85

В выборах участвует только одна Соколова

На заседание ТИК Марина Соколова привела с собой тех, кто подписывался за ее выдвижение.

Судьба еще двух претенденток на депутатский мандат — Марины Александровны Соколовой из Первоуральска и Марины Ивановны Соколовой из Лесного — решалась в воскресенье, 30 октября. Как и Константин Дрыгин, наша Марина Соколова знала, что решение в отношении нее будет одно — отказать, потому она подготовилась. На заседание ТИК пришло более десятка избирателей, готовых «головой отвечать за свои подписи». Но начали с «чужестранки». Лицо ее так и осталось скрытым — на заседание ТИК она не приехала, хотя, по уверению председателя ТИК Владислава Изотова, обещала.

 

Под Ковпаком

Главное испытание — графологией — Марина Ивановна прошла почти безболезненно. Все у нее оказалось в порядке, а недействительными признано всего 6,81% подписей.

— Предлагается решение зарегистрировать Марину Ивановну Соколову, — проговорил председатель ТИК и добавил. — Есть вопросы?

— Александровну! — в зале сразу же начали путаться в Соколовых, и все убедились, как безотказно работает метод выставления двойника.

— А мне можно задать вопрос? — подняла руку женщина из зала. — Я избиратель, Галина Панина. Почему Марина Ивановна из города Лесного вдруг появилась в Первоуральске? У нее что там, нет дел? Почему именно двойник появился?

— Избирательной кодекс позволяет любому гражданину принимать участие в выборах на любой территории. Законом это не запрещено. Мы не в компетенции судить, на каком основании она сюда пришла и почему она живет не в Первоуральске, — доложил Изотов.

После этого свой вопрос задала Марина Александровна Соколова:

— Членам комиссии было известно — сообщалось по телефону — что те, кто ставил подписи в поддержку Марины Ивановны, ставили их якобы за Ковпака. На листах «в шапке» не было указано, за какого кандидата они подписываются, это было сделано потом. Проводилась ли проверка по данному факту? Еще была информация, что за эти подписи «Кировский» дарил коробку конфет.

На провокационный вопрос Владислав Изотов лишь сказал, что таких сведений у ТИК нет и предложил проверить запись телефонных звонков «горячей линии».

 

Отказать нельзя помиловать

Обсуждение второй части повестки — об отказе в регистрации Марины Александровны Соколовой — было более эмоциональным. В ее подписных листах графологи обнаружили 153 недействительных и 87 недостоверных подписей — 23% от общего количества.

— У меня есть замечания, — подняла руку сразу после доклада Изотова Марина Александровна. — Почему в повестке говорится об отказе в регистрации? Ведь вы не знали, придут ли сюда 150 человек, подписи которых не признали, или не придет никто. Повестка некорректна — надо ставить вопрос о регистрации, а потом принимать решение. Второе — почему на стенде ТИК в зале не указано, что я представила документы. Я могу сделать предположительный вывод, что вы заведомо хотели, независимо от документов, отказать мне в регистрации.

— На основании решения рабочей группы о недостатке достоверных подписей было вынесено решение в повестку. Возвращаться к этому не будем, — пояснил Изотов.

— Но у меня еще никто не отнимал права предоставить доказательства… Почему нет данных о моей регистрации на стенде?

— Они размещены на официальном сайте избирательной комиссии.

— Я спрашиваю про стенд.

— Это так принципиально?

— Для меня — да.

— Хорошо, исправим.

 

Ни у кого — никаких сомнений

Прежде чем предоставить слово людям, которые пришли с большим желанием высказаться, Изотов как-то безнадежно объявил, что опровергать официальное решение графологов они не в праве.

— Но усомниться-то в нем вы можете, — ответила на это Марина Александровна. — Люди пришли, чтобы доказать вам, что данному документу доверять и всецело верить нельзя.

Первой встала Людмила Воронова и сказала простые слова — что подпись и дату ставила своей рукой и доказать это готова хоть перед ТИК, хоть в суде.

— Но мы же обратились не в частную лавочку, мы обратились в министерство юстиции РФ, уральский центр судебной экспертизы, там работают специалисты… — начал объяснять Владислав Изотов.

— Пожалуйста, не продолжайте. Я все понимаю, — остановила его женщина и села на место.

Следом к трибуне вышла мама Марины Александровны Галина Панина:

— До чего же метко ваши графологи стреляют! Вы только не расценивайте так, что я хочу, чтобы Марина пошла на выборы. Я, наоборот, не хочу. Я не хочу, чтобы снова вылилась эта грязь на человека, который не защищен. Но я сама лично ставила подпись! Неужели я для Марины подпишу кем-то? И я еще не трясущейся рукой подписывала! Я сама занималась сбором подписей и за каждую отвечаю головой. Пока я понимаю так — если у тебя нет денег, то не лезь в этот «свинячий ряд».

— А что вы имеете ввиду под «свинячим рядом»? Кандидатов? — встрепенулся председатель комиссии, хотя понимал, что пожилая женщина на эмоциях.

— Но мы же все всё понимаем. Марина Александровна сделает гораздо больше для города и людей, чем приведенный Ковпак, — выступила Валентина Стахова. — На встрече с ветеранами у него спросили — кто его сюда привел. Из зала выкрикнули: «Папа!» Лев Игоревич услышал и говорит: «Почему папа, а не мама. У меня мама в московском правительстве работает!»

— Справка графологов для нас — документ. Кандидат может обратиться в суд для того, чтобы отменить наше решение, но мы не можем подвергнуть сомнению официальный документ, — категорично заявил Владислав Изотов.

И так он отвечал на все последующие выступления собравшихся, пока членам избирательной комиссии это не надоело и они не предложили решение принять. Проголосовали все единогласно за отказ в регистрации Марины Александровны.

— У нас тоже не осталось сомнений… что эта чья-то продуманная игра, — раздалось из зала.

 

Установка дана иная

Марина Соколова, бывший кандидат в депутаты областное Заксобрание

— Сегодняшнее заседание комиссии показало бессмысленность намерения идти в суд. Я понимаю, в каком государстве живу, понимаю, что члены комиссии не свободны в принятии решений, но мне хотелось, чтобы хоть один член ТИК усомнился в документе графологов, проголосовал «против». Понятно, что решение принимается на основании документов из Министерства юстиции, заключения графологов, но ведь можно было сказать, что да, мы сомневаемся, но Вы, уважаемая Марина Александровна, должны поступить в соответствии с законом. То есть — пойти в суд. Но все работают по отработанной схеме.

Мы по-честному бегали по деревням три недели. У нас много подписей с отдаленных мест округа, из Старой Утки, Решет. Эксперты — грамотные люди, не раз ходили в суды, видимо — признали недостоверными подписи именно с поселков, откуда физически тяжело добраться на суд. Обидно, что есть не слабые кандидаты от города, которые готовы были защищать интересы в области, но установка дана иная… Вот это непонятно и обидно.

 

P.S. После заседания 30 октября «Городские вести» попросили у Владислава Изотова посмотреть удостоверение таинственной Марины Ивановны Соколовой. На что он ответил: «Не заморачивайтесь! Идите домой». Поэтому кандидатка из Лесного продолжает оставаться для всех первоуральцев безликой.

Комментарии 5

Внимание! Комментарии на сайте не премодерируются. Правила
Комментируя, вы даете согласие на обработку персональных данных.