144

Актер Андрей Мурайкин рассказал, как он ел ежа и копал могилы

Традиционное амплуа ведущего артиста Театра драмы и комедии Андрея Мурайкина — герой­любовник. Но, как выяснилось, секс­символу  первоуральских подмостков приходилось играть и Волка, и священника, и жаждущего покончить с собой Мужика.

Я большой поклонник русского военного искусства. Давно уже всем известно, что самая эффективная борьба — русская профессиональная драка. Это объясняет то, что у японских императоров в охране были только русские воины­наемники. Никакое ушу или тхэквондо тут не сравнится.

Начал правильно дышать

До прихода в театр Андрей активно занимался спортом — волейболом, боксом. А еще — бальными танцами.

— У меня было второе место по области по бальным танцам, — рассказывает «Городским вестям» артист. — Я даже не знаю, зачем пошел в театр. Просто общался с ребятами, мы занимались в одном здании — в ДК «Строитель», я — танцами, ребята — у Сергея Губаря в театральной студии.

Андрей боялся идти в театр, потому что у него был серьезный дефект речи — артист очень сильно заикался. Но ребята­студийцы убедили Андрея  прийти и просто попробовать свои силы.

— Однажды приехала педагог из Екатеринбурга, в процессе общения она поняла, что я заикаюсь, и дала мне комплекс упражнений по дыханию, — вспоминает Андрей Мурайкин, — хотя до этого я ходил к логопедам, но мне ничего не помогало. Только когда начал правильно дышать, речь стала выправляться.

Видимо, и это тоже подвигло остаться в театре. Первый спектакль, в котором сыграл Андрей — «Ромео и Джульетта». Это была роль без текста,  в массовке.

— Мне тогда было 15 лет, — говорит Андрей Викторович. — В исполнении драк, падений, трюков очень пригодилась спортивная подготовка — что в боксе, что в волейболе постоянно приходилось падать, поэтому что­что, а это я умел. Тем более, Лев Николаевич Юшков был — он что­то показывал из цирковых трюков. Конечно, театральная драка отличается от бокса или улицы, но задатки у меня все же были.

Первая большая роль Андрея Мурайкина — Меркуцио все в том же спектакле «Ромео и Джульетта», сыграв которую, Андрей отправился служить на Байконур, в рядах Советской армии.

 

«Не ешь Ежика!»

Одна из самых запоминающихся ролей — Марат в спектакле «Мой бедный Марат». Там, по словам Андрея, партнеры были прекрасные, великолепный актерский ансамбль.

— Нашему театру вообще присуща некая семейная атмосфера, нет такого, как в некоторых других театрах — из­за ролей не грызутся, а наоборот — пытаются помочь, подсказать. Самое важное в театре — чувство партнерства. Если нет его, то не будет ни спектаклей, ни театра. Это до премьеры тебе режиссер может помочь, а во время спектакля — только партнер, больше рассчитывать не на кого.

Один из последних спектаклей — «Бесприданница», где артист сыграл роль Паратова. Андрей Викторович попытался изменить ту трактовку, которую зритель видит в фильме — не хотел, чтобы Паратов был подлецом, как в киноленте. Если начать вспоминать, то все роли для артиста запоминающиеся — и Городничий в «Ревизоре», и Швохнев в «Игроках», и многочисленные герои детских спектаклей.

— Случай был на одном из спектаклей, — смеется Андрей. — Мы были на гастролях, я играл Волка в спектакле «Трям, здравствуйте!». По сценарию я ловил Ежика и грозился его съесть. Конечно, весь зал кричал: «Не ешь, не надо!». И на одном спектакле я вдруг решил обратился к залу: «Ребята, а вот вы сегодня кушали? А вот я уже три дня ничего не ел». Все замолчали, и вдруг мальчик встает, поднимается на сцену и протягивает мне конфету. Честно говоря, не ожидал я такого поворота событий. Пришлось сказать, что конфета пойдет на десерт, но Ежика мне все равно придется съесть. Потом я начал практиковать такое общение с залом постоянно, и на каждом спектакле мне что­нибудь выносили — то пряник, то яблоко.

К бенефису Андрея режиссер театра Дмитрий Плохов поставил спектакль «Ехай». Актеры делали рекламный ролик «в естественных условиях» — съемки проходили на железнодорожных путях в черте города: зимний лес, рельсы. Главные герои спектакля — Машинист и Мужик. По ходу действия им приходится драться — Машинист пытается уговорить Мужика уйти с дороги, чтобы состав смог проехать. Во время съемки «драки» к артистам подбежал совершенно незнакомый мужчина и стал растаскивать их в разные стороны с криками: «А ну, разошлись!» Он поверил, что идет драка и вмешался.

