294

Новый закон о такси грозит дефицитом машин и ростом цен

После того, как директор службы такси «Город» Наталья Ряттель выполнила все требования нового закона о такси, она осталась без клиентов.

— Своих машин у меня шесть. В каждую я вложила по 15 тысяч рублей, залезла в кредиты. Частников — распустила. А теперь, когда клиент звонит и узнает, что такси придется 30 минут ждать, он трубку кладет. Зачем мне все это понадобилось, сама уже не понимаю.

В ближайшее время последствия реформы почувствуют на себе и простые первоуральцы. Большинство перевозчиков ушло в тень, а в перспективе может привести к росту стоимости поездки.

Единственная фирма такси в Первоуральске, имеющая свой автопарк из шести машин, после выполнения всех требований нового закона о такси, осталась без клиентов. Распустив всех частников, водители перестали справляться с заказами. Таксист Юрий Бронников уже считает убытки: «Если раньше в новогоднюю ночь я зарабатывал всегда не менее 4 тысяч рублей, то в этом году домой я принес 1,5 тысячи. Сейчас мы просто простаиваем, от заказов клиенты отказываются, потому что ждать 30 минут у нас никто не привык».

Лицензия не поездку

Реформу рынка такси российские власти задумали после теракта в московском аэропорту Домодедово в январе прошлого года. Истории про то, как обнаглевшие таксисты пытались нажиться на человеческом горе, требуя за поездку до города 15 тысяч рублей (в 10 раз больше, чем обычно), возмутили тогда многих. Уже в апреле новый закон приняли.

Закон вернул обязательное лицензирование такси, которое отменили 6 лет назад. Все машины, выходящие в рейс, должны быть с «шашечками», иметь специальное разрешение, для получения которого фирма­перевозчик или сам водитель должен быть зарегистрирован как индивидуальный предприниматель. Все данные о поездке и ее стоимости фиксируются в регистрационном журнале и путевом листе, а пассажиру по окончании поездки таксист обязан выдать квитанцию с указанием стоимости поездки.

Главный госинспектор Уральского управления государственного автодорнадзора в Первоуральске Валерий Муравьев уверен, что нововведения помогут возродить в городах крупные таксомоторные компании и сделать услугу более безопасной и подконтрольной.

— Тем, кто в такси просто подрабатывает, будет сложно выжить в новых условиях, — уверят Валерий Муравьев. — Но горожане при этом получат качественную услугу. Сейчас ведь нас кто возит? Мужик, который отработал 8 часов на заводе, а потом вышел еще таксовать. Такого просто не должно быть.

По словам Муравьева, на сегодняшний день в первоуральских такси работает около 900 человек, и лишь для трети из них эта работа — основной источник заработка.

— Ни одного зарегистрированного таксиста в городе за последние много лет не было, — говорит Валерий Муравьев. — Нетрудно представить, сколько доходов просто теряла городская казна от неуплаты налогов — 13% от заработка в 20­30 тысяч с каждого из почти тысячи первоуральских «таксистов».

Вспомнят и заставят

Однако теперь вместо казны доходы стали недополучать таксисты.

— Почти девять лет я в такси, — рассказывает водитель «Города» Александр Иванов. — С нового года мы попросту теряем клиентов, потому что не успеваем на заказы. Сегодня за 8 часов работы у меня 5­6 заказов, раньше было 15. Зарплата от этого, видимо, не вырастет тоже. Но пока я верю, что нелегалов начнут вытеснять.

Наталья Ряттель, которая привела службу такси «Город» в соответствие с новыми требованиями, возмущена тем, что закон не исполняется. Ведь закон не только утвердил новые правила для перевозчиков, но и ввел жесткую ответственность за их нарушение.

Таксиста, на машине которого нет «шашечек» и оранжевого фонаря, с 1 января должны штрафовать на 3 тысячи рублей. Если водитель не выдаст по окончании поездки чек, его оштрафуют на 1 тысячу. Если же у него нет разрешения на занятие коммерческим извозом, штраф и вовсе составит 5 тысяч.

В ГИБДД говорят, что смогут взимать штрафы только после того, как соответствующим образом изменят Правила дорожного движения. Это может сделать только госдума, и когда — неясно.

