100

Заседание первоуральского избиркома, на котором решалась дальнейшая судьба выборов мэра, превратилось в фарс

18 февраля первоуральский территориальный избирком вынес свой вердикт в отношении шести кандидатов-­самовыдвиженцев на досрочных выборах главы городского округа Первоуральск: Валерия Мелехина, Веронику Архипову, Светлану Постовалову — зарегистрировать, а Сергею Суслову, Геннадию Гарипову, Владимиру Терехову — в регистрации отказать.

Выборочная графология

Умышленно или ненароком, но депутаты-­отказники и их доверенные лица сели по правую сторону от членов избиркома, а те, кому предстоит вступить в предвыборную гонку — по левую. Образовалась буква «П» с верхней перекладиной в лице членов теризбиркома во главе с его председателем Владиславом Изотовым.

По ходу заседания комиссии выяснилась интересная деталь — «правая» и «левая нога» буквы «П» изначально были поставлены в неравные условия. Подписи, собранные Сусловым-­Гариповым-­Тереховым, пропустили сквозь «двойное сито» — Управление федеральной миграционной службы и графологическую экспертизу. Подписи Мелехина-­Архиповой-­Постоваловой почерковедческому анализу не подвергались.

Первым все необходимые для регистрации документы представил Сергей Суслов, а именно подписные листы с 1362 подписями и финансовые отчеты. В результате проверок, проведенных специалистами паспортно­-визовой службы УФМС, а также графологической экспертизы, установлено, что 317 подписей признаны недействительными или недостоверными. Таким образом, число действительных подписей, представленных данным кандидатом, составило только 1045. А для благополучной регистрации в качестве реального кандидата на выборах, каждый самовыдвиженец должен был представить в избирком как минимум 1239 подписи.

Та же участь постигла и еще двух самовыдвиженцев — Геннадия Гарипова и Владимира Терехова. У Гарипова — недействительными признаны 373 подписи, у Терехова на десять больше — 383.

Редкостное единодушие

Когда председатель теризбиркома Изотов озвучил, что именно это и является основанием для отказа в регистрации троим кандидатам Суслову-­Гарипову-­Терехову, слово в их защиту взял специалист в области избирательного права Давид Недобейко, который как всегда был предельно убедителен:

— Все данные избиркома юридически ничтожны. Все доказательства приняты с нарушением процессуальных норм. При проверке подписей и в УФМС, и во время проведения графологической экспертизы вправе присутствовать кандидаты или их уполномоченные представители. Но это право было нарушено. Кроме того, в УФМС избирком вообще не имел права обращаться, поскольку сотрудники миграционной службы юридически неправомочны давать подобные заключения. Поэтому надо регистрировать кандидата Суслова за вычетом тех очевидных ошибок, что обнаружила сама комиссия. Я не буду повторно выступать по Гарипову и Терехову. Предлагаю зарегистрировать всех троих.

Тем не менее, члены избиркома дружно проголосовали «против». Они вообще в своих мнениях были на редкость единодушны. Всего лишь одна из членов комиссии все время воздерживалась, проявляя, видимо, таким образом легкую форму протеста.

Кандидат Терехов позволил себе небольшое уточнение:

— Экспертное заключение — это что, по­-вашему, догма? Оно всего лишь носит рекомендательный характер!

Но председатель ТИК твердо стоял на своем:

— Все доказательства, вами представленные, носят оценочные суждения.

«Встретимся в суде!»

Не обошлось и без казуса: графологи объявили недействительной подпись супруги кандидата Гарипова. Юрист вышеназванного кандидата обратился к Изотову:

— Это что, по-вашему, жена против мужа? Объясните с логической точки зрения!

В душе Владислава Изотова в этот момент, по всей вероятности, шел сложный психологический процесс, что самым предательским образом отражалось на его лице: из мелово­-бледного он становился пунцово­-красным, потом опять бледным… Присутствовавшие все понимали, а потому жалели председателя.

Наконец Владислав Изотов выдавил из себя:

— По логике, я бы не понял, если б моя жена против меня пошла. Но жизнь показывает, что обстоятельства случаются всякие.

Слово снова взял кандидат Терехов:

— А теперь, уважаемые члены избирательной комиссии и уважаемые кандидаты, как зарегистрированные, так и незарегистрированные, позвольте мне сказать не для протокола, а для души. Самое ужасное и обидное в этой ситуации то, что все присутствующие здесь все понимают. Как может голосовать человек, у которого на столе вместо Избирательного кодекса лежит кроссворд? (одна из членов избиркома оказалась заядлой кроссвордисткой и, судя по тому, что она все время поднимала руку невпопад, смысл происходящего до нее мало доходил — ред.). Ваша комиссия своими действиями попирает Избирательный кодекс! Мне остается добавить, господин Изотов, встретимся в суде. А вас, уважаемые зарегистрированные кандидаты, попрошу взвесить все, что говорили мои предыдущие товарищи, и проявить свою гражданскую позицию. Сегодня «душат» одних, завтра — других.

