152

Первоуралец Александр Клюгин отдал долг Родине за границей

Александр Клюгин

С распадом Советского Союза у нашего государства осталось не так много военных баз за пределами нашего государства. Одна из них находится в Киргизии, недалеко от города Кант. На этой авиационной базе мечтают служить многие офицеры и контрактники со всей России, но везет не всем. Одним из счастливчиков стал Александр Клюгин, простой новобранец из Первоуральска. О том, как служится за границей, он рассказал «Городским вестям».

 Не хотел служить

— Александр, насколько я понимаю, ты не жаждал попасть в армию…

— Да, я учился в Университете путей сообщения, но возникли проблемы с сессией, а отсрочку больше не давали. И тут повестка приходит. Подумал, что хватит уже бегать, решил отслужить, чтобы снять все вопросы.

— А как вообще так получилось, что ты попал в такое необычное место — в Киргизию?

— Наверное, профотбор как-то повлиял. Нас на сборном пункте в Егоршино всех собрали, подошли два офицера, их еще «покупателями» называют, и спросили: «Не желаете послужить за границей?» А почему бы и нет? Согласился. Просто интересно было, приключений хотелось. Со мной еще один парень из Первоуральска служил — Женя Ковин.

— Твои первые впечатления после приземления в Киргизии?

— Очень потрясли горы. Вокруг просто одни горы! Я никогда такого не видел. И снежные шапки на вершинах. Очень сильное ощущение производят. Вообще, база в Канте существует с 2003 года. Ее задача — контролировать антитеррористическую обстановку в Средней Азии. Следить за Афганистаном, Казахстаном, ну, и другими близлежащими странами.

— А база большая?

— Нет, не большая. Там личного состава всего 500 человек. Техники, летчики, ну и срочники. 300 человек — это офицеры и контрактники, и еще 200 нас, солдатиков. Новобранцы занимаются, в основном, обслуживанием летного поля, подготовкой самолетов, их заправкой. Вот, например, прибраться на взлетно-посадочной полосе — это называлось «проческой». Ходили, камешки собирали, чтобы они в двигатель самолета не попали.

Каждый вечер рядового Клюгина заканчивался на спортивной площадке: по нормативу нужно 50 раз отжаться и 15 раз подтянуться.

 Даже президент приезжал

— Помимо российских самолетов, зарубежные же еще приземляются?

— Кантовская база — это перевалочный пункт. Постоянно прилетали дипломатические самолеты, самолеты с руководителями нашего государства. На аэродроме есть что-то типа VIP-зала, где они отдыхают, пока мы обслуживали их самолеты. В неделю один-два самолета. Помимо обычных бортов, на базе есть вертолеты и штурмовики СУ-24.

— А где вы жили?

— Офицеры живут в недавно построенном доме, и таких еще три здания собираются построить. Контрактники в общежитиях, ну, а мы — в обычных казармах жили.

— Дедовщина была?

— Когда я только приехал, там уже были парни, которые отслужили полгода. Они же нас и обучали. Мы что-то типа подмастерьев были. Но дедовщины в классическом понимании этого слова не было. Каждый день офицеры проводили телесный осмотр. Мы, конечно, выясняли отношения, но так, чтобы следов не оставалось (смеется). А бытовуха, она везде есть. Приходилось бороться за свое жизненное пространство.

— А чем ты занимался?

— В штабе тыла помощником был. Нескольких парней спрашивали, искали людей, владеющих компьютером, выбрали почему-то меня. Документооборотом занимался, бумажки печатал. Парни мне завидовали, все-таки у меня привилегированная должность была. Сидел в тенечке в штабе под кондиционером.

 Такой вкусный гороховый суп

— Как проходил твой обычный день?

— Подъем в 6:30, физическая зарядка, потом завтрак, построение, поднимали флаг, гимн играет, все стараются подпевать, а потом я уходил на свое рабочее место. Занимался подготовкой приказов, другие документы делал. Обед в полвторого, и потом обратно на работу до вечернего построения, которое было в шесть вечера. После ужина ходил на спортплощадку заниматься.

— Думаю, многих призывников волнует вопрос, чем в армии кормят? Как в твоей части с этим обстояло?

— Когда мы только приехали, нас очень хорошо кормили. А потом кухню передали местной подрядной организации и качество сильно упало. На завтрак давали рыбу с кашей, яйцо, сыр и обязательно сливочное масло. Из обеда больше всего запомнился гороховый суп, почему-то именно он мне больше всего нравился. Ну, и мясо, конечно. Честно скажу — на еду жаловаться не приходилось.

— Когда домой приехал, чего больше всего хотелось?

— (после паузы) Если честно, я вот уже второй день дома, а даже кофе забыл как варить, совершенно разучился готовить. А так, наверное, картошки жареной и яичницы больше всего хотелось.

 Еще и домой денег привез

— Как праздники справляли: Новый год, 23 февраля?

— Все очень скромно. На обед дополнительно давали вафельку или кусочек шоколадки, а на Новый год мы все накрыли в казарме стол, купили мандарины как положено. Но все строго — без алкоголя.

— А увольнительные были?

— Нет, закрытая зона была. За пределы базы вообще не выходили. Единственное, что отец Евгений (духовник части — ред.) иногда вывозил в столицу Киргизии Бишкек, православным в церковь сходить, мусульманам — в мечеть. Иногда были экскурсии. Один раз даже в театр ходили. А с местными общения практически не было, только с теми, кто в части работал. Бывало, в магазине с кем-то поговоришь. Там же и деньги меняли, курс, конечно, был немного завышен, но выхода особого не было.

— Я слышал, что ты на заработанные в армии деньги себе iPhone купил, а маме в подарок привез золотые сережки. Сейчас все срочники так хорошо зарабатывают?

— Я получал примерно 13 тысяч рублей в месяц, тратить особо-то некуда. Вот и привез с собой на первое время. Сейчас буду восстанавливаться в университете, да и маме надо помочь ремонт доделать.

 

Комментарии 0

Внимание! Комментарии на сайте не премодерируются. Правила
Комментируя, вы даете согласие на обработку персональных данных.