104

Евгений Ройзман рассказал о давлении власти на фонд «Город без наркотиков»

Евгений Ройзман

В понедельник, 5 ноября, в екатеринбургском офисе «Города без наркотиков» на Белинского, 19 было людно — люди шли просто поддержать основателя и руководителя фонда Евгения Ройзмана. Следы прошедших накануне обысков еще были видны — повсюду бардак. Тарелки, книги, документы — все в одной куче. Обыски в помещениях фонда «Город без наркотиков» длились около 14 часов в пятницу, 2 ноября. Следователи объяснили, что связано это с расследованием уголовного дела о незаконном лишении свободы нескольких человек. Параллельно обыски проходили в мужском реабилитационном центре на Фабричной, 15, и по месту жительства вице­-президента фонда Евгения Малёнкина. После их завершения Малёнкина объявили в федеральный розыск — якобы, обнаружены доказательства его причастности к совершению инкриминируемого фонду преступления.

 Каток запущен

Вечером 2 ноября в блоге Ройзмана появилась запись: «Закончился обыск. Не нашли ничего. Изъяли около 20 системников, жесткие диски, базы данных и еще кучу всяких документов. Всем спасибо за поддержку. Море звонков. Ощущение, что весь город с нами. В понедельник все, кому нужны наклейки фонда — заходите. Нам важно. Просто чтоб мы видели, что не одни». И народ пошел. Уже днем начался сбор подписей против давления на организацию, к которому тут же присоединилась вся страна. Первоуральск — в частности.

— Я на самом деле не собирался организовывать какую­то акцию протеста, — говорит «Городским вестям» Евгений Ройзман. — Думал, наклеечки пораздаем, и все. Я не думал, что будет столько людей. Вот такое давление на фонд — это издержки нашей работы, и это было всегда. За всю нашу успешную работу, а у нас более 5000 успешных операций, мы не сталкивались с сопротивлением наркоторговцев. Всегда сопротивлялась только полиция.

Напомним, что фонд сталкивался с давлением правоохранителей и в 2003 году, было оно и летом 2012, когда из реабилитационных центров выпустили некоторых реабилитантов. Ройзман утверждал, что следственные действия и уголовные дела — попытки оказать на него давление. В конце октября он даже сказал в интервью «Газете.ру», что если на него продолжат давить, то он пойдет на выборы губернатора Свердловской области, не исключал возможности и принять участие в выборах мэра Екатеринбурга в 2013 году.

— Технически нынешняя ситуация ничем не отличается от того, что мы уже видели. Но если в 2003 году был избранный губернатор, который встал рядом и поддержал нас, то нынче ситуацию усугубляет то, что губернатор — назначенец. В этот раз просто несколько сил воедино сошлись. Работают очень системно и по подлому. Каток запущен. Но мы справимся — видели и не такое. Никто не говорил, что будет легко. Обычная история: нас бьют — мы крепчаем.

 Малёнкина ищут, наркоторговцы ликуют

Все выходные пресс-­служба ГУВД работала чуть ли не в режиме он­лайн. Судя по количеству новостей на ее сайте и на сайте следственного комитета — не особо разговорчивых органов, в общем­-то — создалось впечатление, что у силовиков больше не осталось дел. Есть один враг — Ройзман, и его надо уничтожить.

Сам Евгений уголовное дело называет надуманным, сфабрикованным.

— Это избитая тема, когда удерживают нескольких наркоманов, они пишут заявления, — говорит он. — Пара человека из сотни! Если обвинять нас в незаконном удержании, то надо и родителей объявлять соучастниками. Если дела будут доведены до суда, то везде организаторами будут выступать именно родители. Человек, поступая к нам, пишет согласие, говорит это на видео, родственники тоже. И важно понимать еще один момент — что как только вход­выход становится свободным — реабилитация заканчивается. Поэтому дверь закрыта. Мы работаем на результат. Мы не собираем бюджетные деньги, чтобы писать длинные, красивые отчеты. Но при этом у нас тысячи человек бросают колодцы. Я не знаю, может, власть это не устраивает. Зато наркоторговцы сейчас ликуют!

