119

Заслуженный артист России Лев Юшков открыл тайны профессии

Лев Юшков

Лев Юшков сыграл в театре «Вариант» почти 70 ролей. Впервые он появился на сцене, будучи еще учеником 9 класса, в роли Ведущего из спектакля «Эй ты, здравствуй!». Но мало кто знает, что свою карьеру Лев Николаевич начинал не на театральной сцене, а на цирковой арене.

 «Мне ничего не запрещали»

— Лев Юшков не только удивительный артист, он еще и фотограф замечательный. Никогда не расстается с фотоаппаратом, будь то премьера, субботник или юбилейный банкет, у Льва Николаевича всегда есть подборка фотографий. Личный архив артиста Юшкова, пожалуй, отражает не только жизнь театра со дня его основания, но и целую эпоху развития нашего города, — рассказывает про артиста заведующая литчастью Оксана Розум.

Лев Николаевич — человек гостеприимный, открытый. Все без исключения обожают ходить в гости к Юшкову. Он усаживает гостя на кухне, поит кофе и рассказывает истории, многие из которых порой кажутся невероятными. Но от этого — не менее увлекательными. И таких историй у Льва Николаевича огромное множество.

Но в театре Лев Юшков оказался не сразу. Мало кому известна его цирковая история.

— Моего отчима направили на Украину, в город Кременчуг, где строили нефтеперерабатывающий комбинат, — вспоминает артист. — Отчим работал начальником монтажного управления. А я в Кременчуге учился с 5 по 8 класс, занимался боксом.

Однажды в город приехал цирк-­шапито — маленького Леву так поразили клоуны, что он в течение трех месяцев не пропустил ни одного представления. Его уже знали, пропускали за кулисы — мальчишка чуть не убежал потом с циркачами. Тогда у него и появилась мечта — цирк. Но отчим настаивал, чтобы Лева сначала окончил школу, а потом уже цирком занимался.

— Меня никто не отговаривал, запретов не ставил, поэтому желание работать в цирке осталось, — говорит Лев Николаевич.

 «Буду только клоуном»

Когда артист вернулся обратно в Первоуральск, то случайно на Старотрубном, где была лодочная станция и полуразрушенная танцевальная площадка, увидел, как молодые ребята готовят цирковые номера.

— Было так необычно, я и не подозревал, что может существовать самодеятельный цирк, — вспоминает Лев Юшков. — Мы познакомились, ребята оказались воспитанниками клуба Старотрубного завода. Я подошел к руководителю — Эдуарду Пудлесу, он назначил мне встречу в ДК «Строитель». А тогда у меня уже были самостоятельные проекты — в школе одноклассников развлекал пантомимой. Я пришел, что­-то показал. Хотел быть только клоуном. Но мне сказали, что клоуны уже набраны. Расстроился, но руководитель все равно предложил позаниматься немного. Остался.

Приходилось работать во всех цирковых жанрах — и акробатом, и жонглером — через два месяца Лев Николаевич, наконец, вышел на сцену как клоун.

— Предложений было, вот честно, уйма! — говорит Юшков. — Первое приглашение было в Ленинградский цирк, это тогда, когда я еще только-­только перешел в 10 класс. Меня уговаривали, потому что у них на пенсию уходил клоун, им позарез нужна была замена. Но Пудлес меня не отпускал — сначала нужно было закончить школу.

Год Лев проработал в городском цирке, когда коллектив пригласили на Всесоюзный фестиваль в Москву, где первоуральцы стали лауреатами. Проходило все в цирке Никулина на Цветном бульваре, фестиваль длился месяц.

— Режиссером программы был Макс Соломонович Местечкин, главный режиссер Союза цирка, — продолжает Лев Николаевич. — Талантливый дядечка. Был тогда уже стареньким, ходил с палочкой. Но, не смотря на это, все его ужасно боялись — крут нравом был Макс Соломонович. После каждой программы разбор был, кто-­то из жюри оставался. И вот Юрий Попов сидел, помню, еще кто­-то, и вдруг все оживились, смех раздался, мы смотрим, из­-за форганга (занавеса, отделяющего зрительный зал от закулисной части — ред.) появляется Никулин. Его позвали в жюри, а он: «Нет, я в отпуске!». Развернулся и ушел.

 Переквалифицировался

Чего нельзя было отнять у Эдуарда Пудлеса, он — хороший организатор.

— Тогда мы были самым большим в стране коллективом из самодеятельных, — говорит Лев Юшков. — У нас занималось более 200 человек, когда в среднем коллективе по области было человек 20.

У Эдуарда Максимилиановича была мечта — сделать в Первоуральске профессиональный коллектив, но времена были другие, никто этого позволить не мог.

— У нас была мечта — построить свой цирк, место нашли — пятачок за дворцом НТЗ, где сейчас стоянка, — вспоминает Лев Николаевич. — Хотели соединить два здания, сделать два входа. Но нам не разрешили — строительство цирка уже началось в Нижнем Тагиле, планировалось в Екатеринбурге. «Зачем области третий цирк? Где вы денег возьмете?», — спрашивали у нас.

