1 695

«Любовь — это он»: каково это — любить человека своего пола

В ночь на 10 мая в Волгограде был зверски убит 23­-летний Владислав Торновой. Трое знакомых мужчин изнасиловали его бутылками, а потом убили, размозжив голову камнем. Причина такого нечеловеческого поступка противоречит здравому смыслу — на тот свет молодого человека отправили из-­за его сексуальной ориентации. Влад был геем. «Неважно, был ли на самом деле молодой человек геем: возможно, и не был, но его убийцы приняли его за гея, а значит, его убили как гея. Возможно, его убили по какой-­то другой причине, но решили прикрыться мотивом ненависти к геям, посчитав, что это смягчит их вину или принесет им симпатии присяжных— а значит, убийство гея сочли оправдывающим или смягчающим убийство человека»,  — пишет журналист Мария Эйсмонт в статье «Геи и мы», опубликованной в газете «Ведомости».  Волгоградское убийство приобрело резонанс, но, изучив интернет, «Городские вести» пришли к выводу — убийства на фоне гомофобии не столь редки, как принято думать. В ночь на 29 мая на Камчатке убит 38-­летний Олег Сердюк, 23 марта в Казани —  Данис Асылгареев, в 2011 году — актер Вячеслав Титов (убийство на фоне его сексуальной принадлежности  — одна из версий следствия), 2008 год — в собственной квартире убит спецкор «Первого канала» в Дагестане Ильяс Шурпаев. Мы не могли остаться в стороне: о том, как живут люди, имеющие нетрадиционную сексуальную ориентацию, о чем мечтают и чего боятся — материале «Городских вестей».

В январе 2013 около десятка представителей сексуальных меньшинств собрались возле Госдумы — в знак протеста против принятия закона о пропаганде гомосексуализма. Фото — Илья Питалев, РИА-Новости

В январе 2013 около десятка представителей сексуальных меньшинств собрались возле Госдумы — в знак протеста против принятия закона о пропаганде гомосексуализма. Фото — Илья Питалев, РИА-Новости

 

История первая

Дмитрий Ефремин:
«В России взращивается агрессия — это аукнется большинству, ведь меньшинство всегда может уйти в подполье»

Дмитрию — 23 года, родился и вырос в Армении. Сейчас он живет и работает в Калифорнии. О том, что относится к так называемому меньшинству, молодой человек понял в 14 лет — как ни пытался, но заинтересовать себя прекрасными представительницами человечества так и не сумел.

Дмитрий Ефремин

Дмитрий Ефремин

 

—  До 10 лет я рос обычным ребенком, мечтающим стать космонавтов. Чуть позже — мечтающим стать доктором, а еще позже — мечтающим стать химиком. Учился в школе, играл с обычными детьми. Предвидя ваш вопрос, отвечаю — да, это были мальчики. Это нормально, что мальчик дружит с мальчиками. К 13 годам я начал понимать, что со мной происходит что­то необычное, пытался бороться с ощущениями, ломал себя — я даже не знал слова «гомосексуализм», не знал его биологического смысла.

До 16 лет Дмитрий пытался «все исправить», но в итоге лишь довел себя до паранойи:

— Ничего не получалось, мне было скучно и неинтересно.

А потом влюбился. Не в девушку. И, естественно, без ответного чувства — просто порхал, писал стихи, больше не пытаясь навязать себе образ стройной прелестницы. А в 18 лет, наконец, принял свою нетрадиционность  и перестал сопротивляться. Следующий этап — рассказать семье.

— Первым узнал папа. Реакция папы была… никакой. Он всегда придерживался либеральных взглядов, в советские времена носил несоветскую одежду и был стилягой. Поэтому вместо ожидаемых мною скандалов, убийств и топора в голову (что было бы логично для кавказской семьи) получилось что-­то вроде: «Ммм, понятно». Следующей была бабушка. Бабушка — особый случай, она, как агент НКВД, все всегда знает. Она поняла, когда я влюбился, и стал говорить только об одном человеке. Долго пытала меня, а когда я признался, пыталась уверить меня, что я себе все это внушил, полгода исполняла похоронный марш, требовала обещаний, чтобы я «перестал это делать». Последней была мама. «Ты мой сын, я тебя буду любить», — сказала она, а на следующий день абсолютно непьющая мама выпила бутылку виски.

