536

Конно­-спортивный клуб «Золотая грива» обживается на новом месте

В конце прошлого года конному клубу, который работает уже около восьми лет, пришлось переехать на новое место — из Новоалексеевки на Хрустальную. Из города до конюшни добираюсь с Ириной Нигаматяновой и ее девятилетней дочкой Юлей. Юля уже второй год ходит на занятия в «Золотую гриву», осваивая мастерство верховой езды. С собой у девочки пакет сушек — лакомство для лошадок. Угощению они рады всегда и с любопытством высовывают ноздри, слыша скрип открывающихся дверей.

 

Насте Мозгановой 11 лет. Она часто приходила на конюшню наблюдать за занятиями старших ребят, поскольку живет в Новоалексеевке. В пять лет ее впервые прокатили верхом, с этого и началось. Сегодня в копилке Насти уже второе место по конкуру. Тренируется девочка на арабском скакуне Баксе. Жеребцу также 11 лет, а из заслуг — более десятка призовых мест.

Насте Мозгановой 11 лет. Она часто приходила на конюшню наблюдать за занятиями старших ребят, поскольку живет в Новоалексеевке. В пять лет ее впервые прокатили верхом, с этого и началось. Сегодня в копилке Насти уже второе место по конкуру. Тренируется девочка на арабском скакуне Баксе. Жеребцу также 11 лет, а из заслуг — более десятка призовых мест.

Хотели всё продавать

— Ну что, сегодня пробуем прыгать? — бодро интересуется у Юли тренер и директор клуба Манвел Карапетян, после чего девочка скрывается в раздевалке.

— А ты будешь заниматься? — обращается тренер к одиннадцатилетней Насте Мозгановой, размеренно совершающей обход конюшни.

— Нет, я сегодня хотела отдохнуть, — тут же слышится ответ.

— От чего отдохнуть? У тебя в этом году соревнования. Давай­ка, чисти Бакса и будешь заниматься. Маме с папой скажешь — подарок на Новый год.

Пока девочек нет, Манвел устраивает небольшую экскурсию для меня.

— В Новоалексеевке нам подняли арендную плату, дав месяц на то, чтобы освободить помещения, — рассказывает он. — Изначально вообще хотели продавать все, но собрались с мыслями и силами — родители занимающихся детей помогали переезжать, колотить стойла, тянуть электричество. Здесь были голые стены, из которых торчали ржавые трубы, всякие штыри. А пола не было вообще.

Клуб занял ангар, в котором когда­то давно был свинарник, потом Первоуральский

совхоз использовал это помещение для ремонта тракторов, а последние годы ангар и вовсе пустовал. Любители конного спорта арендовали его у обанкротившегося ЦУГРЭ, договорившись, если помещение будет продаваться, то его сначала предложат выкупить клубу.

— Чтоб сделанное не пропало даром, — говорит Манвел. — Сейчас нам пришлось влезть в долги, поскольку переезжали в авральном режиме, но к лету окрепнем, пойдем дальше — проблем много здесь, мы даже пока обогреваемся за счет электричества, что влетает в копеечку. Не успели ничего лучше сообразить.

 

КОНКУР — конные соревнования по преодолению препятствий, которых, в соответствии с классом трудности, устанавливается от 8 до 16 видов. Это наиболее зрелищный вид конного спорта. Всадник должен обладать смелостью и решительностью, высоким искусством управления лошадью, хорошей общефизической подготовкой. От лошади требуются большая сила отталкивания, высокая координация движений, умение сохранять равновесие при полете над препятствием и при приземлении.

 «Золотая» грива подросла

В клубе живет девять лошадей. Самый младший обитатель — жеребенок Чико. Ему всего пять месяцев, и он представляет в клубе уже третье поколение.

— «Золотой» гривой мы обязаны нашему мальчику Жульберу, — треплет за светлую длинную гриву красавца­жеребца Манвел. — Это любимец многих. Его папа — чистокровный араб, а мама — русская русачка. Еще мы его называем Блондинчиком — за гриву, и Жуликом — за хитрость и сообразительность.

В соревнованиях по конкуру Жульбер пока еще не участвовал. Но дебют предстоит уже этим летом. Дело в том, что до четырех лет на животное лучше не садиться, чтобы у него окрепла спина. Манвел же всем дает повзрослеть до пяти лет, и только потом начинает занятия.

