84

Адвокат Конcтантина Дрыгина: «Такова предвыборная реальность»

Иван Кадочников

Иван Кадочников, адвокат Константина Дрыгина, дал комментарий «Городским вестям» о прошедшем заседании Облсуда:

— Заседание длилось долго, но по факту оно было четким и концентрированным. Происходило следующее: первоначально допрашивались сборщики подписей, потом допросили эксперта, затем — избирателей. Избиратели подтвердили свою подпись и дату — что ставили их собственноручно. Эксперт подтвердила, что этих избирателей не существует — их подписи подделаны. Как это будет написано юридически — зависит от судьи. Фактически, сейчас не существует процедуры оспорить бумажку с двумя подписями (заключение графологов), где два человека произвольно написали свой вывод. И сама бумажка не установлена никаким нормативным актом. Это выборы, что ж. Демократии нет.

Судебное разбирательство велось очень грамотно, судья исследовал доводы и наши, и мнения оппонентов. Со стороны ТИК фактически было только то, что эксперты обладают большими знаниями, у них грудь в медалях. Мы сказали, что все-таки эти люди ставили свою подпись. Почему суд принял именно такое решение — отказать — мы узнаем в воскресенье. Получим резолюцию, почитаем, возможно, оспорим.

Я с 1998 года образно говоря «протираю штаны в судах». По избирательным спорам ситуация следующая — есть судебная практика, по которой нотариально заверенные документы (что сделали мы) либо принимаются, либо не принимаются. К примеру, по Леониду Волкову (депутат в областное Заксобрание по Екатеринбургу, который оказался в аналогичной ситуации и выиграл суд 7 ноября — ред.) эти документы были приняты и явились основанием для удовлетворения заявленных требований. Первоуральским городским судом они также принимались. Здесь… пока рано делать выводы, надо дождаться решения. Гадать на кофейной гуще без толку.

Понимаете, есть право, а есть политика. В рамках права — мы узнаем решение судьи. В рамках политики — получается, что нет способа оспорить решение избирательной комиссии. Это очень грустно. Сотрудником прокуратуры было сказано следующее — господа, мол, либо вы допрашиваете в судебном порядке 250 человек (это невозможно, поскольку сегодня мы опросили 16 человек!), либо вы в каком-то другом произвольном порядке удостоверяете, что подписи сделали люди. Но КАК? Нотариус удостоверил, что 249 человек, действительно, давали согласие и добровольно, своей рукой ставили подпись за кандидата Дрыгина… И что? Как доказывать еще? У прокурора своя реальность — прокурорская, у судьи — судейская, а у нас она вот такая — предвыборная.

 

Комментарии 1

Внимание! Комментарии на сайте не премодерируются. Правила
Комментируя, вы даете согласие на обработку персональных данных.