253

Шестилетний Игорь Чикинов готов стать здоровым и научиться ходить

Мама и сестра Игоря Чикинова в один голос утверждают, что он похож на папу. Сергей Валентинович проводит с сыном 24 часа в сутки. Маленький Игорь и говорит пока только одно слово, напоминающее «папа». В выходные же папа расслабляется, занимается своими делами, а мама посвящает всю себя сыну. Семейство мы застали как раз в эти редкие моменты.

 

Игорь Чикинов

Игорь Чикинов

Сейчас мама заревет

По ходу разговора мы что­-нибудь спрашиваем у Ольги Владимировны, а она вопросительно смотрит на сына, как будто советуется с ним.

— Какая сейчас задача перед вами стоит? — спрашиваем мы.

— Сейчас мы ходим на физкультуру в «Росинку», мышцы укрепляем. Да? — смотрит мама на Игоря.

Мальчик молчит. Молчит он уже шесть с половиной лет. Игорь и рад бы помочь маме ответить на вопросы журналистов, но не может. Не может он и самостоятельно ходить, держать ложку и обслуживать себя.

— Игорь, скажи: «Сейчас мама заревет!», — продолжает обращаться к сыну Ольга Владимировна.

Ольга Чикинова до сих пор не понимает, почему получилось так, что сын родился инвалидом. Беременность проходила нормально. Роды были запланированы на 9 марта, но Игорю захотелось поздравить маму с женским праздником.

— Воды пошли, 8 марта мне сделали кесарево. Все в порядке вроде было. На следующие сутки у Игоря начались судороги, нас сразу — в реанимацию. Около месяца мы там пролежали, — вспоминает Ольга Владимировна. — После первоуральского роддома нас перевели в областную больницу. Сделали УЗИ и сказали, что у нас травма шейного позвонка. Кесарили и как-­то все равно тянули за голову, что ли?

DSC_4194

В год Игорю поставили инвалидность. Диагноз — ДЦП, сопровождающийся эпилепсией. Родители вместе с Игорем проводили время в больницах больше, чем дома.

— Первый раз поехали на лечение в Москву, когда Игорю было три года. Всем миром собрали деньги и  полечились. Гимнастика, массаж, уколы, — говорит мама Игоря. — Через год вкалывали стволовые клетки. За четыре процедуры мы отдали 36 тысяч рублей. Потом врач нам сказала, что если бы сын был младше, то эффект был бы заметнее.

Но результат от лечения, конечно, есть. Если раньше мальчик кушал только перетертую еду, то сейчас может есть все.

— Любит очень хлеб с маслом, печенье, сыр, — рассказывает Ольга Владимировна. — Стал сосредотачиваться, смотреть мультики. Нравится ему очень «Карлсон» и «Винни­ Пух». Моторика лучше стала. Игрушками маленькими, которые в ручку помешаются, стал играть.

DSC_4195

Никому не доверяем

Выходные — это те дни, когда мама наслаждается каждой минуткой, проведенной со своим малышом. В будни Ольга Чикинова работает, а папа сидит с Игорем. Пока по-­другому не получается.

— Когда я вышла на работу с декретного отпуска, мы стали искать няню. Сергей тогда еще работал. Няни у нас, понятно, долго не задерживались — сложный малыш. И вот попалась няня хорошая, претензий никаких не было. Игорь с ней научился даже пить из кружки, — вспоминает Ольга Владимировна. — А зимой как-­то в один день старшая дочка раньше пришла из школы. Дверь открыта, няни нет. Ребенок лежал один, мокрый весь, голодный, лекарство она ему не дала (каждый день принимает противосудорожное — ред.). Нянька унесла все золото, ноутбук, деньги, которые дома хранились. Но это все фигня, конечно. Понимаете, ребенок один был! С ним могло что угодно случится. Ладно, у нас кровать двухъярусная, он лежал там, не смог бы оттуда упасть.  Эту даму который год не могут поймать. С тех пор папа сидит с сыном дома, а я работаю. Мы никому теперь не доверяем.

DSC_4197

Сергей Валентинович трудностей не испугался и даже не думал оставлять семью.