— Я сначала не понял, откуда он вообще взялся, но оказалось, что простой прохожий поверил в происходящее и бросился разнимать, — не без гордости говорит Андрей Викторович.

Но были и трагичные истории. Играя кота Бегемота в «Мастере и Маргарите», Андрею приходилось прыгать с колосников на куб, и с куба скатываться в яму. На репетициях все было прекрасно, а во время спектакля…

— На спектакле прыгнул, пробил куб ногой, вместе с кубом упал в яму и сломал себе ногу. А у меня еще четыре выхода. За кулисами перелом быстро заморозили, я доиграл, и только после этого на «скорой» меня увезли в больницу.

 

Могила — за 27 минут

Андрея Мурайкина совсем не смущает, что многие его считают секс­символом. На самом деле, режиссеры видят в нем не только героя­любовника и предлагают сыграть совершенно разных персонажей.

— В «Игроках» я перевоплощался в Швохнева, который далеко не герой­любовник, — приводит примеры артист. — Дмитрий Плохов доверил мне эту роль. Когда начали ставить спектакль «За рамки любви», Вадим Белоконь сказал, что моя роль должна сломать тот стереотип, который сложился, и обо мне, как секс­символе, и о персонаже. Я думаю, что у нас это получилось. Конечно, были какие­то вещи на преодоление — пришлось в некоторых моментах через себя переступать. В «Сиротливом Западе» — там уж совсем не герой­любовник, там — священник, сомневающийся человек, который не отказывает себе в выпивке и разрешает проблемы при помощи самоубийства.

Но самым сложным, по словам артиста, было то, что в спектакле ему пришлось играть любовную сцену с собственной дочерью — Анастасия Мурайкина играла Герлин Келлегер — молодую девушку, влюбленную в отца Уэлша.

— Как вот играть? Нет, я могу понять любовь отца к дочери, а посмотреть на дочь, как на женщину, было очень сложно, — говорит Андрей. — Слава богу, там не было поцелуев, а то целоваться с дочерью — это как­то уж чересчур. Да и Насте было сложно. Черт его знает, что я сделал для того, чтобы на время перестать смотреть на Настю, как на дочь. Мы с ней долго разговаривали в семейном кругу — я пытался ей объяснить, что можно вместо меня представлять, например, своего молодого человека. Может быть, вот это помогло.

Конечно, были времена, когда в промежутках между репетициями приходилось подрабатывать, чтобы кормить семью — всем известно, что в театр приходят не за большими деньгами.

— Я, например, два года копал могилы, — признается Андрей. — Причем, у меня был рекорд по кладбищу — я мог выкопать яму за 27 минут, но только в первых воротах — там земля мягкая, в третьих — сланец, тяжело.

 

«Привет, оружие!»

Страстным увлечение Андрея Мурайкина является оружие — холодное и огнестрельное, причем, не только современное — Андрей не расстается с боевым пистолетом, на который имеет и лицензию, и разрешение, но и старинное — мечи, шпаги, рапиры.

Со своими друзьями­кузнецами Андрей Викторович выковал кольчугу, которая весит 19,5 килограмма — хоть сейчас в бой. Выковать меч или сделать наруч — для артиста любимое и увлекательное занятие, которому он готов посвятить все свободное время.

— Любовь к оружию есть у каждого мужчины, но не у всех она находит выход, — размышляет артист. — Я большой поклонник русского военного искусства. Давно уже всем известно, что самая эффективная борьба — русская профессиональная драка. Это объясняет то, что у японских императоров в охране были только русские воины­наемники. Никакое ушу или тхэквондо тут не сравнится. Сами представьте — выходит японец, ростом — метр пятьдесят, сабелька —62 сантиметра, и русский дяденька — под два метра, у него меч — два метра восемь сантиметров — махнул — улица, махнул — переулочек. Как тут вообще сравнивать можно?

Причем, разбирается актер не только в холодном, но и в огнестрельном оружии — с легкостью называет отличия между немецкими автоматами МП­38 и МП­40.

В театре, зная об увлечении Андрея Мурайкина, почти в каждом спектакле используют и этот талант артиста — все оружейные макеты, необходимые для сцен в спектаклях, Андрей изготавливает сам.

Личная коллекция оружия Андрея Викторовича насчитывает десятки экспонатов, многие из которых первоуральцы смогут увидеть в качестве экспонатов выставки «Грани таланта», открытие которой состоится 23­го марта в Выставочном центре в 12:00.

Комментарии 0

Внимание! Комментарии на сайте не премодерируются. Правила
Комментируя, вы даете согласие на обработку персональных данных.