописки. Нет документов — нет работы. Замкнутый круг, разорвать который способны единицы. Как можно помочь таким людям, — мы выясняли, когда в редакцию обратилась горожанка, не сумевшая пройти мимо босого человека с протянутой рукой.

Трезвому невозможно

— Впервые я увидела Рудольфа Серкина летом, — рассказывает горожанка Надежда Мамина­Балахтарь. — Он шел в носках. Я принесла для него обувь из сада, но когда встретила во второй раз, он был избит и вновь босой.

Как рассказывает сам Рудольф Тимофеевич, на улице он оказался два или три года назад. Перебрав однажды спиртного, он стал жертвой «черного» риелтора, который и оставил его без крова. Сколько сменил с тех пор подвалов, он уже и не помнит. Жильцы обычно гонят таких постояльцев, — приходится искать новое убежище: подъезд, люк или место у теплотрассы.

— В первых числах декабря я встретила его на остановке «Трикотажка», — продолжает рассказ Надежда Мамина­Балахтарь. — Он стоял весь окоченевший. На ногах — галоши, сверху — детская курточка. На следующий день я купила ему обувь суконную, толстые стельки, теплые носки. Продавцу рассказала мимоходом, кому беру, и он тоже решил помочь — принес целую сумку одежды. Мы его одели.

Через несколько дней Рудольф Тимофеевич опять оказался раздет. С тех пор Надежда Алексеевна по мере своих сил и возможностей помогает Рудольфу Тимофеевичу — в подвал дома №64 по улице Ватутина, где последнее время и живет мужчина, она поставила небольшой столик, приносит ему покушать, общается с ним. Даже нашла место, где согласились его отмыть. Правда вот везти его отказываются и в такси, и в милиции, и в «Скорой».

— Пенсию его сейчас тоже вместе получаем, — говорит Надежда Алексеевна. — Сразу 4 тысячи ему не отдаю, а выдаю по частям, чтобы не отбирали. Пьет он, конечно, но отчасти это оправданно. В таких условиях трезвому­то и невозможно. Хоть в тюрьму его — там тепло и кормят.

Главное — желание

В отделении срочного социального обслуживания центра «Осень» есть целая картотека таких людей, как Рудольф Серкин. С 2008 года заведено 103 карточки. Фамилия Серкин в данном списке также фигурирует. Рудольф Тимофеевич обращался за социальной поддержкой 22 декабря 2008 года. Но с тех пор его здесь больше и не видели.

— Если из десяти можно помочь вернуться к нормальной жизни хотя бы одному, то это непременно стоит делать, — уверена завотделением Жанна Кропотова. — Но кроме нашего участия необходимо желание самого человека. То есть Рудольфу Серкину или Надежде Алексеевне надо еще раз обратиться к нам, чтобы мы смогли что­то предпринять.

То есть главное — суметь выйти из подвала. В отделении бомж может получить помощь в виде продуктовых и хозяйственных наборов, предметов первой необходимости и одежды. Кроме того, человеку оказывается юридическая помощь: специалисты восстанавливают документы, добиваются временной регистрации, способствуют присвоению группы инвалидности, назначению пенсии, трудоустройству.

Каждые первый и третий четверг месяца проходят заседания рабочей группы при администрации по первичному приему лиц бомж (без определенного места жительства. — ред.) и лиц, освободившихся из мест лишения свободы. На заседаниях присутствуют специалисты многих ведомств, в том числе милиции, УФМС, центра занятости, соцзащиты.

— Это позволяет более оперативно и продуктивно решать вопросы конкретного человека, — поясняет Жанна Кропотова. — Ближайшее такое заседание состоится 20 января. Начало в 10.00.

Мобильно и экстренно

Положительные результаты такой соцработы, безусловно, есть. Жанна Кропотова листает картотеку и останавливается на фамилии Пономарев. В центр Александра Пономарева привез на своей машине начальник Билимбаевского СТУ Алик Истамгулов несколько месяцев назад.

— Я его давно заметил, — рассказывает Алик Фазылович. — Видно, что человеку помощь нужна.

Оказалось, что бомжует он уже около двух лет. Последнее время жил в Шале, но дом сгорел.

— Изначально мы его поместили в инфекционное отделение на Динасе, а в конце декабря отвезли в отделение временного проживания в городе Ачит, — говорит Жанна Кропотова.

Работа по выявлению бомжей, по ее словам, ведется регулярно. Соцработники вместе с представителями УВД периодически выезжают в город мобильной бригадой. Согласно графику на январь запланировано посещение поселка Билимбай, а также контейнерных площадок по улицам Космонавтов и Гагарина. С собой на выезд обязательно берутся наборы горячего питания — лапша БП и чай с печеньем.

«Пусть живут»

Одиннадцать бомжей за минувший год прошли через отделение временного пребывания (ОВП), которое расположено в поселке Новоуткинск. В отделении 16 мест, и они никогда не пустуют.

— Всего в 2010 году у нас побывали 76 человек, оказавшихся в трудной жизненной ситуации, — говорит заведующая ОВП Людмила Горина. — 47 женщин и 29 мужчин. Заявлений было больше — 117. Но поступают к нам люди, прошедшие медицинское обследование, в порядке очереди.

Человек может проживать в отделении от одного до шести месяцев раз в год. В это время ему оказывается социальная, медицинская, правовая помощь. Если появляются путевки, то человека стараются устроить в дом­интернат или общежитие, а на его место приходит другой бездомный.

— За дверь отсюда выставят только за нарушение, — улыбается Людмила Горина. — Категорически запрещено распитие спиртных напитков. А такое, увы, случается.

А вот Зинаиду Лобастову дорога из подвала привела к семейному счастью. Будучи бомжем, она попала в ОВП, где познакомилась с Виталием Петровым.

— Он из Перескачки, — рассказывает завотделением. — Полюбил Зинаиду. На днях подошел с вопросом, можно ли им пожить в комнате общежития, которая закреплена за центром «Осень». Думаю, что мы им поможем. Пусть живут.

«Кто, кроме нас?»

Людмила Горина, заведующая отделением временного проживания в поселке Новоуткинск:

— Я бомжей принимаю с удовольствием. Много споров идет, но я считаю, что наше отделение все­таки для них. Пусть они не достойны, многие из них всю жизнь пропили, для себя прожили, детей нажили, не зная, где они сейчас, а государство вдруг все для них на блюдечке преподносит. Да, они не смогли справиться с обстоятельствами, но помочь им кроме нас некому.

За несколько дней до Нового года Рудольф Тимофеевич пропал. Пока верстался номер, в редакцию позвонила Надежда Мамина-Балахтарь и сообщила, что он умер от пневмонии. Жители не пустили его в подвал, — мужчина замерз. Похороны Надежда Алексеевна хочет организовать сама на пенсию Рудольфа Тимофеевича, часть которой до сих пор хранится у нее. «Он был очень добрым…» — говорит горожанка.

Комментарии 0

Внимание! Комментарии на сайте не премодерируются. Правила
Комментируя, вы даете согласие на обработку персональных данных.