109

Пьяные первоуральцы сделали невыносимой жизнь медперсонала и посетителей ГБ № 1

Людмила Брезгина: «Когда пьяные посетители приходят в себя и начинают буянить, медсестрам приходится спасаться бегством».

Это раньше приемный покой городской больницы № 1 встречал посетителей чистотой и порядком. Сейчас их взору предстают деревянные настилы на полу и лежащие на них в отключке пьяные пациенты.

Сначала не могу понять, почему пахнет не лекарствами, как обычно, а перегаром. Поворачиваю голову налево, смотрю — лежит: грязный, помятый, неопределенного возраста мужчина, не реагирующий совершенно ни на что. Голову закрыл рукой, свернулся калачиком и пока мирно спит. Стучусь в дверь, закрытую на тряпочку, и захожу к дежурной медсестре.

— Что, чудо наше увидели? Ничего, сейчас врач его осмотрит, он проспится и домой пойдет, — просто говорит Людмила Брезгина, дежурная медсестра приемного отделения терапии городской больницы №1.

Лежащий на топчане мужчина не подает признаков жизни. Проходящие мимо пациенты пытаются не обращать на него внимания. Но резкий запах нечистого и пьяного тела постоянно напоминают о том, что они здесь не одни.

— Нам таких «красавцев» привозят постоянно, даже когда вытрезвитель был, все равно сюда доставляли, — рассказывает Людмила Абрамовна. — «Тяжелых» ведь в вытрезвитель не брали — только тех, кто ногами ходит или одет поприличнее. А если он бомж, то они его никогда не возьмут — привезут к нам.

Даже интерьер приемного покоя изменился не в лучшую сторону, как только в Первоуральске в прошлом году закрыли медвытрезвитель. Из трех дверей только на одной есть ручка и та прикручена на один шуруп.

— Это наши «любимцы» развлекались, — объясняет медсестра. — Как только они начинают буянить, мы просто отсюда убегаем. У нас и кушетки летают, а про то, как они нас матерят, даже говорить нечего. На медсестер бросаются: то очки сломают, то толкнут. А сколько раз сотрудницам приходилось на улице зимой от них спасаться… Охраны у нас нет, только кнопка экстренного вызова полиции. Когда уж очень плохо, их вызываем. Но приезжают они только через 20 минут. Представляете, что за 20 минут тут можно натворить?

Выходим в коридор, медсестра демонстрирует, каким образом ставятся настилы, чтобы пьяные могли отлежаться. Странно видеть невысокую пожилую женщину, таскающую на себе тяжеленные доски.

— Вот, так вот кладем и все, спят они тут. Спи, спи, сердешный, — оборачивается Людмила Абрамовна к лежащему на кушетке мужчине. — Только попробуй мне нагадить здесь, паразит!

Приемный покой сегодня навевает ассоциации с подвалом или теплотрассой. Это странно, несколько противно, но сделать с этим ничего нельзя. Пока не будет решен вопрос с медвытрезвителем, работники больницы так и будут спасаться от пьяных бегством и вызывать на помощь полицию.

Дело не стоит на месте

Александр Слабука, замглавы по управлению социальной сферой:

— Здание медвытрезвителя было построено хозспособом и передано в пользование УВД еще в доисторические времена, и использовалось по назначению, пока не было принято решение ликвидировать медвытрезвитель. Именно поэтому УВД было вынуждено здание вернуть городу, а город, почему­то, сразу не приступил к процедуре оформления. Документы сейчас восстановили, но как долго продлиться передача здания в муниципальную собственность — сказать сложно. Дело не стоит на месте — документы оформлены, процедура закрутилась. Но сроки еще не определены — от полугода до года. Ситуация с тем, что нетрезвых людей привозят в приемное отделение, просто абсурдна. Медики у нас и так загружены, да и не могут оказывать должную помощь. Но проблему эту, на данный момент, решить трудно. Скорее всего, нам придется заключать договор с медучреждениями на оказание помощи людям в алкогольном опьянении.

Комментарии 0

Внимание! Комментарии на сайте не премодерируются. Правила
Комментируя, вы даете согласие на обработку персональных данных.