Проявить гражданскую позицию попытался только кандидат Мелехин:

— Я не буду возражать, если мои подписи отправят на графологическую экспертизу. Я лично собирал все 1362 подписи и за каждую могу поручиться. Я собираю подписи с 1993 года. И впредь своим коллегам советую следовать моему примеру.

Кандидат Архипова не захотела поддержать коллегу Мелехина, в проявлении гражданской позиции, скромно промолчав в ответ. Что касается кандидата Постоваловой, то ее к этому времени уже и след простыл. Если Архиповой и Мелехину вручили кандидатские удостоверения, то у Светланы Постоваловой оно осталось невостребованным.

Найти Постовалову

Гражданка Постовалова — вообще «инкогнито» для многих. Для участников выборной кампании очевидно, что она технический кандидат, призванный на 100 % обеспечить возможность проведения выборов даже в том случае, если из выборной гонки выпадут все кандидаты, кроме представителя «Единой России». Так как по закону выбирать из одного кандидата нельзя, партия власти страхуется таким введением в процесс кандидата-­дублера.

Во время местных выборов скромный мерчендайзер из Екатеринбурга в рекордно короткие сроки — пять дней! — не только сумела собрать необходимое количество подписей, но, самое главное, сделать это с наименьшим процентом брака — всего-­то 47 голосов. По словам наших источников, подписи за эту неизвестную девушку собирали на таких крупных предприятиях, как «Динур» и ПНТЗ. По словам Давида Недобейко, даже директор «Динура» Ефим Гришпун одним из первых подписался за выдвижение Светланы Постоваловой.

Подобной оперативностью и качеством подписей не может похвастаться даже хирург­-травматолог Валерий Мелехин, ветеран избирательного процесса: 58 «ходок во власть». Сравните: у опытного кандидата Мелехина 52 подписи забраковали, у неопытного мерчендайзера — 47. Не правда ли, любопытный факт?

Тем не менее, члены избиркома с Владиславом Изотовым во главе заметно расстроились, не обнаружив этой самой гражданки:

— Ну что ж, найдем непременно и вручим ей кандидатское удостоверение!

Если в целом проанализировать начало нынешней избирательной кампании, то складывается ощущение, что город Первоуральск становится разменной картой в чьей­-то большой политической игре.

КОММЕНТАРИИ

«Я до глубины души оскорблен»

Геннадий Гарипов, экс­-кандидат на пост мэра Первоуральска:

— Часть подписей признана недействительной сначала в УФМС, потом графологами. У меня коллектив собирал подписи, все обижены. Сотрудники «Горэлектросети» собирали подписи безвозмездно — интереса у них зарабатывать не было. Когда об этом разговор зашел, я им говорил, голосуйте, за кого вы сами думаете. Желаете за меня — голосуйте за меня, не желаете — не голосуйте.

Подписи все действительны. Судиться — перспективы нет. Решению избиркома я вынужден подчиниться. Если я буду судиться, это ничего не даст. Будем так говорить, это нереально. Я принял решение. Оказывала ли при этом на меня давление областная власть, — без комментариев.

Я просто расстроен, до глубины души оскорблен. Неужели моя семья подделала подписи?! Даже подпись моей жены признана недействительной. Ну, зачем идти куда-­то судиться?!

«Основания носят абсурдный характер»

Владимир Терехов, экс-­кандидат на пост мэра Первоуральска:

— Я считаю, что решение избирательной комиссии было предсказуемым, оно уже было предрешено в начале кампании — и в отношении Суслова, и в отношении Гарипова, и в отношении меня. Те основания, которые они нам выдвигают о том, что подписи якобы выполнены одним лицом, носят абсурдный характер. Одним из ярких примеров нарушения со стороны избиркома является тот факт, что забраковали подпись жены Гарипова. Забраковав подписи, они нас ставят в положение, при котором мы должны привести людей, поставивших подписи, и доказать, что подписи действительны. Люди не обязаны идти в суд, они не обязаны никому ничего доказывать. Вы представляете, мне нужно привести 339 людей с паспортами? Но это абсурд.

Сейчас мы попытаемся обратиться в суд и параллельно будем вести переговоры о создании какой-­то коалиции с теми кандидатами, которые уже зарегистрированы.

