12:42, 26 Май 2013 г.826

Татьяна Решетникова, хореограф: «Кровь на пуантах — это нормально»

Увлечение танцами началось с детства, с просмотра телевизора. Маленькая я увидела балет, по-моему, это был «Жизель» или «Щелкунчик». И мне понравились эти девочки на пуантах и в пачках. И, естественно, я стала маму просить: «Отдай меня так танцевать». А так танцевали тогда только в ДК НТЗ и только у Людмилы Краснощекой. Брать меня не хотели, потому что мне еще не было полных пяти лет. Но отсмотрев, все-таки меня взяли. Заниматься я начала у Ольги  Токаревой, повзрослев, перешла уже к Краснощекой.

Танцевали на пуантах, стирая ноги в кровь. Особенно зимой тяжело было обувь надевать. Но мы не вякали, не крякали, как сегодня дети, что мы устали, у меня болит нога. Все понимали, к чему готовятся.

У меня как-то будущий муж пришел на концерт. Зашел за кулисы, увидел у меня кровь через пуанты и сказал: «Господи, это что?» А это нормально. Для людей, которые занимаются балетом, это нормально.

2

Подружка моя на станочке за мной стояла. Иной раз скажет: «Давай стараться не будем. Не поднимай ногу высоко». Но когда тебе нравится, не замечаешь, что делаешь как надо, всю себя отдаешь. Не замечаешь эту кровь, эти ноги. Все равно же терпелось. И потом когда такая красота, когда глаз радуется… Не обязательно зрителям знать, что до этого было. Это знают только люди, которые  занимаются танцами. И сейчас бывают у ребят и синяки, и неудачно встают друг другу на ногу. Это процесс. Без этого нельзя.

Нас очень строго держали. И кричали бывало. И бывало доставалось: по руке, по спине. Но мама говорит, что не было ни разу, чтобы я пожаловалась. Потому что педагог не просто стукнул, а там где была недотянута мышца, спина или рука. Это было за дело.

Должна быть дисциплина. Должно быть все аккуратно и красиво. Я только за это всегда.

Я думала о том, что танец станет моей профессией. Но у меня был выбор. Мне еще нравилось заниматься английским языком. Я даже поступала на иняз, но двух баллов не хватило. И подумав год, я выбрала танцы.

2

Если до поступления в училище я танцевала только классический балет, то здесь мне представилась возможность познакомиться и с народными танцами, и с современным джаз-модерном, и бальными. Педагог по этому предмету сама профессионально занималась танцами.

Уже на втором на втором курсе, попробовала набрать группу детей и начать обучать их. Должна была успевать все. Я уходила, дома еще все спали, а приходила, уже все спали. Несмотря на всю сложность, это было настолько увлекательно и интересно, что я не пожалела, о своем выборе.

Для тех людей, кто танцует, кто преподает, танец — это вся жизнь.

1

Мы зависим друг от друга. И в танце, и в жизни.

Жизнь стала жестче. Нас раньше учили, что ты несешь ответственность. Если ты пошел куда-то заниматься, если ты ходишь в какой-то коллектив, ты уже не должен никого подвести. Это было правильно. А сейчас этого нет. Есть разграничение: это ты, а это они. Такого быть не должно.

Можно быть отличным танцором, а преподавателем не ахти. Преподаватель должен быть и от Бога. Мало самому уметь танцевать, важно еще научить танцевать других  Когда учишь и видишь результат — это здорово.

8

Главное, чтобы ученикам нравилось и от них была отдача.

Где и в чем силы беру, не знаю. Такая работа. Надо терпеть, если ты пошел работать преподавателем. Потому что бывает странно видеть: придешь зубы лечить с ребенком в простой поликлинике, а врачи кричат: «Как вы мне надоели, орете все тут». И это когда перед тобой сидит ребенок. Где-то могу я сорваться. А потом в душе так жалко. Я подойду и обниму.

Обучение — эмоциональный процесс. Если что-то не так, держишь себя до последнего. Где-то перевожу в смех.

