201

Жителям ветхих домов придется зимовать с крысами, тараканами и разрушенными стенами

Двухэтажка на Хромпике раскололась пополам, а другая, в Талице — покрылась грибком. Но людям предстоит жить в таких условиях еще минимум два года.

Ветхих домов, по официальной статистике, в Первоуральске порядка 70­-ти. Кто-­то из жильцов мечтает о капитальном ремонте, поскольку не хочет покидать родные стены, а кто-­то надеется, что их дом все же признают аварийным и включат в программу переселения. На 2014 и 2015 годы план действий администрации известен — будут расселены 14 домов, признанные аварийными до 2010 года. Но это далеко не все дома, в которых с каждым годом пропадает комфорт. В этом списке, к примеру, нет домов №3 по улице Карбышева и №20 по улице Зои Космодемьянской. Аварийными они не считаются, хотя жители ежедневно наблюдают обратное.

Дом №3 на улице Карбышева, в котором живет Наталья Павлова, раскололся на две части в 2010 году. Потом был сделан ремонт, но история повторилась вновь летом 2012 года. Окна жильцов перестали открываться, трещины на потолке и стенах обесценили ремонт. Выявить причину разлома экспертизе не удалось, поэтому, скорее всего, дом будет признан аварийным. Иногда жильцы слышат небольшой шорох — как будто в доме завелся барабашка. Возможно, это связано с движением стен.

Дом №3 на улице Карбышева, в котором живет Наталья Павлова, раскололся на две части в 2010 году. Потом был сделан ремонт, но история повторилась вновь летом 2012 года. Окна жильцов перестали открываться, трещины на потолке и стенах обесценили ремонт. Выявить причину разлома экспертизе не удалось, поэтому, скорее всего, дом будет признан аварийным. Иногда жильцы слышат небольшой шорох — как будто в доме завелся барабашка. Возможно, это связано с движением стен.

 Дом с барабашкой

Дом №3 на улице Карбышева впечатление аварийного или даже ветхого не производит. Одноподъездная двухэтажка выглядит уютной: крепкий фундамент, пластиковые окна, приличный фасад.

— Это все замазали потому что, — встречает нас жительница с первого этажа Неля Николаевна. — В 2010 году дом раскололся на две части — огромная трещина прошла сверху донизу через все квартиры. Если б вы только видели! Потом ремонт был сделан. И двери, и окна пришлось менять — не закрывались потому что. Но вы лучше на второй этаж поднимитесь, там жильцы живут с самой постройки этого дома, они лучше расскажут.

В подъезде женщина показывает трещины, которые, по ее словам, сейчас гораздо меньше тех, что были первоначально, и появились они вновь около года назад. На тепло и отсутствие воды жители не жалуются, но вот дымоход, к примеру, не работает уже давно.

— Это наше родовое гнездо, — приглашает нас пройти в свою квартиру Наталья Павлова. Она вместе с мужем вернулась сюда в 1993 году, а вот родители жили здесь с момента постройки дома — 1954 года. Она отодвигает портьеры, за которыми на всю стену — огромная трещина. Подносишь руку и чувствуешь холодок с улицы. — Вот это произошло уже после ремонта. Второй раз. Ремонт делали совместно с управляющей компанией в апреле 2012 года. Тогда мне сказали: «Наталья Васильевна, не переживайте — вам до смерти хватит». Но в июле дом снова повело, и трещины вновь проявились.

Наталья Васильевна вспоминает — все произошло внезапно. Она гладила белье, когда заметила, как по стене пошел разлом. Позвала мужа, чтобы он сказал, не галлюцинации ли у нее.

— Муж увидел мое лицо и тут же постарался успокоить: «Ты видела, как люди живут? Это не смертельно». Я успокоилась, мы закрыли трещину портьерами и продолжаем жить. Новое окно перекосило, оно перестало открываться, и сейчас я побаиваюсь его даже мыть. Иногда слышен шорох в квартире. Небольшой — словно барабашка завелся. Связано ли это с движением стен — даже не знаю.

До слез жалко

После первого разлома Наталья Павлова активно занялась выяснением причин такого происшествия. Трижды управляющая компания «Уют» (ныне не существующая) составляла акты, но ничего не предпринималось. При содействии депутата Юрия Жильцова этим летом была приглашена специализированная экспертная организация.

— Как-­то показывали в новостях девятиэтажку на Сортировке, которая пострадала от взрыва цистерн. Так ее по периметру сжали особым образом, чтобы она не рушилась. Может, и у нас так можно сделать? Дом-­то хороший. И мне до слез было бы жалко его покинуть, — говорит Наталья Васильевна.

Юрий Жильцов изначально также был нацелен на спасение дома №3 по Карбышева.

— Мы даже специально профессора­ строителя приглашали, — рассказывает депутат. — Рыли особые шурфы на глубину более двух метров, чтобы найти причину разлома. Но, к сожалению, причину так и не выяснили. Нам сказали — нормальные грунты, крепкий фундамент. Но почему­то трещины расходятся все дальше. В итоге, этот дом тоже будем признавать аварийным и вносить в муниципальную программу по переселению. В течение ноября, думаю, получим заключение.

Но говорить о переселении из этого дома в администрации пока не спешат. Он встанет в очередь, но бюджет города уже расписан на три года, определены и адреса, которые исчезнут с карты города. Как программа будет реализовываться впоследствии — чиновники не загадывают. А потому в жизни Натальи Павловой и ее соседей в ближайшее время ничего не изменится.

