234

Художник Андрей Шевченко живет между Москвой и Первоуральском

Андрей Шевченко

Андрей Шевченко все так же путешествует автостопом, ищет интересные места, знакомится с необычными людьми и при этом все свои впечатления и эмоции заносит в путевой блокнот.

Сейчас — больше в Москве

В родном городе первоуральский художник Андрей Шевченко бывает не так уж и часто — примерно раз в полгода. В этот раз приехал надолго — аж на три недели! Успел, по его словам, сделать многое.

Во-­первых, провести выставку «Макондо» — воплотить в жизнь старый проект. Для экспозиции в Выставочном центре объединил работы первоуральских художников под одной темой — одиночество. Андрей Шевченко хотел этой выставкой подвести некий итог на данный момент и собрать друзей, повидаться.

Во­-вторых, Андрей успел поездить по интересным местам, впитать в себя что­то новое. По словам Андрея, он приезжает в Первоуральск, чтобы «обновиться». В этот раз увидел Трех братьев — это скалы за Пильной, съездил на Азов­гору за Полев­ской и на гору Караульную, что находится на Динасе, постоял на скале под названием Чертов палец, которая находится в устье реки Шайтанки. В следующий раз в родном городе Шевченко окажется следующей весной. В Москве он живет вот уже третий год.

— Уехавшим себя туда не считаю. Скорее, я и не уезжаю, и не возвращаюсь. Просто раньше я больше жил в Первоуральске, а теперь — в Москве. Город тяжелый, что сказать. Население — 17 миллионов человек… Это трудно. Но ничего, жить можно. Одно время работал в Музее шоколада, но больше занимаюсь ремонтами. За пару месяцев можно заработать хорошие деньги — в Первоуральске таких сумм не видать.

 Страсти по Иерусалиму

Постоянно Андрей в Москве и не живет: поработает там несколько месяцев и уезжает куда­нибудь в путешествие.

— Последние два года, как в Москву уехал, побывал много где. Например, в Архангельске. Там погода — просто капец! Не сказать, чтобы сильно холодно — всего –15, но при высокой влажности — это такой дубак! Путешествовали автостопом, с другом. В прошлом году побывал еще и в Израиле. О, это отдельная вообще история! Были дешевые билеты, и мы с моей знакомой поехали на Страстную неделю. Самолетом туда, а там — все автостопом, потому что проезд в Израиле — на любом транспорте — очень дорогой.

Эту поездку Андрей считает необычной: утверждает, что как только она началась, с ним стали происходить какие­-то странные случаи. Мистика, да и только!

— На Мертвом море сломали зеркальный фотоаппарат. В Иерусалиме хотели остановиться на ночлег в церкви, но русским, оказывается, давать приют там запрещено. Дорогой город. Переночевать негде — еще в такое время: все гостиницы, все ночлежки заняты. Или очень дорого. Первое чудо — подарили арабы 200 долларов — чтобы переночевать в гостинице. Подвозили нас только русские, дальнобойщики. Все ругают Израиль. Все наши, кто уехал туда жить, пожалели об этом.

Несмотря на эти и другие не очень приятные происшествия, Андрей остался полон впечатлений от этой поездки. Видел схождение благодатного огня: «Это отдельно можно описывать, столько эмоций!»

 Потеря памяти в Пекине

Не менее яркая по воспоминаниям, чем нахождение в Иерусалиме, оказалась другая поездка Андрея — на остров Сахалин. Он даже считает ее самым интересным путешествием за весь прошлый год. Несмотря на то, что началось оно весьма уныло: первоуральский художник три дня просидел в аэропорту: ждал, пока стихнет шторм и паром сможет пришвартоваться. С Сахалина Андрей решил вернуться через Китай. Побывал в Харбине. Это китайский мегаполис — столица провинции Манджурии — с населением 9,5 миллионов человек. В бывшем русском городе повсюду видны следы СССР: набережная Сталина, улица Гоголя…

— Суета, никто не понимает ни русский, ни английский. Бесполезно что­то у кого­то спрашивать, — вспоминает Андрей свое нахождение в Харбине. — Оказалось потом, что нужно обращаться на английском к хорошо одетым мужчинам: они подсказывали дорогу. А вообще, китайцы очень понятливый народ, у них хорошо развита интуиция. Два дня там пробыл. Побывал потом еще и в Пекине. Родился проект под названием «Потеря памяти в Пекине». Почему в Китае забывают о своих корнях, теряют память? Несколько дней в Китае без общения с соотечественниками — и все, ты уже не помнишь, кто ты и зачем здесь. Сам центр Пекина — Гугун — практически всегда пуст, зато вокруг него — постоянная суета, много людей. Атмосфера старого города очень мощная: Пекин накатывает на тебя, он такой огромный… Это особое ощущение. Дальше я поехал в сторону Казахстана, в Урумчи. Как и все китайские города, он выносит мозг, но мне уже его вынес до этого Харбин. Так что было даже как­то легче это перенести. Тяжелый город, там кругом разруха. Люди живут, как на помойке: грязь, вонь… Ужас.

 Первый этап кругосветного путешествия

После Китая прошлым летом Андрей Шевченко ездил на Кавказ. В Южную Осетию, на Памире побывал. По его словам, это «мощное высокогорье».

— После этого Нового года собираюсь в Индонезию. Оттуда буду медленно возвращаться через несколько стран. Примерный маршрут уже набросан: через Понтианак, единственный город, который стоит четко на экваторе, через Малазию, Китай, Монголию, и через Алтай выйду на Россию. В конце весны снова окажусь в Первоуральске. Назову это «Первым этапом кругосветного путешествия». Ведь надо же как­то привлекательно назвать это дело.

Во время своих путешествий Андрей делает небольшие зарисовки — мини­комиксы. Таких у него накопилось уже штук 50, на разные темы. Ни один из них еще не напечатан. Говорит, затратное это дело: зачем бессмысленно разоряться, если все можно найти в Интернете?

В будущем, возможно, Андрей планирует дать им печатную жизнь, а в скором времени микро­комиксы появятся в необычном «самиздатовском» формате: в виде маленьких картонных книжечек, скрепленных скрепками. Первую такую мы уже держали в руках: «Русский страх, или проездом в Чечне в октябре 2009 (по трассе Москва — Баку)».

 

Комментарии 0

Внимание! Комментарии на сайте не премодерируются. Правила
Комментируя, вы даете согласие на обработку персональных данных.