Сейчас дети не такие, как  лет пять назад. Они вроде бы маленькие, но уже более развитые. Даже цветочки им раздаешь (самым маленьким для занятия — прим.), они требуют именно такого цвета, а не этого. Раньше не было такого. Что дал, они этому порадовались и все довольны и счастливы.

3

Сейчас такая жизнь: родители из-за своей занятости не успевают что-то объяснять, в детском саду, видимо, тоже. А иные дети не понимают, что что-то нельзя, что могут быть запреты какие-то.

Учителей мне жалко. Учительница рассказывала, как чей-то папочка заходит в класс и ни «Здравствуйте», ни «Извините, можно вас на минутку», открывает дверь и начинает решать свои проблемы. Что мы хотим от детей, если взрослые люди ведут себя порой не так, как положено.

Я считаю, дети должны знать, что надо уважать учителя. Нельзя говорить при ребенке, что учитель не прав. Он должен быть авторитетом.

В отношении воспитания своего ребенка, я строгая. Я запрещаю говорить слова, которые некоторые дети сейчас себе позволяют. И я не позволяю садиться играть, когда у него не сделаны уроки. Сначала ты делаешь уроки, потом ты занимаешься своими делами. Только так.

Сейчас появилась возможность выезжать за границу. И некоторые родители срывают ребенка в поездки по несколько раз год. Но от учебного процесса ребенка нельзя отрывать. Учебный год он должен учиться, знать, что он выучится, у него будут каникулы, и он сможет куда-то поехать. Мне даже муж говорит: «Так нельзя. Слишком принципиально». Но я такая, какая я есть. Это мои жизненные принципы и я с ними не собираюсь прощаться.

Ребенок должен учиться. А то потом и не заметишь, как он это перестает делать.

Детей надо всегда контролировать, будь они маленькие или взрослые. Нельзя на самотек пускать, чтобы потом не говорить: «Где же мы его упустили?»

Те, ребята, кто где-то занимаются помимо школы, правильно делают. Это хорошо. Те родители, которые все это приветствуют — молодцы.

Дети должны знать, что они ответственны не только за себя.

4

Самая плохая позиция, когда все равно.  Не должно быть все равно.

Фильмы смотрю только летом. В течение остального года мне говорят: «Посмотрите, очень хороший фильм». Я отвечаю: «Хорошо, скажите название, я в Интернете потом посмотрю».

Телевизор не очень смотрю. «Один в один» проект мне нравится. Там певцы должны быть не только певцами, но и артистами, чтобы передать эмоции другого человека.

Политика и хореограф — это не связываемые понятия. Но обидно, что происходит у нас в городе. Эти высказывания какие-то на ДК НТЗ. Я не считаю, что это должно быть так. Наверное, возможен, какой-то компромисс. Не надо напоказ все это выставлять людям. И формулировки такие фамильярные «Юра» — к чему это все? Даже маленькие дети спрашивают, кто это и зачем. Особо не вдаюсь в подробности, но становится грустно и печально за наш город, когда слышишь, что происходит.

Каждый раз, когда еду по дорогам нашим вздыхаю. Хотелось, чтобы в городе был хозяин, и чтобы еще ему руководить дали. Нам простым людям эти все выяснения отношений в принципе не нужны. А надо, чтобы город жил мирно и спокойно, с хорошими дорогами. Это было бы замечательно. И люди бы порадовались.

5

Страна у нас не маленькая. Посмотришь на карту, Боже ты мой! Или Европа — пятачок, можно раз и проехать. А по России едешь и едешь нескончаемо. Я думаю, что руководить ею не так просто. А осуждать — это самое легкое, мол, все плохо и правительство плохое.

Не все плохо было при Советском Союзе. У нас не было бомжей. У нас не было таких безработных. Нам в сознание прививали, что человек должен работать. Сейчас очень много тунеядцев. Я знаю много молодых людей, которые в принципе не хотят работать. Сидят на шее у своих родителей, даже пенсионеров. Ни стыда, ни совести у них нет. Не дай Бог жить в таком государстве.

