257

Убийца Марата Магасумова уже год ждет приговора

Виктор Фишер. Фото с сайта "ВКонтакте"

Весной прошлого года во дворе дома №4 по улице Данилова произошла трагедия. Молодой человек встал на защиту девушки и поплатился за это жизнью. Убийца до сих пор в ожидании приговора находится в СИЗО, а семья погибшего начинает подозревать правосудие в несостоятельности: после череды заседаний приговор до сих пор не вынесен.

 

Роковая тусовка

Компания молодых людей 17 апреля 2011 года коротала время во дворе дома №4 по улице Данилова: общались, слушали музыку, пили пиво. Среди тусовщиков были Виктор Фишер и девушка Катя Кузнецова, с которой Виктор в ту пору сожительствовал. Никто не мог даже и предположить, что обычный вечер обернется трагедией и поставит сразу несколько точек…

— Марат, приезжай, он меня ударил! — всхлипывала в трубку Катя. На другом конце телефона ее рыдания слушал хороший знакомый Кати и Виктора — Марат Магасумов.

Марат приехал не один, а с четырьмя своими друзьями. Приехали быстро — ребята находились в соседнем дворе. В результате драки, Виктор Фишер убил Марата Магасумова.

Сейчас Фишеру предъявлено обвинение по статье 105 ч. 1 УК РФ — «Убийство». Кроме того, в потасовке пострадал Евгений Бакин, друг Марата — получил ножевое ранение, к счастью, не смертельное. Результат: статья 111 УК РФ — «Причинение тяжкого вреда здоровью» (до 8 лет).

Но и это не все. В 2010 году между Виктором Фишером и его бывшей женой Анной, матерью его двухлетней дочери, произошел конфликт. Из показаний Анны:

«…Я чувствовала лезвие, и мне стало очень страшно, — заявила потерпевшая. — Вырваться я не могла. Первый этаж нашего дома без квартир из-за булочной. Я очень испугалась. До этого он меня несколько раз душил до потери сознания. Говорил, что бывший скинхед и однажды зарезал человека в парке. Я думала, что сейчас он меня убьет»

За дочь вступился отец Анны, между ним и Виктором произошла драка, в которой Фишер решил воспользовался ножом. К счастью, обошлось без жертв: семья скрылась за дверями квартиры, которую Виктор, по показаниям, пытался высадить. Чуть позже он угрожал расправой другу Анны: «Это не твое дело, не вмешивайся в мои отношения с Анной — я пытаюсь восстановить семью». Так что третья статья, по которой обвиняется Виктор Фишер, 119 УК РФ — «Угроза убийством» (до 2 лет).

 

Чего хотите — деньги или срок?

«Городским вестям» удалось связаться с Виктором Фишером и послушать его мнение — мнение по другую сторону решетки. Виктор в настоящее время находится в СИЗО, однако вполне доступен — он часто выходит на свою страничку в соцсети «ВКонтакте».

— Я на суде говорил и буду говорить, что частично признаю свою вину. Я не отрицаю своей вины — я убил Марата, но другой вопрос, как это произошло.

В тот вечер у меня был с собой нож. Я всегда носил при себе оружие с тех пор, как меня довольно сильно избили, возили на кладбище, чтобы закопать заживо. Нож придавал мне уверенности: в случае чего, я мог хотя бы напугать. После истории с кладбищем я лечился стационарно в психиатрической больнице, все ребята об этом знали, ведь я не скрывал тогда этого. Любой здравомыслящий человек должен понимать, что не надо провоцировать того, у кого есть психиатрический диагноз. Так и получилось. Я поругался с Катей (сожительница Фишера на тот период времени — прим. ред.). Случайно, подчеркиваю — случайно, ударил ее по носу. Меня трясло от того, что произошло. Катя тут же позвонила Марату. Когда он примчался со своими друзьями и ударил меня по лицу, меня как будто перекрыло. Я начал защищаться. В итоге удар ножом поставил точку, причем точку и для меня, и для Марата: его нет в живых, а моя жизнь — перечеркнута. В себя я пришел гораздо позже всего произошедшего, убежал, когда Марат упал на землю. Мне позвонил кто-то из парней и сказал: «Ты убил человека». И даже после этих слов я не до конца понимал весь ужас ситуации.

Провокатором являлся Марат, но этого мне никак доказать уже не получится, потому что все факты говорят против меня, и все люди дают показания против меня.

