305

Первоуральская художественная школа отмечает 35-­летний юбилей (фото)

В 1977 году исполком городского совета депутатов трудящихся решил — художественной школе в Первоуральске быть. Сказано — сделано. Первые 76 человек рисовали на стульях — устанавливали планшеты и творили, ведь мольбертов не было. Сейчас первоуральская школа занимает отдельное здание, обладает хорошим натурным фондом и воспитывает 216 юных художников и скульпторов на основном отделении. Хотя сохраняет традиции 35­-летней давности.

Преподаватель ПХДШ Татьяна Бельц объясняет первокурсникам, как рассчитать пропорции.

 Под оком Давида

Первое, на что обращают внимание посетители художественной школы — гипсовый бюст легендарного Давида.

— Оригинал, конечно, находится во Флоренции, — шутит Вера Тумакова, заместитель директора художественной школы. — А нашего Давида мы сберегли, он буквально с основания школы.

Раньше «художка» находилась в здании школы №1— там для творчества было выделено всего два кабинета.

— Сейчас у нас единое здание, где девять кабинетов, — продолжает Вера Викторовна. — Но больших залов с мольбертами всего четыре. Все равно тесно. В школе уже конкурс два человека на место. Родители наших учеников сделали нам подарок к юбилею — подготовили эскиз проекта пристроя к зданию художественной школы. Очень хороший.

Вера Викторовна показывает проект: предусмотрена даже прозрачная крыша для занятий на пленэре (рисование на открытом воздухе — от ред.) во время дождя.

— Мы уже получили одобрение в мэрии, — радуется Тумакова. — Нас включили в программу финансирования на 2016 год, и мы к 2015 году должны подготовить проект.

 Дизайнеры, архитекторы и мультипликатор

Переходим в кабинет преподавателя Ольги Маглиевой, где третьекурсники — ребята 13-­14 лет — трудятся над созданием композиции. Перед ними — Снегурочка, старинные часы. Для вдохновения. Но отступать от заданной композиции юным художникам можно и даже нужно — главное, придумать свою работу на зимнюю тему. Тихо, спокойно, никто не шушукается и не отвлекается — ребята увлеченно работают. Оказывается, так они себя ведут всегда, не только во время визита корреспондентов.

Настя Стулина, в отличие от других ребят, рисует на ватмане синего цвета.

— Просто люблю синий цвет, — лаконично объясняет свой выбор девочка. — В будущем мечтаю стать архитектором. По крайней мере, пока. По физике и математике у меня четверки и пятерки, так что, думаю, получится.

Кстати, большинство ребят группы думают связать свою жизнь с архитектурой, остальные хотят стать дизайнерами, а лишь одна девочка заявила, что хочет стать мультипликатором.

Скромно сидит и не обращает на нас внимания 14-­летний Иван Скипин. Он — лауреат конкурса, который проходил в Японии. Его работа заняла первое место.

— У Вани была очень интересная работа, выполненная всего в двух цветах, — рассказывает Ольга Маглиева. — Центральная часть — город, нижняя — земля, верхняя — небо. Использовали и фрагменты газет — как коллаж. Получилось необычно и красиво.

— Я увлекаюсь граффити, — рассказывает сам Иван. — Рисуем в районе Береговой, в основном, на стенах гаражей. Просто нет подходящих площадок в городе, и оттуда не прогоняют.

Ольга Маглиева отметила, что под творчество граффитистов отведена целая задняя стена здания художественной школы.

— Прошлый выпуск потрудился, — говорит Ольга Владимировна. — Кто-­то исписал стену всякой ерундой, а ребята решили все это закрасить. Теперь хоть похоже, что это художественная школа, а не забор.

— А я рисую Снегурочку, которая лепит снеговика, — говорит Глеб Суркис. — Композиция же на зимнюю тему, можно добавить что-­то свое. Подумал, что Снеговик — это очень зимний образ. А вообще я очень люблю рисовать людей. Давно их рисую, а вот в художественной школе всего второй год.

Ольга Маглиева отмечает, что все дети — очень творческие. Некоторые даже умудряются совмещать занятия в художественной школе и музыкальной. Не забывая про общеобразовательную.

