114

Жители продолжают протестовать против стройки магазина на Герцена

Борьбе этой уже почти два года. Год как спор ведется в суде, но вопрос до сих пор не решен окончательно. В очередной раз стороны встретились в суде в конце февраля этого года после отправки областным судом дела на новое рассмотрение  — решение было принято уже  не в пользу жителей. Одновременно с этим им был предъявлен иск о компенсации затрат ответчика — Марины Чертищевой и фирмы «Альтамир» — на услуги адвоката в выигранном первом процессе еще летом прошлого года. Жители уверены, что это запугивание их, но ответчик уверяет — всего лишь призыв к мирному диалогу.

Суд приостановил строительство в сквере до завершения судебных споров. Пока между домами №№7 и 9 стоит забор и ничего не происходит.

 «Халабудина на поляне»

— На суде нас, вроде бы и спрашивали, но такое ощущение, что не слушали, как это было и при рассмотрении нашего иска в прошлом году, кстати, той же судьей Опалевой, — рассказывает о февральском суде Нина Казарина, жительница дома №7 по Герцена. — А решение оглашено было вообще подозрительно быстро — через две минуты после завершения прений. Такое ощущение, что судья приняла его заранее, а само заседание было лишь  для проформы.

Требования жителей — признать договор аренды недействительным и отменить стройку — остались без удовлетворения. 22 марта горожане отвезли апелляционную жалобу в областной суд. По их словам, городской суд не учел рекомендаций вышестоящей инстанции — запросить ряд дополнительных документов по строительству, включая генплан города, — потому жители требуют опровержения.

— Все наши ходатайства и заявления о дополнении исковых требований, как того потребовал областной суд, были отвергнуты, судья не удосужилась сделать выводы, почему, на основании  каких законодательных актов нам отказано в удовлетворении исковых требований,  — говорит Светлана Костальгина, также житель дома №7.

— Сквера-то уже нет, они все вырубили, чашу фонтана увезли куда-то, забор убрали — поставили свой, — вздыхает Нина Казарина. — Но я не понимаю, как можно было утвердить проект без лишних вопросов, когда у нас по краю сквера проходят газовые трубы на высоте2,5 метров? А там по проекту — парковка. А если кто-либо снесет трубу, на которой труба газовая? Самое же лучшее место — поляну — они хотят  занять своей халабудиной…

«Нам жить и работать в пределах Герцена»

В день суда жители узнали еще об одном иске — предприниматель Марина Чертищева требует возмещения затрат на услуги адвоката. Сумма немаленькая — более 200 тысяч рублей. Прокомментировать это мы попросили ее доверенное лицо и брата Вадима Чертищева, который на протяжении года разъяснял СМИ и судьям позицию застройщика. Но на этот раз он сказал, что не имеет к делу о сквере никакого отношения. Комментарий дала юрист Марины Чертищевой (последнюю за два года не видели ни журналисты, ни жители, ни судьи).

— Предприниматель понес большие судебные расходы, — пояснила Марина Шолохова. — На первое судебное заседание, которое Марина Чертищева выиграла, был заключен договор с ведущим юридическим агентством Свердловской области. Только по этому судебному решению, не по второму, был заявлен иск. Если их не устраивает план, пусть они скажут, что не устраивает. Если их не устраивает работа по благоустройству, пусть скажут. Какой-то бы диалог вне суда они начали. К этому диалогу мы призываем с самого начала. В судебном решении мы уверены. На последнем суде все было соблюдено, все исследовано и обосновано, отказы в принятии ходатайств и заявлений судья аргументировала. Нам всем жить и работать в пределах улицы Герцена, поэтому конфликтов не хотелось бы.

Жители отказываться от своих исковых требований не намерены. И хотя пока не знают, как они — пенсионеры — будут выплачивать 200 тысяч, не оставляют надежд «спасти сквер».

— Я думаю, что сделано это с целью нас деморализовать, устрашить, чтобы мы, старики, в областной суд не подавали, — говорит Нина Казарина. — Но мы до конца пойдем.

Комментарии 0

Внимание! Комментарии на сайте не премодерируются. Правила
Комментируя, вы даете согласие на обработку персональных данных.