Эдуард Пудлес, тем не менее, стоял на своем и даже заявил, что у города коллектив не попросит ни копейки, заработает сам. Тогда первоуральские циркачи, действительно, много гастролировали по стране, выручка была неплохая. Но руководство области свело на нет все надежды первоуральцев на собственную арену — Эдуарду Пудлесу предложили должность главного режиссера Свердловского цирка. С его уходом первоуральский цирк постепенно пришел в упадок. Вот тогда Лев Юшков и оказался в театре «Вариант».

 Как мужик по­женски думал

В театре драмы «Вариант» первая роль Льва Николаевича — Осип из комедии Гоголя «Ревизор».

— Я совершенно не ожидал, что буду играть Осипа, — признается Лев Юшков. — Как ни странно, мне никогда не хотелось воплотиться в образе Хлестакова, интереснее был тот же Яичница. А Осип с помощью главного режиссера стал одной из центральных фигур «вариантовкой» постановки. У слуги Хлестакова есть монолог почти на страницу, который во всех театрах просто вырезают. Сергей Губарь решил его не просто оставить, но и акцентировать на нем внимание.

В театральном институте Льва Юшкова научили — не должно быть никаких второстепенных ролей.

— Мастер говорил, постарайся сам себя влюбить в роль, полюбить своего героя, — раскрывает главный секрет профессии Юшков. — Такая штука произошла у меня в спектакле по Островскому «Без вины виноватые». Я должен был Шмагу играть. Помните, знаменитую его фразу: «Мы — артисты, и наше место — в буфете»? Я даже не сомневался, что буду его играть. Но потом вдруг Губарь вызывает всех артистов и говорит: «Теперь все сели, взялись за стулья, чтобы не упасть, мы перетасуем роли. Особенно ты держись, Юшков, будешь Миловзорова играть». Как? Какой из меня герой­-любовник? Но, в итоге, получилась одна из самых запоминающихся ролей.

Благодаря цирку Лев Николаевич мог делать много всяких «штучек» в театре — Бармалей в исполнении Юшкова в спектакле «Айболит», становился на спинки кресел и шел по ним на сцену через зрительный зал.

— Но я сейчас уже физически не могу сделать такие трюки, — огорченно говорит актер. — Мы как­-то сидели в больнице, я захожу в кабинет, врачи спрашивают: «На что жалуетесь?», а я и говорю: «На руки не могу встать. Я по роли должен плясать на руках, но только встаю, сразу же падаю». «А сколько вам лет?» — спрашивают. — «Скоро 56 будет». Врачи просто с ужасом на меня посмотрели.

Многие известные актеры открывают свои мастер­-классы, но у Льва Николаевича никогда не возникало подобного желания.

— Как я могу кого­-то чему­-то научить, если сам еще учусь. Профессия такая, что каждый день учишься новому. Я не режиссер, не педагог, я — актер.

Сейчас идут репетиции спектакля «Вождь краснокожих», режиссером которого выступил Дмитрий Плохов.

— Я играю папашу, который держит своего сына, пока похитители­-неудачники бегут до канадской границы, — с гордостью говорит Лев Николаевич. — Роль, конечно, небольшая, но мне интересен сам процесс — нравится присутствовать на площадке, смотреть, над чем сейчас работают коллеги.

Уровень мастерства заслуженного артиста России ни малейшего сомнения не вызывает, и все­-таки сам Лев Николаевич считает одним из важнейших этапов в судьбе артиста момент, когда режиссер доверяет актеру-­мужчине сыграть женскую роль.

— У меня было три женских роли, я играл Бабу Ягу, в «Золушке» был злой Феей, в «Буратино» — Тортиллой. Сыграть Фею было сложно, даже некие технические неудобства возникали — все время запинался о подол платья и никак не мог понять — как женщины в нем ходят? А потом обратил внимание на актрису, которая поднималась по лестнице — она, не думая, машинально, просто приподняла юбку и спокойно пошагала. Все просто оказалось. Да и думать в этой роли нужно было по­-женски, а как я — мужик — должен по­-женски думать? Само состояние до того непонятное — я бы сделал так, а женщины все вывернут наизнанку.

Время интервью подходило к концу, а этот удивительный человек все продолжал и продолжал рассказывать истории — одна увлекательнее другой. Смотришь на него, с одной стороны — заслуженный артист, уважаемый солидный мужчина с благородной сединой в волосах; но вдруг засмеется, удивит и рассмешит нас, своих сегодняшних зрителей, и вот уже открывается Лев Юшков с другой стороны. По­-прежнему он все тот же озорной мальчишка, мечтающий стать клоуном и рассмешить весь мир, с твердой верой в то, что смех исцеляет и продлевает жизнь.

 

Комментарии 0

Внимание! Комментарии на сайте не премодерируются. Правила
Комментируя, вы даете согласие на обработку персональных данных.