467

В Первоуральске вынесли приговор адвокатам, торговавшим оружием

«Судья на уровне первокурсника» — именно так прокомментировал приговор адвокат Анатолий Злоказов.  Его вместе с сыном осудили за незаконное хранение и сбыт оружия.

Анатолий (справа) и Вячеслав Злоказовы

Анатолий (справа) и Вячеслав Злоказовы

Анатолий и Вячеслав Злоказовы до вынесения приговора провели за решеткой уже два года — именно столько времени заняли следственные мероприятия и рассмотрение дела судом. Несмотря на старания, адвокатам не удалось изменить меру пресечения с ареста до подписки о невыезде или домашнего ареста, несмотря на солидные суммы залога. Также не были удовлетворены и ходатайства подсудимых о смене судьи — Злоказовы обвиняли Юрия Проскурякова в предвзятости и некомпетентности. 12 августа приговор был зачитан: 4 и 5 лет лишения свободы в колонии общего режима Анатолию и Вячеславу Злоказовым соответственно. Кроме того, Злоказов-старший на 3 года лишен права осуществлять адвокатскую деятельность, его сына в деятельности не ограничили, ведь он только стажер адвоката.

IMG_5083

Судебное заседание назначено на 9:30. С 10-минутным опозданием в зал суда заводят Злоказовых — адвокат Злоказова-старшего Светлана Пономарева тут же передает им бутылочки с минеральной водой, справляется о самочувствии. Злоказовы ведут себя спокойно — от камер не отворачиваются, их самообладанию можно позавидовать. Напомним, что в доме Анатолия Злоказова было найдено 47 единиц огнестрельного оружия и 5,5 тысяч патронов. Отец и сын обвиняются в целом ряде преступлений — незаконное приобретение, передача, сбыт, хранение и перевозка огнестрельного оружия, боеприпасов, а также покушение на незаконный сбыт огнестрельного оружия, совершенное группой лиц по предварительному сговору. Всего 17 преступных эпизодов.

Ана­толий Злоказов является адвокатом Первой спецколлегии адвокатов Свердловской области, его сын Вячеслав — стажер адвоката, до этого, если верить документам, трудился охранником одного из ЧОПов. По версии следствия, Анатолий Злоказов в 2009-­2011 годах незаконно приобрел и хранил в частном доме  47 единиц огнестрельного оружия различных систем и калибров, в том числе револьверы и пистолеты «Бритиш Бульдог», «Наган», «Берета», «Парабеллум», «Вальтер», «Браунинг». К ним — около 5,5 тысячи патронов, составные части оружия и боеприпасы. Также, как считает следствие, Злоказовы неоднократно продавали огнестрельное оружие — пистолеты марки ТТ и боеприпасы. Следствием установлены эпизоды продажи ими двух пистолетов ТТ — за 60 тысяч рублей каждый, а также сбыт патронов в количестве 150 штук — по 300 рублей за каждый боеприпас. Покупателей для незаконного сбыта оружия и боеприпасов обвиняемые подыскивали, в частности, в «Клубе коллекционеров», базирующемся в Уральском государственном горном университете.

— Встать, суд идет! — как правило, во время чтения приговора стоят и судья, и участники процесса. В этот раз постояли всего несколько минут — Проскуряков предложил присесть, поскольку документ большой.

Судья Юрий Проскуряков

Судья Юрий Проскуряков

60 листов приговора судья зачитывал 4,5 часа (!). Надо отдать должное, за это время Проскуряков ни разу не промочил горло водичкой и не объявил перерыв. Несколько журналистов заснули, казалось бы, решил вздремнуть и Злоказов-старший, но, несмотря на сомкнутые веки, было понятно — он ловит каждое слово Юрия Проскурякова.

— С учетом тяжести совершенных преступлений и их множественности суд считает, что исправление и перевоспитание Злоказова А.Ф. и Злоказова В.А. невозможно без изоляции от общества, поэтому наказание должно быть назначено в виде реального лишения свободы, — завершает чтение приговора Проскуряков. Вердикт — 5 лет лишения свободы для Злоказова-младшего, четыре — для Злоказова-старшего с учетом того времени, которое они уже провели за решеткой.

— Нам непонятно почему приговор такой? Дело-то заказное, — усмехнулся вслед уходящему Юрию Проскурякову Анатолий Злоказов. На выпады осужденного судья реагировать не стал.  — Вы даже на уровне первого курса не вынесли приговор…

IMG_5106

—  Со мной просто свели счеты,— Злоказов-старший охотно общается с журналистами. — Видите, меня даже лишили права заниматься адвокатской деятельностью — какое это отношение имеет к якобы торговле оружием? Я думаю, что в нашем областном суде я не получу оправдания, потому что у нас можно получить оправдательный приговор или условный срок, только если 27 квартир уведешь у города. Например, один из руководителей прокуратуры украл у города квартиру, однако, никто его не судит. Вы же слышали приговор! Ничего не доказано. Что они мне предъявляют? Я нахожусь в Болгарии, а они утверждают, что я что-то, оказывается, в это время продавал. Ни одного доказательства. Изъяли в моем доме? Да, изъяли. Сотрудник ФСБ, мой друг, мой клиент привез мне коллекцию и через три дня умер. Все! Коллекция стоит 60 млн, а мне ведь ничего не вернули, даже документы. Я понимаю, что в нашем российском суде довольно сложно добиться правды, но мы дойдем до европейского суда. Моего сына пытали, его били, обливали водой, пытали электротоком, пытались получить показания. Обыск у меня адвоката делали без судебного решения. Судья боится с нами разговаривать. Уровень судьи — уровень студента первого курса, потому что закон, который есть, применяет неправильно. В отношении нас обвинение сначала попросило два года, приходит другой прокурор и начинает просить 6 и 7 лет в отношении меня и сына. Все видно. Боятся нас оставить в городе — слишком много мы знаем.

— Сомнений нет, что будем делать дальше — обжаловать. Я думаю, дойдем до Верховного суда, — комментирует адвокат Анатолия Злоказова Светлана Пономарева. С ней соглашается и адвокат Вячеслава Злоказова Сергей Исаев.

— Я согласен с мнением моего подзащитного, хотя он и не высказывался сейчас, —  приговор незаконный. Он осужден по 7 эпизодам из предъявленных 17. Суд не разделил нашу позицию в полном оправдании моего подзащитного. Но ни по одному из эпизодов вина его не установлена. Я не могу сейчас сказать, что будет с оружием. Моего подзащитного в октябре 2011 года перевезли в ИК-2 и его пытали. Я, как защитник, не мог его посетить, к нему применяли физическое воздействие. Я видел подзащитного после всех этих событий, видимых следов не было, но оснований не доверять моему подзащитному у меня нет.

 

Комментарии 0

Внимание! Комментарии на сайте не премодерируются. Правила
Комментируя, вы даете согласие на обработку персональных данных.