— Я даже теперь зарядку в квартире не делаю, — говорит Наталья Васильевна. — Первый год после появления трещин еще делала. Смотрела на люстру, и думала: «Интересно, успею ли я тебя поймать?» А вот сейчас опасаюсь.

В 2013 году планировалось расселить два аварийных дома на Хромпике. Но задача была пересмотрена. Согласно указу президента, к 2016 году все жители страны, проживающие в аварийных домах, должны быть переселены. Под это выделены федеральные и бюджетные ассигнования. Первоуральск в программу вошел и за два года должен будет освоить 238 млн рублей, и только 53 из них — средства местного бюджета.

В 2014 году переселят дома: ул. Карбышева, 6, ул. Р. Люксембург, 6 и 10, ул. М. Сибиряка, 1, 3, 5/1, ул. Химиков, 3

В 2015 году: ул. Свердлова, 1, ул. Дзержинского, 3, ул. Папанинцев, 22а, ул. З. Космодемьянской, 22, ул. Цветочная, 3 и 5, ул. Сакко и Ванцетти, 6.

Пузатые стены и блохи с подпола

Более плачевная ситуация в доме №20 по улице Зои Космодемьянской в Талице. По словам Юрия Жильцова, жители этой двухэтажки также неоднократно обращались к нему за помощью — провести независимое обследование дома за свой счет им не по силам. Сейчас такие предприятия, как «Русский хром» и «Полипласт» обсуждают вопрос оплаты экспертизы, и в ближайшее время она будет сделана. Как призналась нам одна из жительниц дома: «С 1953 года живем здесь, а вот дожить век охота в любой комнатушке, лишь бы только не в этой конуре».

Татьяна Филякина с сестрой Екатериной Кочетковой уверяют — делать ремонт в квартире их ветхого дома бесполезно. Все быстро приходит в негодность. Заменив  деревянные рамы  на  пластик, они защитили себя хотя бы от холода. Жаль, что навсегда избавиться от крыс, блох и тараканов не получается.

Татьяна Филякина с сестрой Екатериной Кочетковой уверяют — делать ремонт в квартире их ветхого дома бесполезно. Все быстро приходит в негодность. Заменив деревянные рамы на пластик, они защитили себя хотя бы от холода. Жаль, что навсегда избавиться от крыс, блох и тараканов не получается.

Дом, по словам его обитателей, перекосило давно. На первом этаже жители не успевают менять сгнивший пол, а на верхнем — бороться с протекающей кровлей. Все перекрытия давно сгнили, а когда стала падать лесенка на второй этаж, к ней просто сделали подпорку, и на этом — все.

— Дом действительно ходуном ходит, — говорит Татьяна Филякина, одевая маленькую дочку на прогулку. В небольшой двухкомнатной квартире живут они и еще сестра с семьей. Жилье не приватизировано, когда­то здесь жила их бабушка. Девушка не скрывает — жизнь в доме полна сюрпризов. — Двери входные у нас закрываются только в том случае, если приложить усилия, батареи плохие и спасает только то, что недавно поменяли деревянные оконные рамы на пластиковые. Теперь хотя бы не дует.

Вообще, от морозов жильцы уже привыкли спасаться шерстяными носками, свитерами и чаем. А вот действенных средств борьбы с крысами и тараканами пока не найдено.

— Крысы и тараканы — наши соседи, с подпола блохи прыгают. А в одной комнате после ремонта появился грибок на стенах, — то, что Татьяна называет «ремонтом» является таковым с большой натяжкой. Наклеенные перед Новым годом обои уже все отваливаются, потолки — на грани краха. — Не держится ничего. Вы посмотрите — стены все пузатые.

О переселении Татьяна с сестрой Екатериной всерьез еще не думали. Если четыре дома по соседству планирую расселить только в 2015 году, то когда очередь дойдет до них — они даже не загадывают.

— Мы только не понимаем — чем дом №20 отличается от нашего? Идентичные они. Но тот вошел в программу, а мы — нет.

Увы, но многое здесь зависит от предприимчивости и настойчивости жителей домов, которые принято называть ветхими. Статус аварийности им не присвоят, даже если дом рушится — нужна экспертиза, за которую требуется заплатить немалые средства.

 

Чудес не бывает

Юрий Жильцов, депутат гордумы по округу №6:

— Я сам — житель Хромпика, и знаю, каких времен постройки у нас жилые дома. На Хромпике дома — начала 30­х годов. Они и физически, и морально устарели, а потому вопрос переселения нужно было ставить ребром. Мы нашли экспертную организацию, провели экспертизу, и семь домов на Хромпике, четыре дома в Талице попали в программу. На следующий этап у нас уже есть документы по дому №18 на улице Горняков, готовим экспертизу по Зои Космодемьянской, 20 и Карбышева, 3.

То, что муниципальная программа переселения на этот год была заморожена, и город ничего не сделал — не есть плохо. Сделает гораздо больше на будущий год благодаря региональной программе. Жилой фонд у нас давно устарел, но мы не должны забывать о реальности. Можно все ветхие дома признать аварийными, но чудес не бывает. Чтобы все их расселить — нужны большие финансовые вложения. И, конечно, ввод нового жилья. Работы у администрации еще много. На месте сегодняшних аварийных домов обязательно будут появляться новые жилые комплексы. Микрорайон Хромпик, в частности, не должен превратиться в пустыню.

 

Комментарии 0

Внимание! Комментарии на сайте не премодерируются. Правила
Комментируя, вы даете согласие на обработку персональных данных.