К Суслову, Терехову, Гарипову были применены все требования Избирательного кодекса, а например, на госпожу Архипову эти требования почему­-то не распространялись. Мы будем подавать в суд, чтобы он постановил отменить решение о регистрации кандидатом Архипову. Господин Изотов ознакомил нас с подписями госпожи Архиповой, какие она собрала. При ближайшем ознакомлении в ее подписных лицах я насчитал более 500 нарушений, более 500 недостоверных подписей.

Чтобы обратиться в суд по поводу незаконного решения избиркома об отказе в регистрации моей кандидатуры, у меня есть время до 28 февраля. Обращаться сегодня я не буду, потому что хочу посмотреть, как пройдет суд в отношении Суслова Сергея Юрьевича. Если там появится какая­-то надежда, я готов также отстаивать свои права.

«Я оценил состояние демократии в нашем городе»

Сергей Суслов, экс­кандидат на пост мэра Первоуральска:

— Перед началом избирательного процесса в Первоуральске прошло собрание руководителей предприятий и нескольких депутатов, где все желающие могли высказаться по кандидатурам, которые могут быть выдвинуты. Тогда впервые были озвучены моя кандидатура, а также фамилии Берсенева и Фуртаева. Была договоренность, что необходимо выставить все­-таки двух кандидатов. В результате предложили остановиться на фамилиях Берсенев и Фуртаев, после чего Берсенев сразу же практически снялся. И почему­-то как­-то сразу мнение поменялось: представители городских элит начали продвигать только одного Николая Федоровича. Поэтому, оценив ситуацию, я принял решение выдвинуться самостоятельно. Собрал единомышленников, мы определились со стратегией выдвижения и начали работу.

Вообще на этом этапе мы каких­-то подводных течений не чувствовали. Сбор подписей проходил как в городе, так и в поселках. Мы даже не стали в большой степени привлекать жителей поселков седьмого округа, где я являюсь депутатом, потому что там меня люди хорошо знают, а я хотел посмотреть, как меня поддержат жители Первоуральска.

Когда я принимал решение о выдвижении кандидатом на пост мэра Первоуральска, оценивал и мнение о моей кандидатуре различных уважаемых людей, депутатов, представителей бизнеса. Отношение было вполне доброжелательное. Правда, меня поддерживали до той поры, пока не было принято решение о продвижении только одного кандидата. После этого многие бывшие соратники просто потерялись и забыли мой телефон, кто­-то начал пытаться меня отговорить, напугать возможным давлением со стороны областных структур. Но я считаю, что областное руководство не заинтересовано в каком­-то давлении, оно заинтересовано, чтобы в городе избиратели выбрали все­-таки достойного руководителя. Областным руководителям не интересно, чтобы в городе продолжался развал хозяйства. Первоуральск — четвертый город в области и политическое и экономическое состояние отражается и на имидже руководителя области в том числе. Я посчитал, данное мягкое давление — это игра ряда городских руководителей, которые не хотели бы реальных изменений.

Со стороны областных руководителей, у меня был контакт только с Вячеславом Брозовским, который также неоднократно намекал мне на то, что ему бы не хотелось, чтобы я выдвигал свою кандидатуру, потому что таким образом не будет явного большинства голосов у единого кандидата. Но прямого давления с его стороны не было.

В итоге мы за довольно короткий срок набрали порядка 2000 подписей. Когда нам пришлось сдавать в избирком 1239 подписи, необходимых для регистрации, нам пришлось эти собранные подписи четыре раза пропустить через «сито». Работники штаба оценивали все возможные претензии к подписям: неровный почерк, небольшая неточность в написании цифр, выехал переписчик за рамки строки — вот такие моменты технические мы старались исключить. В итоге 13 февраля в положенный срок мы сдали 1362 подписи, с учетом возможного брака. После завершения формальностей, связанных с оформлением документов, избирательная комиссия собрала рабочую группу, на которой сразу же было принято решение о направлении пакета наших подписных листов на проверку в отделение УФМС Первоуральска. Той же процедуре подверглись подписные листы кандидатов Терехова и Гарипова.

После этого момента избирательная комиссия стала воспринимать свое название буквально и начала «избирательно» подходить к отдельным кандидатам. В итоге подписные листы троих кандидатов были направлены дополнительно на графологическую экспертизу в Екатеринбург в Центр судебной экспертизы, для того, чтобы оценить их на предмет достоверности уже со стороны специалистов по графологии.

Подписи, мы трое — Терехов, Гарипов и я — сдавали первыми, тут действительно Изотов не лукавит. Если не брать во внимание тот факт, что оставшиеся три кандидата могли специально подъехать попозже. Такой ход можно было срежессировать заранее. В течение суток (а точнее одного рабочего дня) Центр судебной экспертизы провел исследование, предоставил акты исследования по более, чем 4000 подписей. 16 февраля на заседании комиссии, на которое были приглашены все кандидаты, мы были уведомлены о том, что комиссия получила два акта. Один — от отдела УФМС, где у всех шести кандидатов было обнаружено не больше 10 % брака в собранных подписях. У нас же были нарекания от графологов.