— Не думайте, если в первые десять дней после Нового года ничего не произошло, то, значит, все забыли, — обещает Валерий Муравьев. — Вспомнят и заставят. Может, через 10 дней. Может, через 15. Гаишники палочкой будут такси останавливать, с проверкой в организации будем приходить. Будут совместные рейды — я, налоговая, ГИБДД, ОБЭП, прокуратура — берем газету с рекламой такси, и вызываем машины. Что происходит дальше — понятно.

Наталью Ряттель обещания не убеждают. Чуть ли не каждый день она ездит по городу и записывает номера машин «бомбил», которые отправляет в надзорные органы. Если реакции на жалобы не последует, она обещает дойти до областных и государственных ведомств.

— Я готова купить еще десяток машин, но пока не понимаю, для чего? — сокрушается предприниматель. — Чтобы они также стояли под окнами, а кто­то другой ездил и зарабатывал себе в карман, не платя налогов? По­моему, прокуратура и все остальные должны отреагировать на происходящее.

Информация вместо такси

Большинство первоуральских служб такси новый закон практически не затронул. Собственного автопарка у них нет, а ответственности за частников, которые принимают их заказы на перевозки, они не несут.

В одной из крупнейших компаний города «Первоуральское такси» нам рассказали, что они не являются службой такси, а лишь оказывают информационные услуги.

— Изначально у нас было десять своих машин, но это оказалось невыгодно, — рассказал нам сотрудник компании, попросивший не называть его имя. — Сегодня мы имеем дело только с частниками. Пассажир звонит нам и дает поручение найти ему автомобиль.

В «диспетчерских службах» говорят, что прекращать сотрудничество с частниками, у которых нет лицензии, они не намерены. Водители же оформлять бумажки не спешат. В налоговой инспекции нам сказали, что по итогам прошлого года в качестве индивидуальных предпринимателей с правом осуществления деятельности такси зарегистрировались только 49 первоуральцев.

— Я даже разбираться не хочу во всех новшествах, — признается водитель такси «Семерочка» Сергей Шайхулин. — Ерунда, а не закон. У меня есть основная работа, создавать свое индивидуальное предприятие нереально. В такси я работаю не от хорошей жизни. Если бы мне хватало зарплаты, то не пришел бы к этому.

Дома у Сергея малыш и жена­декретница. Чтобы хоть как­то содержать семью, 25­летний юноша вышел таксовать. За руль садится в основном в выходные дни, иногда — после работы. Заработок, говорит, небольшой — хорошо, если в месяц выходит тысяч 7.

Ольга Егорова, которая еще в прошлом году в качестве частника сотрудничала с «Семерочкой», а в 2012 официально стала предпринимателем, объясняет, чего стоит легализация.

— В новых условиях без штанов можно остаться, — улыбается она. — За смену можно и 300 рублей заработать, и 1000. Тысячу заработал и думаешь — надо машину заправить, процент диспетчерам отдать (10­20% в среднем по городу — ред.), налоги – не меньше 25 тысяч в год, медосмотры и прочее… Вот 200­300 рублей и осталось, чтобы в магазин сходить и себя чем­то порадовать.

— Уверен, что всех не переловят, — говорит водитель такси «Авто­пилот» Алексей. — Даже если поймают раз в год, то и штраф заплатить не жалко.

Инфляция и не только

Почти ни один из наших собеседников не может пока представить, чтобы новый закон о такси начал работать в Первоуральске в полном объеме. Если же это произойдет, последствия почувствуют на себе и потребители.

— Стоимость услуг определяет один простой критерий — количество желающих возить должно соответствовать количеству желающих ехать, — говорит диспетчер «Первоуральского такси». — Соответственно, если количество водителей уменьшится, то мы будем вынуждены повышать цену.

Ежегодно такси в Первоуральске дорожает на 10­15 рублей.

— В цену входит много показателей — это и бензин, и амортизация, и зарплата, — уточняет директор службы такси «Семерочка» Василий Токарев. — И, конечно, мы будем просчитывать стоимость услуги в зависимости от того, сколько водителей будет выходить на рейс.

Комментарии 0

Внимание! Комментарии на сайте не премодерируются. Правила
Комментируя, вы даете согласие на обработку персональных данных.