У Дмитрия никогда не было сексуальных контактов с девушками. Когда­-то, учась в 8-­м классе и играя в традиционную для подростков «бутылочку», Дмитрий должен был поцеловать девочку, которая ему почти нравилась. Поцеловал, но ничего, кроме неприятных ощущений, это не вызвало.

— Я понимаю, что рано или поздно нужно будет задуматься о детях, — говорит молодой человек. — Усыновление ребенка я воспринимаю позитивно, но мне очень не нравится то, как это позиционируют: разрешите нам усыновить… Это идиотизм — разрешить нам убрать то, что наделало гетеросексуальное большинство, клянчить право на то, чтобы дать детям нормальную жизнь. Либо суррогатное материнство. Вообще, я бы предпочел, чтобы мои дети были нетрадиционной ориентации, ведь тогда мне было бы за них спокойнее. Если моя дочь — лесбиянка, то я точно знаю, что, раз она пошла к подружке, то чем бы они там не занимались, изнасилованием дело вряд ли закончится. Тем более, каким бы хорошим гетеросексуальный родитель не был, он никогда не поймет, что происходит в голове его гомосексуального ребенка. Здесь и обратный эффект: я никогда не пойму до конца, чем живет мой гетеросексуальный ребенок, ведь я — гей.

Zuluz

Я вообще считаю, что современная сексуальная распущенность является признаком умирания европейской/западной цивилизации. В первую очередь духовного умирания. За которым последует закат этой цивилизации и приход новых ценностей. Самое забавное, что в самых либеральных по отношению к геям странах (Англия, Нидерланды, Испания, США, Франция) наши главные защитники духовности активно скупают недвижимость, отправляют детей на учебу (а то и навсегда), да и сами часто переезжают туда на ПМЖ.

Комментарии с сайта газеты «Ведомости»,
орфография и пунктуация сохранены

Несмотря на то, что однополые браки в США узаконены в 12 штатах из 50, Дмитрию идея с браком не нравится в принципе.

— Я считаю, что стоит отменить браки вообще, — объясняет свою позицию молодой человек. — Институт брака в целом — это серьезная проблема в том аспекте, что дает определенные права только людям, состоящим в браке. Вот, допустим, есть у меня близкий друг, я не хочу на нем жениться, но и не собираюсь против него свидетельствовать в суде. Почему суд решает, что я должен быть с ним в браке, и только после этого буду иметь право не давать против него показаний? Нужна дестандартизация брака: почему нужны два человека, чтобы получить какие­то права? Может, я хочу спать с одним человеком, не свидетельствовать в суде в отношении другого человека, а право на медицинское распоряжение доверить совсем третьему. Грубо говоря, ты можешь спать с человеком, но не хотеть того, чтобы этот человек решал, отключать тебя от аппарата жизнеобеспечения или нет. Как этап — однополые браки легализовать надо, а как следующий — постепенная деформализация. Подпольная ситуация в мировом масштабе: почти у всех мужчин есть любовницы, а у женщин — любовники. Но полигамные браки —  о, ужас, какая пошлость!

В провинциальной России бытует мнение, что США — территория, где можно все или почти все. Дмитрий разрушил миф об антигомофобии в Штатах.

— На самом деле, ситуация зависит от круга общения, а не от места. Можно жить, как я — на Кавказе, и чувствовать себя абсолютно комфортно в кругу друзей, которые знают и которым абсолютно все равно, которые даже в шутку флиртуют. А можно жить в Америке, и быть окруженным такими людьми, которых хочется застрелить. То, что в Америке проблем нет — очень раздутое мнение. Буквально на днях убили гея, и не абы где, а в Гринвич Вилладже — это маленький поселок около Нью-­Йорка, где уже 50 лет живут почти одни геи.