 Наших людей нельзя расслаблять. Надо как раньше, когда цари были, чтобы кто-то мог ударить по столу кулаком. Нас очень много, и чтобы держать такое государство, надо что-то предпринимать.

6

Я считаю, лучше бы воспитали какую-то мораль. Даже та же пионерия! Да Бог с ними с этими галстуками. Но ведь что-то хорошее детям прививали.  А сейчас ребенка в школу ведешь и дико смотреть, что стоят на крыльце старшеклассники и курят сигареты. И никому нет до этого дела, раньше хотя бы за угол убегали. Идут те же малыши и на них смотрят. К чему мы придем, я не знаю, если честно.

Хотелось, чтобы люди в нашей стране начали переживать. Сейчас постоянно говорят: «Зачем переживать, тратить нервы?» Так стало принято. Если мы все не будем переживать и не станем тратить нервы, тогда вообще зачем все? Куда такое государство придет, не знаю.

То, что сейчас есть Интернет и все мы такие продвинутые — это большой плюс. Мы можем общаться с другими людьми, не видя их и где-то помогать друг другу.

Мне приятно, что детям нравятся такие песня как «Катюша». Хотя бы в обработке. Я считаю, такие вещи нельзя забывать. Это связано с нашей историей. Дети современные не совсем ее понимают. В школе, где у меня сын учится, дети ходили на спектакль, которые делали Токаревы (образцовый театр танца Ольги Токаревой и степ-группа «Авиатор» — ред.) про войну. Это очень полезно. Не дай Бог детям увидеть войну. Хоть какую.

Музыку предпочитаю разную. По настроению. Могу ехать и слушать хоть что по радио. У меня нет такого, что я люблю какого-то конкретного исполнителя, а обращаю внимания на песню и содержание. А кто поет, мне это в принципе не важно.

7

Мне нравится не просто выйти и станцевать. Понятно, когда ты ставишь стандарт- вальс — это красота рисунка, линий, красивость. А когда дети становятся взрослее, номер идет уже с идеей: что ты хочешь показать зрителю, что рассказать.

Книги сейчас, к сожалению, не читаю. Есть только время просматривать журналы. Про людей люблю читать. «Караван историй», например.

С сыном стихи учим вместе. Вспоминаю, что когда-то их учили сама. И хоть времени прошло много, а все равно помню.

Сейчас в школах много спрашивают. У них не такая программа, как у нас. Она очень загруженная. В третьем классе проходят такие предметы, которых у нас и не было: экономика, иностранный язык, информатика. Мы уроки с сыном повторяем и я иногда думаю: «Вот это да. Мы-то в каких классах это изучали. А сейчас дети уже все это знают». Им это не очень просто.

Бывают танцевальные пары красивые, линии четкие… и все. А эмоций нет.

9

Когда ставишь танец, смотришь на ребят. Не сможет до безумия спокойный человек изобразить какие-то не характерные для него эмоции. Он ведь не профессиональный актер. Если девочка женственна, лирична, ну не буду же я из нее роковую красотку делать.

Недавно объясняла, своим 13-летним ребятам, что такое Boney M. Говорю, это целая культура: попса, заграница, светящийся шар, дискотеки. Они сначала вообще никак не восприняли. А потом начали работать в этой музыке и вроде нормально все пошло. Так интересно: мы-то все это видели, а детям объяснять надо, что это и откуда.

А вообще не надо детей ломать. Они такие, какие они есть.

Фото — Анастасия Пономарёва. Благодарим за помощь в проведении съемки компанию «Интерра».

Татьяна Решетникова, хореограф

Хореограф Татьяна Решетникова

PS. Несмотря на на условия использования http://www.gorodskievesti.ru/license/, копирование материалов этой рубрики запрещено.

Комментарии 2

Внимание! Комментарии на сайте не премодерируются. Правила
Комментируя, вы даете согласие на обработку персональных данных.