Как я должен искупить свою вину? Я от посторонних лиц узнаю, что брат погибшего Марата Магасумова Рамиль уже — не дождавшись приговора — со своими знакомыми обсуждает, куда потратит деньги, которые я выплачу как компенсацию — тот самый заявленный миллион. Я хотел написать Рамилю, чтобы он уже определился, чего он хочет больше — денег или как можно более максимального срока для меня? Если они заявляют такую сумму, то, мне думается, что все-таки денег они хотят больше. Но при всем при этом я не перестаю сожалеть о том, что произошло: в свое время я достаточно хорошо знал Марата. Меня обвинили уже во всех смертных грехах — вплоть до того, что я убил его на почве национальной вражды. Это бред! Никаких претензий к его национальности у меня не было, а то, что случилось — это роковое стечение обстоятельств. И сейчас я могу сказать, что даже рад тому, что посидел за решеткой год. У меня открылись глаза в отношении тех людей, которые называли меня другом, братом, любимым. Я переосмыслил многие вещи и стал лучше разбираться в людях. Когда я только сел, то многие от меня отвернулись сразу — и это те люди, на которых, как я думал, я мог положиться в любых ситуациях. Это урок. Пусть жестокий, но для меня очень полезный. Если мне удастся доказать суду, что у меня не было умысла убивать Марата — а это действительно так, и я освобожусь, то всячески буду ограждать себя от общения с теми людьми, которых я считал друзьями. Вообще, мне бы хотелось уехать из Первоуральска, потому что в этом городе я счастья не нашел и, думаю, не найду. Я до сих пор очень люблю свою жену, я хочу видеть свою дочь — мне довелось побыть с ней всего два месяца с момента ее рождения. Сейчас моя бывшая жена Анна пытается меня оговорить, ее семья настроена враждебно — Бог им судья, время все расставит по своим местам.

 

«Мне ср..ь, какой меня считают»

— Я хочу, чтобы Виктору Фишеру дали пожизненный срок, чтобы он сгнил в тюрьме, — сказал в интервью «Городским вестям» брат убитого Рамиль Магасумов. — Я не вижу раскаяния, на одном из слушаний он вообще заявил о том, что вину не признает. Кто убил моего брата в таком случае? Ни я, ни моя семья не ездили к подсудимому, его семья также не принесла нам никаких извинений и соболезнований. Один миллион 60 тысяч — такой размер компенсаций выставлен в иске. Мы же не настаивали на деньгах — так посоветовал прокурор. Что касается Кати Кузнецовой — я ни в чем не виню ее, мне все равно, но отношение к ней наших друзей, конечно, негативное.

Мы также предложили 20-летней Екатерине Кузнецовой дать комментарии. Публикуем переписку:

«Редакция: 18 мая будет вынесен приговор Виктору Фишеру. Тебя связывают с ним какие-то отношения сейчас? Мы будем освещать заседание суда, хотим знать позицию обеих сторон — с братом убитого Марата мы уже разговаривали, но хотим послушать и другую версию. Ты можешь встретиться с нами и рассказать обо всем или дать телефон Виктора? Ведь сейчас и тебя, в том числе, считают виновной в смерти Марата.

Екатерина: Я в курсе про 18 мая и оповещать меня не нужно, про наши отношения могут знать только самые близкие мне люди, а остальных это касаться не должно. Никаких телефонов я давать не собираюсь, а тем более Витюшин, и встречаться тоже, мне это не нужно!!! Мне ср..ь, какой там меня считают, перед мелкими для меня людишками я распинаться не собираюсь.

Редакция: Не очень умная позиция…

Екатерина: Мне по х… какая позиция!»

 

В очередной раз перенесли

Очередное заседание суда по «делу Фишера» состоялось 18 мая. И снова перенос. Судья Проскуряков вынужден был принять решение о переносе в связи с неявкой адвоката Калякина, который предоставил суду больничный лист.

— Да сколько ж можно уже! — послышалась реплика из зала. Семья Магасумовых явно недоумевает — уж слишком затянулся процесс.

По закону в течение пяти дней адвокат Фишера должен появиться, в противном случае Виктору предоставят адвоката из первоуральской конторы №1. Кстати, схема неявки адвоката сработала уже несколько раз, оттягивая вынесение приговора все дальше и дальше. Хотя сам подсудимый также недоумевает насчет действий своего защитника:

— Я намерен менять адвоката, он меня подводит уже не в первый раз. Хотя мы с ним созванивались, и я говорил ему, что защита в суде мне крайне необходима».

Очередной суд назначен на 8 июня.

Комментарии 0

Внимание! Комментарии на сайте не премодерируются. Правила
Комментируя, вы даете согласие на обработку персональных данных.