По мнению Дмитрия, позиция жертв, так характерная для гомосексуалистов, провоцирует на агрессию со стороны неадекватных натуралов.

—Как показывает опыт Америки, геев били, пока они не ударили в ответ. То же самое было в Испании и Германии, были бунты и избитые полицейские. К сожалению, пока по носу не получаешь, мозг на место не встает. Когда ты прикидываешься жертвой и даешь понять, что тебя можно бить, всегда найдется тот, кто тебя ударит. Это абсолютная неизбежность. Мне непонятно, почему ответной реакции на события в Волгограде нет у большинства. Погибают не только геи — чаще умирают натуралы, которых приняли за геев. Геи научились очень успешно маскироваться так, что многие психологи не раскусят. То, что в России взращивается агрессия, это аукнется большинству. Ведь меньшинство всегда может уйти в подполье.

 История вторая

Виталий Коротких:
«Мы с самого детства понимали, что нас будут осуждать»

Виталию — 25 лет, его партнеру Александру — 21. Молодые люди познакомились на сборах юных корреспондентов шесть лет назад. Теперь они вместе живут в Екатеринбурге, на их безымянных пальцах — обручальные кольца.

— Еще в детском саду я понимал, что не такой, как другие мальчики, хотя осознание собственной нестандартности приходит позже, в подростковом возрасте, — рассказывает Виталий. — До 14 лет личная жизнь меня не интересовала вообще, я посвящал себя учебе и спорту, так что времени на «обнимашки-­поцелуйчики» на скамейке просто не было.

Потом время появилось, Виталий попробовал построить отношения сначала с одной девушкой, потом с другой, и даже отнес заявление в ЗАГС с последней пассией. Но не получилось. Как говорит Виталий, девушкам постоянно что­то надо, у них масса претензий. Именно тогда он повстречал человека, которого, как ни странно, полюбил. История отношений двух молодых людей мало отличается от лав­стори стандартных пар: взгляды, жесты, прикосновения, слезы Александра, когда сборы юнкоров закончились, и молодым людям пришлось разъехаться по своим городам. За 500 км друг от друга они писали письма, общались по телефону, и спустя полтора года решили жить вместе. Тогда же Виталий рассказал о своей ориентации родителям.

Виталий и Александр уже несколько лет живут гражданским браком. Не взирая на осуждение и предрассудки.

Виталий и Александр уже несколько лет живут гражданским браком. Не взирая на осуждение и предрассудки.

— Я переехал в Екатеринбург, мне было плохо и одиноко. И я отправил смс маме, в которой признался, что я — гей. Мама ответила коротко: «Я знаю». Но Сашу она до сих пор не любит — видимо, потому что он курицу сжег на Новый год, — шутит молодой человек. — Хотя причина, конечно, глубже, может, она думает, что это его вина, что я стал геем.

— Моя мама Виталия любит, передает приветы, интересуется, как он поживает, — добавляет Александр. Его откровенность с родителями в свое время обошлась более весомыми жертвами — молодому человеку закатили скандал, но со временем родители поняли и приняли. Но с бабушкой, которая воспитала Александра, тот не общается до сих пор.

— Я такой же, как все: интересуюсь журналистикой, болею за «Урал», — говорит Виталий, — мы — такие же люди. Чем больше мы будем говорить о якобы имеющем место быть ущемлении прав гомосексуалов, тем больше эти права будут ущемляться. Я противник всякого рода гей­парадов. Зачем? Давайте проведем парад инвалидов, матерей­одиночек, блондинок или рыжих. Делить людей по признаку ориентации — такого быть не должно.

Александр поддерживает парт­нера:

— Колоссальной разницы в мышлении нет. Есть некая женская ниточка, которая будет толще, чем у других мужчин, — от этого тяга к чему­то высокому, театрам, оперной музыке. Но и среди натуралов есть мужчины, которым не чуждо искусство или, скажем, хороший вкус в одежде.

