196

Первоуралец во дворянстве

Николай фон Тадер — единственный оставшийся в Первоуральске дворянин и потомок немецкого барона.

По указу его императорского величества Николая II отцу Николая Богдановича было выдано свидетельство, что «Богдан Тадер признан в потомственном дворянстве, с правом на внесение в дворянскую родословную книгу в третью часть оной». Несмотря на репрессии, Богдан Карлович был реабилитирован, а его сын Николай унаследовал дворянский титул.

«Отца плохо помню»

В числе приглашенных в Российскую империю Петром I иностранных специалистов был немецкий барон фон Тадер, который всю жизнь прослужил при дворе.

— Как зовут начинателя рода, барона фон Тадера, никто из нас не знает, — говорит двоюродная сестра Николая Богдановича Маргарита Киричек. — Знаем только, что по образованию барон являлся военным инженером, жил в Военной слободе (ныне — Лефортово). На родину барон так и не вернулся — остался в России, получил российское подданство и титул дворянина.

В России дворянство возникло в XII веке как низшая часть военно-служилого сословия, составлявшая двор князя или крупного боярина. Слово «дворянин» буквально означает «человек с княжеского двора» или «придворный». В отличие от зависимых слуг, занятых в хозяйстве феодала, дворяне назывались «вольными слугами» (служилыми людьми) и находились на полном материальном обеспечении князей, выполняя при них военную, административную, судебную и другие службы. Октябрьская революция уничтожила дворянское землевладение, что фактически ликвидировало и дворянство.

Не избежал печальной участи и отец Николая Тадера — он был расстрелян в 1937 году как «резидент немецкой разведки», а вся его семья сослана в деревню под Кострому, а потом — на Урал.

— Отца я плохо помню, — говорит Николай Богданович, — знаю только, что родился он в Москве в 1887 году в семье статского советника, что воспитание получил хорошее — знал пять языков. Мой дед женился на московской дворянке Наталье Беляевой, дочери художника. Потом царь его послал в Польшу, в город Лодзь.

Там Карл Антонович работал в университете. В Лодзи у статского советника родились три сына — Богдан, Сергей и Антон.

Когда началась Великая Отечественная война, Антона немцы угнали в Германию, там он и умер. Его сын сейчас живет в городе Риза под Дрезденом.

— Когда дед ушел на пенсию, ему в Чернигове дали поместье за хорошую службу, — вспоминает Николай Тадер, — где он и жил с семьей до Революции. После 1917 года дом у семьи отобрали, оставили только маленькую часть, чтобы уж совсем на улицу не выгонять.

Женился через две недели

Когда Богдана Тадера расстреляли в 1937 году, маленькому Коле не было еще и 10 лет. До своей гибели отец Николая Богдановича работал в Костроме в управлении лесным хозяйством.

— Отец был два раза женат, у меня два родных брата — Олег и Игорь, и один — сводный. Мама прожила с отцом всего 10 лет, потом овдовела, — рассказывает дворянин.

После гибели отца семья Тадера еще какое-то время жила под Костромой в поселке. Жили тяжело, как и все семьи репрессированных, много работали, голодали.

Три года Николай отдал службе в Амурской флотилии Тихоокеанского флота, на границе с Китаем:

— В армии я служил два раза — с 1948 по 1951, а потом был снова призван в 1969, когда на границе стало неспокойно. В то время служилось трудно. Когда дома в поселке жил, то научился плотничать — так первый год и работал плотником на базе в казармах, а на второй год стали уже вдоль границы на катерах ходить, ловить китайцев, которые нелегально через границу пытались перейти. Интересных случаев было много, один раз я чуть по ошибке не погиб — шли колонной по берегу, а у моего товарища граната на боку висела и вдруг сорвалась. Чека вылетела, мне ногу осколком сильно поранило. А с нами мичман ходил, так он запретил даже упоминать про это «недоразумение», иначе всем бы несладко пришлось. Из армии вышел старшиной первой статьи.

А затем потомок барона встретил главную женщину своей жизни — Валентину.

— Мы познакомились в поселковом клубе. Увидел ее, а через две недели сделал предложение, — улыбается, вспоминая, Николай Тадер. — В Первоуральске она работала швеей в Доме мод. Вместе мы прожили почти 50 лет. Вырастили сына и двоих дочерей. Но в 2003 году Валентина умерла.

Сам Николай Богданович был реабилитирован только в 1994 году. Всю жизнь проработал в строительном управлении №4, строил дома в Первоуральске, Ревде, Верхних и Нижних Сергах, в Михайловском, в Ачите, в Тавре. Никакого образования, кроме курсов сигнальщиков на флоте, Николай Богданович так и не получил.

Сейчас у Николая Тадера уже восемь внуков и семь правнуков. Он живет в небольшой двухкомнатной квартире в «брежневке» на улице Емлина. Все развлечение — посмотреть телевизор да сбегать в аптеку, когда беспокоит давление.

О том, что он — потомок барона фон Тадера, Николай Богданович узнал от сестры — историка-краеведа, живущей сейчас в Таганроге. Маргарита Киричек давно занимается изучением своего рода.

— Я решила изучить историю нашего рода, потому что она очень интересная, — говорит Маргарита Киричек. — Все наши предки подвергались репрессиям именно потому, что были дворянами немецкого происхождения. А мы — их прямые потомки и не должны забывать своих корней.

Узнавайте сами

Нина Акифьева, кандидат исторических наук, доцент кафедры истории России УрФУ

— В Первоуральске никто не занимается тем, что выясняет, сколько дворян осталось, или сколько их вообще в нашем городе было. Если какому-то жителю нужно, он выясняет это сам, в частном порядке. Нанимает историков, которые ищут его корни, составляют родословную. Специально дворян никто, конечно же, не считает. Если человеку нужно, пусть узнает сам.

Комментарии 0

Внимание! Комментарии на сайте не премодерируются. Правила
Комментируя, вы даете согласие на обработку персональных данных.