Комиссия предложила нам привести людей, для того, чтобы они могли задокументировать факт ошибки, но мы понимали, что не просто так нам эти 200 подписей приписали, потому что за оставшиеся полтора дня привести в территориальную комиссию 300 человек из разных районов города практически невозможно. Нас пытались заставить оправдываться перед избирательной комиссией.

Мы не пошли по этому пути принципиально. Поэтому стали готовиться и обосновывать, почему не согласны с теми документами, которые были представлены. 18 февраля мы попытались изложить комиссии наши доводы, но увидели, что практически ни один из членов комиссии нас не слушает, да и не хочет слышать (многие члены комиссии, откровенно скучали и решали кроссворды, как будто результат им был заранее известен). Решение по Терехову, Гарипову и мне было единогласным.

А дальше опять началась избирательность. Не имея никаких оснований для того, чтобы по оставшимся троим кандидатам высказывать разные мнения, комиссия вдруг начала вести себя с неким налетом театральности, показывая, что, якобы, в их среде нет единства, и какие­-то демократические принципы еще присутствуют. На самом деле, мне кажется, что это был спланированный спектакль и все находящиеся в зале это понимали и не скрывали улыбку и даже не демонстрировали какого­-либо сожаления от участия в данном постановочном мероприятии.

Мы (я все-­таки представляю штаб единомышленников, а не только себя лично) считаем, что документы, которые послужили основанием для снятия меня с регистрации, выполнены на скорую руку. И постарались доказать, что все эти акты не могут быть приняты к вниманию. Поэтому, получив 19 февраля на руки решение комиссии, мы подали исковое заявление в суд, для того, чтобы отменить решение избиркома. В иске в Первоуральский суд сказано о том, что ТИК сформировала свое мнение на основании документов, которые не могут являться однозначными и достаточными доказательствами того, что подписи, собранные нами, недостоверны. Мы знаем людей, которые эти подписи собирали, понимаем, что технические ошибки вполне возможны, но все они находятся в рамках положенных 10% брака, не более того.

Надеемся, что доводы наши будут услышаны, и я буду восстановлен. В случае, если Первоуральский суд не прислушается к нам, тогда обязательно будем обжаловать его решение в областном суде. Мы уверены в своей правоте. А для себя я еще раз оценил состояние демократии в нашем городе. Увы, реальной демократии у нас нет. И я считаю, что равнодушными в такой ситуации оставаться нельзя. Нарушения закона нужно пресекать, чтобы впредь никто не пытался его нарушать. Выборы — это экзамен для власти и общества. И нельзя превращать их в низкопробное пошлое представление с заранее спланированным кем­-то результатом.

«Права равенства кандидатов нет в законе»

Владислав Изотов, председатель ТИК:

— То, что комиссия не отправила на экспертизу подписи всех самовыдвиженцев, связано с тем, что мы не уложились в сроки. Документы самовыдвиженцы сдавали в один день, 13 февраля, но в разное время. Первыми на экспертизу были отправлены документы тех, кто первыми их сдал, то есть Суслов, Терехов и Гарипов. А остальных троих кандидатов мы уже не успели по срокам, к 16 числу проверить. С 14 по 16 февраля включительно шла проверка по очередности. Они цепочкой шли, друг за другом — сначала УФМС, потом графология. Успели только троих на графологическую экспертизу, а УФМС всех проверило.

Говорить о том, что нарушено право равенства кандидатов, юридически неверно — такого права нет в законе. Это комиссия вправе проверять или не проверять подписи у специалистов-графологов, а обязанности такой нет.

Претензии Владимира Терехова о неправильном составлении подписных листов тоже необоснованны. Я считаю, что сейчас Терехов может потребовать все, что угодно, лишь бы раздуть тему, касающуюся отказа в регистрации из­-за недобора необходимого количества подписей. Такими попытками он хочет реализовать в Первоуральске березовский вариант, когда в городе выборы вообще не состоялись. Это надо для того, чтобы допущенные ими промахи в этой кампании были просто забыты, и им представилась бы возможность начать все с чистого листа. Могу сказать, что ничего такого у него не получится. Все методические рекомендации, которые избирательная комиссия готовит в строгом соответствии с Избирательным кодексом. Так вот по нему у нас все серьезно, надежно, и все будет в порядке. Все недостоверные подписи будут переданы нами в УВД для проведения соответствующей проверки.

Комментарии 2

Внимание! Комментарии на сайте не премодерируются. Правила
Комментируя, вы даете согласие на обработку персональных данных.