178

Братья Барбиновы вновь обрели мать, которую более десяти лет считали умершей

— Ехал к ней с комом у горла, — рассказывает младший из братьев Алексей. — Она, не она — все думал, до конца не верил. На руках у нас свидетельство о ее смерти. Но все-таки жива…

Алексей делает паузу и признается, что шок уже прошел, теперь просто радость.

— Меня она узнала не сразу, — продолжает он. — Подсел на краешек кровати, сказал, кто я. Она заплакала, обняла, посидели молча… Не плачу сам никогда, но тут был близок к этому. «Не колетесь?» — спросила она сразу же. Услышав, что завязали, согласилась ехать домой, в Первоуральск.

8 марта Екатерине Барбиновой исполнится 60 лет. Это будет второй праздник за последние десять с лишним лет, который она проведет в кругу семьи. Первым стал последний Новый год — за мамой в Екатеринбург сын Алексей приехал 25 декабря прошлого года. До сих пор при встрече с сыновьями Екатерина Петровна то и дело вытирает глаза, но, как говорит сама, это уже от радости.

Домой так и не приехала

В родном городе Екатерина Барбинова не была десять лет. Не один десяток лет она проработала на Новотрубном заводе, поднимая на ноги двух пацанов. Но когда одному исполнилось 14 лет, а другому — 18, в семью пришла беда — сыновья попали в наркотическую зависимость. Отказаться от наркотиков юноши не могли, несмотря на слезы мамы. И в один из дней Екатерина Петровна, устав плакать и уговаривать, собрала вещи и уехала в Екатеринбург. Это был конец 90-х годов. Там женщина жила на съемных квартирах, работая штукатуром-маляром.

— Приезжала изредка, в квартире — пусто, Леша и Саша все продавали: мебель, ковры, посуду, постельное. Соседи говорили, что колются, ничего не меняется. И я снова уезжала, — вспоминает Екатерина Петровна.

Ездили к матери и сыновья. В основном вспоминали о ней тогда, когда заканчивались деньги. Но в 2001 году ни на работе, ни у подруги они ее не нашли.

— Я тогда вышел из наркологии и звал маму обратно. Она сказала «да-да», но домой не приехала, — рассказывает Алексей.

Ни через неделю, ни через месяц от нее не поступало известий. Первой тревогу забила родная сестра Екатерины Петровны — Лидия Петровна. Она подала в розыск. Периодически из милиции звонили, приглашали на опознания трупов, но Екатерину так и не нашли. Сначала Барбинову признали без вести пропавшей, а в 2007 году родным выдали свидетельство о смерти.

«Начали жить, а мамы нет…»

К этому времени оба брата смогли изменить свою жизнь, окончательно отказавшись от наркотиков. В 2002 году Алексей попал в реабилитационный центр «Жемчужина», где через пару лет пролечился и Александр.

— Чувство вины было невыносимым, — говорит Алексей Барбинов. — Мы с братом начали жить нормально, а мамы нет… Тогда поняли, как она страдала и мучалась с нами. До последнего не хотелось верить в то, что она умерла.

— Я молился за нее, верил, но руки невольно опускались, — добавляет Александр. — Получив свидетельство о смерти, смирились. Бабушка же до последнего говорила — жива.

Сегодня Алексею 34 года, Александру — 38. Первый возглавляет центр «Жемчужина», помогая другим выбраться из страшного омута наркомании, второй — работает в частной фирме. У обоих наладилась и личная жизнь. Но поиски мамы в 2007 году они прекратили.

Непростые десять лет

Между тем, в ноябре 2010 года в отделение гнойной хирургии одной из больниц Екатеринбурга поступила пожилая женщина по имени Екатерина Мирошниченко. При себе у нее не было ни паспорта, ни полиса. За помощью к медикам обратился пастырь евангелистской церкви Сергей Бас, заметив, что женщина, посещающая благотворительную столовую, хромает. Медперсонал не отказал — удалось не только спасти обмороженную ногу, но и вернуть пациентке улыбку.

В марте 2011 года в палату к ней вошел социальный работник Светлана Корнеева. После каждой доверительной беседы с молодым специалистом белых пятен в истории Екатерины Мирошниченко становилось все меньше.

— Вспоминала она урывками, — рассказывает Светлана Юрьевна. — Говорила про Первоуральск, потом вспомнила, что была замужем и фамилия Мирошниченко — это ее девичья фамилия, по мужу она Барбинова, про сыновей упомянула лишь в декабре. Конкретных данных, адресов вспомнить не могла долго.

Частичные провалы в памяти Екатерины Барбиновой — результат нападения на нее вскоре после исчезновения в 2001 году. Ее избили, отобрав все деньги и документы. Как и чем жила Екатерина Петровна десять лет, воссоздать сложно. Но благодаря неравнодушным людям она смогла вспомнить многое из прошлого.

— Сначала мы восстановили паспорт, хотя и были трудности — из УФМС, в частности, приходили документы, что нет такой, что она признана без вести пропавшей. Когда Екатерина Петровна вспомнила сыновей, работу на Новотрубном заводе, мы отправили запрос в Первоуральск. И вскоре, накануне Нового года, за ней приехал сын.

По словам Светланы Корнеевой, на ее практике это первый случай, когда человека удалось вернуть в семью. Историю она называет необычной, а местами и невероятной.

— Женщина изначально не была похожа на тех, с кем я работала до этого, — улыбается Светлана Юрьевна. — У нее была внутренняя уверенность в себе. Это просто чувствовалось. И сегодня я очень рада за нее.

У Бога свои планы и свое время

— Этот момент, когда Леша позвонил мне и произнес: «Мамка нашлась!», я даже и не знаю с чем сравнить, — рассказывает Александр. — Я был за рулем, но тут же потерял все ориентиры. Припарковался и долго не мог тронуться с места. Встретился с мамой я уже здесь, когда Алексей привез ее домой. Это шок, радость и слезы одновременно. Удивительно, но у Бога на все свои планы и свое время…

Уже больше месяца Екатерина Петровна и сыновья вместе. Документы восстановлены, к середине февраля будет начислена пенсия. По словам сыновей, остается лишь в суде опровергнуть смерть мамы, но это мелочи. Курс лечения женщина завершает сейчас в Первоуральске, в больнице №1, где каждый день ее навещают родные.

— Я не поверила сразу, что наркотиков больше нет, — говорит Екатерина Барбинова и ее глаза наполняются слезами, но то уже слезы радости. — Боялась или не могла верить — не знаю.

— Чудеса в решете! — восклицает медсестра, проходя мимо улыбающихся сына и матери, и шутливо добавляет, — но с головой ты, Екатерина, точно не дружишь!

— Я работала здесь в больнице, в буфете, — объясняет Екатерина Барбинова. — Ругают они меня за то, что потерялась.

После выписки Екатерина Петровна будет жить вместе с младшим сыном Алексеем и его женой Мариной. Оба брата сейчас хотят лишь одного — чтобы мама больше не страдала.

Комментарии 1

Внимание! Комментарии на сайте не премодерируются. Правила
Комментируя, вы даете согласие на обработку персональных данных.