— Мы стараемся научить детей видеть красоту даже в повседневности. Увидеть цвет, увидеть тон — принципы академической школы, — считает Ольга Владимировна, — любой художник начинается с академизма.

Занятия длятся порядка двух часов, но подчас учеников не выгонишь на перемену.

— Этот курс достаточно сильный, с хорошей подготовкой, — продолжает преподаватель. — Вообще очень увлеченно работают, даже и не выгонишь на перемену. Мальчики более к графике тяготеют — фломастеры, тушь, карандаш, гелевая ручка. Каждый месяц мы проводим выставки, выставочный зал, правда, небольшой, не то, что в Ревде — там огромный, с панорамными окнами.

 

Приучаем работать

Сейчас ребята участвуют во всевозможных выставках. Не только в городских — регулярно отправляют работы на международные. Уже успели принять участие в 13 таких выставках. Белоруссия, Украина, Греция, Чехия, Япония, Польша. Совсем недавно узнали о выставке в Китае, собираются принять участие и в ней.

Не говоря уже о городах России, где проходят международные выставки: Великие Луки, Новосибирск, Санкт­-Петербург, Самара. Сейчас активно готовятся к конкурсу «Волшебные краски зимы» в резиденции губернатора.

— Для ребят важна не только победа. Осознание того, что твою работу выделили и отправили на конкурс уже дает стимул, — говорит Ольга Маглиева. Ее поддерживает и Вера Тумакова.

— Выставка — основная деятельность художника­-профессионала, — говорит Вера Викторовна. — Преподаватели регулярно участвуют. Это ведь получение опыта, повышение профессионального мастерства. К этому мы приучаем и наших детей — работать, прежде всего, для зрителя. Если он будет свои работы складывать и никому не показывать, то никогда не состоится как художник. Да и дети, когда получают награды, то формируют адекватное мнение о себе как о человеке творческом. Собирают портфолио, это тоже важно. На собеседовании это лишний балл или полбалла. Из 1300 детей, окончивших нашу школу, многие учатся на бюджетных местах.

Безымянный ангел

Рисунок, живопись, композиция, скульптура — всему этому учат ребят в художественной школе. Переходим в класс, где юные скульпторы оттачивают свое мастерство под руководством Алексея Золотова.

— Скульптурой я занимаюсь лет 20. Получалось с лепкой больше, чем в бухгалтерии, потому и стал скульптором, — шутит скульптор. — Работа с детьми не дает засохнуть. Когда с ними общаешься, они задают вопросы, на которые надо отвечать. Главное — образное мышление, если оно есть, то все получится. Если человек ярко представляет, то научить несложно. Талант в том, что художник умеет мыслить и эту мысль доносить.

В том, что с этими ребятами не засохнешь, мы убедились сами.

— Это будет ангел. Вообще-­то мы все лепим ангела, — говорит Валерия Лапшина. — Нет, ангела никак не зовут, это просто ангел. Вообще-­то глина не зеленая, а серая. Если привыкнуть — не трудно. Скульптурой мне заниматься нравится — руки можно и отмыть, глина отмывается легко.

В классе скульптуры царит очень непринужденная атмосфера, ребята общаются и совершенно не стесняются.

— У нас у всех лучше всех пирожки получались в песочнице, — заявляет Маша Голенищева. — Хотя мои разваливались, вот и я пришла поучиться скульптуре. Какие пирожки сейчас — не знаю, дети к песочнице не подпускают.

— Глину трогать приятно. Глина холодная, но если нагреть — теплая, — делится Диана Черных. — В принципе, я согласна с тем, что глина — как живой организм, из нее можно сделать все, что только хочешь. А вообще, лепить легче, чем рисовать. Когда я была маленькая, то любила рисовать и на обоях, и пластилин, конечно, тоже.

Все ребята выполняют одно и то же задание — лепят фигуру ангела. Главное — не прогадать с пропорциями. Но самое трудное впереди — сделать крылья так, чтобы просматривалась структура перышек.

— Я не знаю, как я его назову, наверное, останется безымянным ангелом, — задумчиво говорит Полина Змеева. — Да, будет безымянный ангел.

 

Комментарии 0

Внимание! Комментарии на сайте не премодерируются. Правила
Комментируя, вы даете согласие на обработку персональных данных.