Oeв

Геи — это либо больные люди (анатомия головного мозга у гея отличается от нормального человека) или люди которые используют это для того что бы просто паразитировать — жить за счет тех кто их содержит или просто использовать их возможности. Закон о запрете «пропаганды гомосексуализма» никого НЕ ДИСКРИМИНИРУЕТ! На Руси таких больных людей было намного меньше, чем в странах Европы. Нужно понимать, что геи — это деградация и регресс общества и человека.

Комментарии с сайта газеты
«Ведомости», орфография
и пунктуация сохранены

Молодые люди носят кольца, подумывают о заключении брака в стране, где это разрешено. Подумывают, но не торопятся.

— Мысли есть, но стоит ли торопиться, шесть лет всего вместе, — рассуждает Александр.

— Конечно, мы же совсем друг друга не знаем, — подтрунивает над ним Виталий.

Молодые люди проводят досуг так же, как и все пары — гуляют, ужинают в ресторанчиках, ловят на себе удивленные или осуждающие взгляды.

— Мы не обращаем внимания, — отвечают оба в один голос. — Мы с самого детства понимали, что так рано или поздно будет. Долго себя не ломали — просто живем и получаем удовольствие.

Виталий и Александр уже в детстве понимали, что отличаются от обычных мальчиков

Виталий и Александр уже в детстве понимали, что отличаются от обычных мальчиков

По мнению молодых людей, общество должно понимать, что и меньшинствам в нем такое же место, как и традиционному большинству.

— Чем больше говорят, тем больше будет неприятия. Почему бы не рассказывать о гетеросексуалах? Есть Маша и Вася, они живут вместе… давайте расскажем о них! Если мы говорим о природе и о Боге, то животные занимаются однополым сексом. А это и есть природа чистой воды, — считает Виталий. — Геи упоминаются со времен Древнего Рима, и тогда это было естественно. В России гонения начались с 1927 года, когда начали лечить принудительно всех мужеложцев. Если не было секса, то о каких геях могла идти речь? Понятия гомосексуалистов надо объяснять с самого детства: например, есть кошки и собаки, а есть геи и лесбиянки.

Пара Виталия и Александра не против детей. Как минимум трое: таким образом два парня с нетрадиционной сексуальной ориентацией намерены отдать долг Родине, ведь в армии они не служили. По понятным причинам.

Для меня любовь — это он, — подводит итог нашей встрече Виталий Коротких. Его друг Александр более красноречив:

— Любовь — это чувство, тепло, желание довериться и желание отдаться. У меня это к определенному человеку не относится. Это — чувства, состояние без определения, — говорит юноша.

2048px-Rainbow_flag_breeze

В России первое чтение прошел закон «О запрете пропаганды гомосексуализма среди несовершеннолетних», параллельно с этим собираются круглые столы, призванные защитить детей от гомофобов: что делать подросткам, осознавшим свою гомосексуальность, если этот закон все­таки будет принят? Тем временем, во Франции, несмотря на многотысячные акции выступающих против однополых браков, закон о легализации отношений гомосексуальных пар был принят. «После недавнего нападения на гей­активистов в Тбилиси нелегкий выбор стоит перед премьером Грузии; он объявил, что путь его страны на Запад предопределен, и что он «не смирится с ограничением прав других людей», но обе стороны конфликта, похоже, ждут большей определенности», — пишет газета «Ведомости». Но собеседники «Городских вестей» уверены — законы не важны, важно отношение людей, отношение большинства к гомосексуалам, которое закладывается в детстве.

Руслан Муратов, Esquire

Путин вручал государственные награды Борису Моисееву, и это после всех его (Моисеева) концертов с голой… Да и вступление в «Единую Россию» как бы намекает… Нету никакой государственной гомофобии. Это очередная удобная тема для отвлечения внимания от реальных социальных проблем.

Комментарии с сайта газеты «Ведомости», орфография
и пунктуация сохранены

 

 

 

Комментарии 0

Внимание! Комментарии на сайте не премодерируются. Правила
Комментируя, вы даете согласие на обработку персональных данных.