186

Жители кузинского дома 1949 года постройки боятся его обрушения

Татьяна Пестова живет в двухкомнатной квартире, занимая там одну из комнат, вторая — необитаема. Казалось бы, живи, да радуйся, что соседи не показываются. Но — дом старый, барачного типа, в каждой комнате своя печка. Необитаемое помещение не отапливается, температура там, как на улице, сырость, время от времени наведываются крысы.  Так как комната угловая, а трещины по всем стенам, это грозит обрушением всего дома.

Два деревянных барака, построенные в аккурат после войны, до сих стоят на улице Вайнера в поселке Кузино. Бревна давно потемнели, крыши латали не один раз, каменная кладка фундамента трескается и осыпается.

Татьяна Пестова и Екатерина Шадрина — соседки по несчастью, их квартиры расположены друг над другом в двухэтажном бараке №18 по улице Вайнера.

— Я здесь живу уже лет десять, — Татьяна Пестова показывает на небольшую комнату в 15 квадратных метров, в которой яблоку негде упасть. Две двухъярусные кровати, диван, стол — остается лишь небольшой проход для движения. — И сколько живу, лишь пару раз видела соседку.

У Татьяны — четверо детей, на 15 квадратах прописаны не только она и дети, но и муж. Всего — шестеро человек. Постоянно женщина думает о том, как бы расширить жилое пространство. Один из вариантов — соседняя комната, которая больше двадцати лет пустует.

Стены в заброшенной комнате жилого барака пошли трещинами, а в полу — дыры. Жители всерьез опасаются, что угол их дома рано или поздно обрушится

Стены в заброшенной комнате жилого барака пошли трещинами, а в полу — дыры. Жители всерьез опасаются, что угол их дома рано или поздно обрушится

— Комната не топится годами, — продолжает Пестова, открывая двери злополучного помещения. — Сырость страшная, в полу и стенах дыры, гуляют сквозняки. Ладно летом, а зимой? Что я, что соседи топим квартиры круглосуточно, но в даже в двадцатиградусный мороз смежные стены остаются холодными.

Сырость — полбеды. Без присмотра быстро и уверенно разрушается целый угол помещения, трещины поползли по всему периметру. В гости частенько наведываются крысы. По словам Татьяны, раньше в квартире жила бабушка-божий одуванчик. Проблемы начались после ее смерти, когда хозяйкой комнаты оказалась ее дочь, а позже — внучка. Внучка, закончив школу-интернат, в комнате жить не захотела, а прописала туда двоих своих ребятишек.

— За квартиру она не платит — долги копятся годами, — сетует Татьяна. — Мы уж рассчитывали на то, что выпишут за неуплату, но однажды долги просто списали и все. Подозреваю, что просто разделили на жильцов всего дома.

Не одна Татьяна возмущена таким нерадивым хозяйством. Екатерина Шадрина каждую весну переклеивает обои в своей квартире, ведь от постоянного холода и сырости снизу они просто отваливаются.

—  Сейчас Зуева живет в отдельном доме, но отсюда выписываться не торопится, — говорит Шадрина. — Мы уж и по-хорошему просили — хотя бы приходи топи, и письма писали в администрацию, чтобы выселили таких жильцов. Ответ один — «в квартире прописаны несовершеннолетние, создана комиссия, разбираемся».

Сама Пестова не прочь и купить комнату, но продать Зуева ее не может — комната не в собственности, а, по словам Татьяны, ордер на жилье та потеряла.

— Я возмущалась в домоуправлении, мол, выписывайте, — говорит Пестова. — Мне в ответ — в базе данных все есть, пусть приходит, восстанавливает. А приходить-то и некому.

 «Светит» ли дому статус аварийного жилья — ведь тогда жителей должны будут расселить — мы узнаем из комментария администрации сегодня. А что делать жильцам, не полагаясь на милость чиновников — расскажет юрист.

 

Комментарии 0

Внимание! Комментарии на сайте не премодерируются. Правила
Комментируя, вы даете согласие на обработку персональных данных.