В следствии сейчас находится три уголовных дела, связанных с деятельностью фонда — по статье 127 УК (незаконное лишение свободы), статье 109 УК (причинение смерти по неосторожности) и статье 116 УК РФ (нанесение побоев). После последних обысков следователем вынесено постановление о привлечении Евгения Малёнкина в качестве обвиняемого в незаконном лишении человека свободы. «На неоднократные вызовы для проведения следственных действий Евгений М. не являлся, поэтому было вынесено постановление о его розыске», — сообщает следственный комитет области.

Между тем, 29 октября Малён­кин написал в своем блоге, что отправился в паломничество: «В отпуске не был несколько лет. Давно планировал съездить в паломническую поездку по святым местам. Маршрут очень насыщенный. Телефон не беру, чтоб не отвлекаться. Не теряйте. Приеду после 30 ноября».

— Они его собираются закрывать, — прокомментировал Евгений Ройзман. — Они надеются, что смогут сломать его, получить у меня какие­то показания. Но я вот он весь, у меня нет двойного дна. Ситуация непростая. Но думаю, что мы справимся. Всегда все конфликты фонда с милицейским руководством изначально были связаны с успешной работой фонда против наркоторговцев. Всегда! Они нас боятся, потому что мы независимая организация, мы не берем денег у государства, и мы позволяем себе говорить, что думаем, что знаем. А знаем мы много.

 Мы фонд не отдадим

— Когда говорят, что мы мучаем реабилитантов голодом — это прямая ложь. Наручники — вранье. То, что рассказывает Павел Олегович (один из реабилиатантов — ред.) — тоже ложь, — говорит Ройзман. — Это я могу хлопнуть его по плечу и сказать: «Паша, хорош врать!» А эти же не знают, дают возможность врать — он врет. Мы с ним восемь лет возились: подобрали его, сделали все, что возможно. Да, я издевался над ним — стихи заставлял учить, Джека Лондона читать, школу заставил закончить, отжиматься, приседать и подтягиваться заставлял. И у него получалось.

Ситуация, сложившаяся вокруг фонда, по словам его руководства, бьет, прежде всего, по реабилитационным центрам, потому что это сложный механизм.

— После того, как туда заходят. кладут всех на пол, шесть часов держат всех на ногах — центр начинает лихорадить, — рассказывает Евгений. — У нас после первого разгрома там было минус 220 человек. Сейчас мы снова начали набирать. Опять разгром! Снова минус. Но с нами такими конскими способами не справиться.

Удар с другой стороны подготовила фонду и МУГИСО — власти добиваются выселения фонда из его головного офиса в доме 19 по улице Белинского. «Город без наркотиков» располагается там 13 лет. В августе 2011 года правительство области своим распоряжением предоставило здание «Городу без наркотиков» в безвозмездное пользование до 2020 года, освободив фонд от арендной платы. Сейчас все резко поменялось.

— Я знал, что они предпримут попытки отнять у нас помещение, — комментирует руководитель фонда. — Не могу сказать, что мы были готовы. Потому что когда прошлый губернатор передал нам это помещение, мы это расценивали как признание заслуг фонда, как жест уважение. Но фонд на этом не кончится — уверяю вас. Мы его не отдадим. Если потребуется, я готов закрыть музей Невьянской иконы и перевести фонд туда. Также я готов и отказаться от безвозмездной аренды, мы будем платить, нам все будут помогать.

 «Я готов говорить. С кем и о чем?»

Евгений Ройзман об отношениях с губернатором:

— У меня с Куйвашевым изначально были добрые отношения. Ситуация поменялась в раз: в тот момент, когда нас втаптывали, его СМИ начали нас мочить. И одновременно он объявил о создании этого фантома — «Урал без наркотиков». Мы­-то понимаем, что это фантом. Мы здесь этих фантомов насмотрелись. Туда вваливаются государственные деньги, идет мощнейший пиар, а в итоге — очередная пустышка. Это на фоне того, что по нам буквально катком едут. «Урал без наркотиков» — это мыльный пузырь. Был же у нас «21 век без наркотиков» — они собрали со всех предпринимателей денег и сдулись. Родители идут туда, где им точно помогут. Поэтому у нас всегда очереди.

Но я готов разговаривать с губернатором, мне надо только понять, о чем говорить, и с кем, поскольку думаю, что Куйвашев не до конца субъект принятия решений, он их транслирует наверх и обратно.

Телефон 8­953­0000­953 «Страна без наркотиков» работает для всех

Комментарии 4

Внимание! Комментарии на сайте не премодерируются. Правила
Комментируя, вы даете согласие на обработку персональных данных.