— В этом плане папа у нас — молодец, тьфу-­тьфу — боится сглазить Ольга Владимировна. — Не каждый мужчина согласится сидеть дома с ребенком. Игорь поэтому и говорит­то только «папа», потому что муж всегда рядом с ним. Слово «мама» пока не говорит. Я ведь утром рано ухожу, поздно вечером прихожу. Да, Игорь?

 

Он обычный

В семье Чикиновых два ребенка. Как говорит сама мама: «Долго я за вторым собиралась». Разница между детьми — 11 лет. Насте Чикиновой 17 лет. Девочка всегда мечтала о брате.

— Он у нас особенный, — говорит Настя, держа брата за руку. — Когда кто­-то домой заходит, он начинает головой вертеть, смотреть, кто пришел. Собачка Филя из «Спокойной ночи, малыши» — любимая игрушка у него.

DSC_4218

В свои годы Настя знает о болезни брата не меньше, чем любой доктор. Знает, какие лекарства давать утром, какие — вечером.

— Если мама с папой на работе, я же не оставлю его без лекарства, — еле сдерживает слезы Настя. — Я постоянно думаю, как у него сложится будущее, что с ним будет? Я же понимаю, что родители не вечные, мне нужно будет ему дальше помогать. Он же родной! Я никогда от него не откажусь. Нам даже знакомая женщина предлагала его в детдом сдать. Она так просто об этом говорила. Вроде взрослая, а не понимает, о чем говорит…Он обычный у нас, просто с некоторыми особенностями.

DSC_4227

Хочет побежать

Игорь все понимает, видит, как переживает мама и начинает тянуться к ней, складывая губки в бантик — хочет поцеловать.

— Он реагирует, когда к нему обращаешься, что­то говоришь, — делится Ольга Владимировна. — Еще зрение плохое. Когда были судороги по паре минут, он не дышал практически. Это кислородное голодание повлияло на зрение.

Сейчас родным хочется, чтобы Игорь, наконец, пошел. Да и сам мальчик уже готов вовсю бегать.

— Врачи говорят, что шанс есть. Мы его за подмышки берем, он ноги передвигает. Раньше держишь его, он просто стоит и все, а сейчас ему надо бежать уже, а раз равновесия нет, он падает. Но два­три шага уже делает, — говорит мама. — Чтобы укрепить мышцы, ходим на гимнастику в Центр социальной помощи. Постоянно приходит массажист к нам.

DSC_4235

Чтобы научиться равновесию, Игорь занимается на специальном тренажере «Вертикализаторе». Сначала он ложится, как будто на стол, крепится, а потом аппарат приобретает вертикальное положение.  Каждый день нужно простоять так 40 минут.

— О, какой у нас здесь космонавт. К взлету готов!— настраивает сына мама.

Чтобы спокойно сидеть, юный космонавт важно рассматривает картинки в книжках. Животные, насекомые, машинки.

DSC_4191

— Недавно у нас был курс иглотерапии в Екатеринбурге. Там китаец профессионально работает. Одна процедура стоит 1100 рублей. Когда в голову 16 иголок вста­вляют, Игорь терпит. Ручки, ножки, позвоночник, когда обкалывают, он кричит, — рассказывает Ольга Чикинова. — Там же мы делаем гимнастику по методу Экзарта. На один сеанс гимнастики и иглотерапии уходит порядка 5000 рублей сразу. Нам нужно обязательно посетить таких десять. Я каждый раз подгадываю, беру себе отпуск на две недели, все отпускные на Игорешу уходят. В месяц только на лекарство около десяти тысяч уходит. В общем, со всеми процедурами — около 30 тысяч.

 

В декабре Игорю предстоит опять съездить на иглотерапию и гимнастику в Екатеринбург. Любая копеечка сейчас окажет неоценимую помощь. Каждый первоуралец может поддержать Игоря в его борьбе с недугом, переведя деньги на банковскую карту мамы Игоря.

СберБанк 4276160010372317 Чикинова Ольга Владимировна

Комментарии 0

Внимание! Комментарии на сайте не премодерируются. Правила
Комментируя, вы даете согласие на обработку персональных данных.