— С Жуликом мы работаем уже год, успехи есть, хотя он и побаивается всего нового пока еще, — улыбается тренер. — В апреле ему исполнится шесть лет. Попробуем выехать на соревнования.

В 2012 году «Золотая грива» собрала на областных соревнованиях восемь медалей за третьи места, столько же — за вторые и три — за первые. На международные соревнования выехать не удалось, поскольку буденновский мерин по кличке Сангар был травмирован.

— Сокращенно — Саня, — говорит Манвел. — Это наш спорт­смен, наша звезда. Великолепно выступает в конкуре до 110 см. Очень любит прыгать. В основном на соревнования выезжают он, Бакс, Балерина, Бахина и Бостон. Ближайший турнир нас ждет в апреле­мае. Готовимся.

Единственное, что не всегда позволяет выезжать на конные состязания — это финансы.

— И здесь большое спасибо хочется сказать родителям, а также нашему спонсору — директору завода металлоконструкций ПСМК Алексею Бондареву.

 Кто главный?

Юля, Настя и еще одна воспитанница клуба Кристина в это время старательно чистят своих лошадок.

— Это Балерина или просто Баля, — знакомит меня со своей спортсменкой Юля.

— А почему она так копыта поднимает? — интересуюсь я.

— Я ей сказала, что когда копыта почищу, сушку дам, — смеется девочка. — Когда меня первый раз посадили верхом и сказали — «едь», было страшно. Лошадь постоянно головой дергала, и я думала, что не справлюсь. Характер тут нужен, чтобы управлять, иначе далеко не уедешь.

Настя также уверена, что наездник должен показать лошади, кто главный.

— Сила воли важна, — говорит она. — Вас вот Бакс не слушает, потому что вы для него новенькая. Он позволяет себе много, угощения выпрашивает. Пока вы не дадите ему понять, что вы главная, он не будет слушаться. Терпение нужно и добрый характер — лошади это чувствуют.

По словам Манвела, у каждой лошади свой характер и нрав. Например, буденовки любят одного человека, поэтому с ними бывает тяжело. Есть лошади спокойные, есть ленивые, а есть с дерзким характером, любящие «жесткую» руку.

— Три­четыре, — помогает девочкам сесть в седло Манвел. — Сначала разминка! Поехали! Не разговариваем и не халтурим!

Наездницы начинают выполнять различные упражнения на мышцы рук, ног, спины, пока их лошади медленно шагают по кругу манежа.

— В Новоалексеевке у нас манеж был гораздо меньше — 40 на 15 метров где­то, а сейчас все 60 на 30. Для занятий это гораздо удобней.

Тренировка длиться час. За это время наматывается не один десяток кругов то учебной, то строевой рысью, то рысью в полевой посадке, а то и вовсе галопом. В конце — прыжки через препятствия.

— При правильной работе мышцы устают еще как! — улыбается Манвел. — Зато если у тебя что­то получается, да еще с раза десятого — это эйфория, ты готов говорить только об этом.

Сам Манвел в соревнованиях не участвует, хотя опыт верховой езды большой.

— Мне нужна лошадка повыше, — говорит он. — 180 см в холке. Например, голштинская порода. Мечта приобрести такую есть — дело времени. Тем более, что заниматься конным спортом можно до старости.

 

Мы — не прокат

Манвел Карапетян, директор клуба «Золотая грива»:

— Конный спорт развивается по всей России, но у нас проблема в том, что занимающихся очень мало. Победы на соревнованиях дают силы идти вперед — наш клуб уже узнают, не считают прокатом. Много таких, кто просто вытаскивает лошадей на улицы, на площадь. Я этого не люблю. Мечтаем организовать соревнования у нас в городе от имени «Золотой гривы». Нужно только финансово окрепнуть. Жерди, стойки нужны, препятствия хорошие, поле, подарки, оплата судейской работы, ветеринара, коваля — тысяч 150 минимум. В идеале — провести состязания в рамках городской черты, чтобы было много зрителей, чтобы увидела молодежь — этим можно и интересно заниматься.

 

 

 

Комментарии 0

Внимание! Комментарии на сайте не премодерируются. Правила
Комментируя, вы даете согласие на обработку персональных данных.