381

Во дворе первоуральца воркуют четыре сотни голубей. У каждого пернатого — своя кличка и свой характер.

Разводит голубей Сергей Махнев с детства. Живет с пернатыми бок о бок он уже 32 года, но сказать, почему — затрудняется.

— Это ж такое дело… Стоит только начать, и бросить уже невозможно, — улыбается голубятник.

Последние 20 лет он живет в частном доме на Магнитке. В его хозяйстве сотни птиц, ухаживать за которыми помогает вся семья — жена и четыре дочки.

Почтовых голубей Сергей Махнев завел несколько лет назад. Сегодня в его голубятне около 80 птиц этой породы.

Дорогое удовольствие

— Вон моя первая голубятня стоит, — показывает Сергей Васильевич. — Со столбов я ее уже снял, правда. Сейчас там на втором этаже живут лимонные голуби, а на первом — овчарка Никос.

Пес добросовестно гавкает на незваных гостей, но по велению хозяина покорно забирается в свою конуру и продолжает следить за нами уже из­за закрытой дверцы.

На дворе Сергея Васильевича живет несколько пород голубей. Помимо лимонных, есть сизари и белые почтовые. Каждый записан в специальный журнал и окальцован.

— На кольце выбиты год рождения, мои инициалы  и номерок, — поясняет хозяин. — Это нужно для меня, для спаривания птиц, для учета. В этом году первых птенцов я жду к 8 марта — 60­70 голубей уже сидят на яйцах, по два птенца в одном выводке.

Сергей Махнев не скрывает, что его хобби — дело непростое и затратное. Средняя цена одной особи на рынке — тысяча рублей, но можно встретить и за пять, и за двадцать. Уход за такой птицей нужен постоянный — напоить, накормить, убрать в клетке, уют обеспечить. По словам голубятника, домашние голуби настолько ленивы, что даже гнезд вить не умеют. В конце зимы Сергей Васильевич сам им гнезда сооружает.

— В этом году уже 180 гнезд поставил, — улыбается он. — На содержание моего птичьего двора каждый день уходит более 15 килограмм корма, 40 грамм— на птицу. Основа — это пшеница, закупаю ее сразу десять тонн на год. Добавляю также витаминизированный комбикорм, горох, пшено. Ну, и голубиное лакомство, конечно — семечки.

Грязнули, задиры и лентяи

— Всех своих голубей я знаю, как говорится, в лицо и почти каждому даю прозвище, — продолжает голубятник. — Есть Лютый, Люська, Федя, Лысый… У них и характеры разные — грязнули и чистюли, лентяи и трудяги. Есть задиры и драчуны, есть спокойные. Вообще, все, как у человека — найти такого, чтоб и умный, и опрятный, и красивый был, невозможно. Всех объединяет, пожалуй, лишь преданность. Голуби живут парами, пока один из них не погибнет. Хотя бывает, что голубь ходит на сторону… но не голубка!

По словам Сергея Василь­евича, за всю жизнь он вырастил более миллиона голубей. Сначала ухаживать за птицами он помогал своим дядям, потом завел своих.

— Ответственность большая, — говорит он. — В Первоуральске, к сожалению, даже специалиста­ветеринара нет, к которому, в случае чего, можно было бы обратиться. Я сам, как знаю, по осени провожу профилактику, в частности, человеческими антибиотиками. Тьфу­тьфу, все здоровы. Тяжело пришлось в 2002 году, когда кто­то из знакомых зашел в голубятню и на ногах микробы из города принес — от голубиного паралича, так называемой «крутилки», 200 птиц погибло тогда. Убивал со слезами на глазах.

Здоровый же голубь в среднем живет 15­20 лет. У Сергея Васильевича ни кошка, ни четыре собаки не укорачивают этот срок.

— Привыкли уж к крылатым соседям! — говорит хозяин и добавляет, — У нас вон и кони еще живут, дома — рыбки, и все мы хорошо уживаемся. Хлопот много, но и нас тоже много — жена и четыре дочки — справляемся.

«Летите, голуби, летите!»

Голубятников в Первоуральске не много. По словам Сергея Махнева, всего человек пятнадцать. Но люди эти — весьма увлеченные — на совместных встречах разговаривают друг с другом эмоционально, зачастую не замечая наступления темноты, а затем и восхода солнца.

— Голубятники, как рыбаки, — смеется Сергей Васильевич. — Им есть, чем похвастаться друг перед другом, рассказать, например, что «вот у меня­то голуби и породой лучше, и летают красивее». А врут при этом как — ух!

Получить коммерческую выгоду от своих питомцев Сергей Васильевич не стремится, хотя и купил пару лет назад несколько белых голубей — мало ли кто захочет свою свадьбу украсить. Для себя голубятник давно выбрал летную породу. Своих пернатых он тренирует так, чтобы они могли вернуться домой из любой точки, даже удаленной на несколько десятков километров.

— Здесь все — и красота от того, как они летят, и спортивный полет на время. Можно часами наблюдать их высокий полет. Однако и беда есть своя — раньше ястреб все кружил, сейчас — мелкий сокол. Как только голуби поднимутся в небо, он вылетает и двух­трех хватает. Как правило, самых лучших. С этим не поспоришь — закон природы.

— А не жалко? — интересуемся мы.

— Так если не выпускать их, то для чего вообще все это? — уверенно вопросом на вопрос отвечает Сергей Васильевич.

По его словам, все заботы и труды окупаются безмерной радостью. Но нам — не голубятникам — ее не так­то просто понять.

Это интересно

Человек приручил дикого сизого голубя более 5 тысяч лет назад.

В настоящее время в мире насчитывается более 800 пород голубей.

Спортивные голуби развивают скорость свыше ста километров в час.

В среднем, голуби живут 15­20 лет.

Один голубь в день, в среднем, потребляет40 г зерна

В Венеции кормление голубей наказывается штрафом до 600 долларов. Площади моют и очищают от голубиного помета каждую неделю. К тому же голуби изменяют облик мраморных статуй и зданий, доставая своими клювами из мелких трещин пищу. Согласно исследованиям, уход за памятниками, их чистка и восстановление повреждений будут стоить каждому венецианскому налогоплательщику 275 евро в год.

Комментарии 0

Внимание! Комментарии на сайте не премодерируются. Правила
Комментируя, вы даете согласие на обработку персональных данных.