20:19, 20 Ноябрь 2013 г.357

Светлана Колесникова: «На хамские вопросы не отвечаем»

Светлана Колесникова, журналист

11 ноября «Городские вести» направили информационный запрос на имя главы администрации Алексея Дронова. На самом деле, запросов было даже два: один рассчитан на комментарий по обманутым дольщикам, а второй, включающий в себя 20 вопросов, был составлен для ознакомительного интервью с Алексеем Ивановичем. Сити-менеджеры в Первоуральске появляются не каждый день, Алексей Дронов — фигура известная лишь в узких, заводских кругах, и неплохо было бы представить его широкой общественности. Кроме того, программа развития Первоуральска, которой он покорил членов комиссии по выбору сити-менеджера, так и осталась за семью печатями, а очень бы хотелось послушать хотя бы тезисно.

Общение с Алексеем Дроновым в настоящий момент складывается… никак. Все помнят о негласном правиле 100 дней, которое диктует журналистская этика: новому руководителю дают возможность вникнуть в дела, не напоминают о проведении пресс-конференций, не подвергают критике и не требуют сиюминутных решений наболевших проблем. Но при этом рассчитывают на ответное этичное отношение — не перекрывать доступ к информации и уважать закон о СМИ. А в вышеупомянутом законе говорится о том, что на ответ на официальный запрос дается семь дней. Памятуя об этой магической цифре, я и попыталась сегодня узнать о судьбе нашего запроса с коллективно придуманными 20-ю вопросами. Как и полагается, он был отправлен на фирменном бланке «Городских вестей», с синей печатью и с подписью главного редактора.

А как узнать? Правильно, в пресс-службе, раз доступ к телу Алексея Дронова надежно охраняется, а успевший снискать какую-никакую славу Александр Ханин позиционирует себя как «работник завода», а не помощник Алексея Ивановича в управленческих делах.

Но вот с пресс-службой проблема — как таковой ее нет, поскольку команду новая власть успела пока только расформировать. Стало известно, что, возможно, руководителем пресс-службы станет Роман Явиц, но в телефонном разговоре он сказал, что пока знакомится с фронтом работ и пресс-секретарем его называть рановато. А жаль — показался адекватным и интеллигентным человеком. Явиц сослался на пресс-секретаря думы — Алексея Пономарева, мол, он пока пресс-секретарь Всея администрации в том числе. Сам Алексей Николаевич, похоже, о своем статусе не догадывался, когда я позвонила ему, чтобы выяснить — ждать гонца с ответом на запрос или нет.

— Вы считаете, что Алексей Иванович должен отвечать на ваши хамские вопросы? — по тону разговора стало понятно, по какому руслу он пойдет.

Я спросила, какой вопрос показался некорректного содержания, подозревая, что имеют в виду вопрос о зарплате, например, или слухах о ненормативной лексике в адрес подчиненных. Но Алексей Пономарев меня удивил:

— Вы читали то, что вы написали? Весь этот бред? Первый вопрос — об образовании! И вообще, это личное дело Алексея Ивановича — отвечать на ваши вопросы или нет.

В этот момент я еще раз удивилась. Как выяснилось, за 10 минут разговора мне придется сделать это еще ни один раз. Я наивно полагала, что люди, состоящие на муниципальной службе, и которых «кормят» налогоплательщики, обязаны общаться со СМИ. По закону. Письменно или устно — не важно, но должны. Причем от личных «хотелок» это не зависит.

Пресс-секретарь думы продолжал доказывать обратное, утверждая, что не хочет слушать мой бред о всякого рода обязанностях, что удовольствия от общения со мной он не испытывает (?) и вообще, устал меня слушать. Я не стала настаивать, просто напомнив, что все тот же закон о СМИ подразумевает обращение в прокуратуру, если ответа на запрос так и не последует.

— Вы же понимаете, что у вас сейчас два пути развития отношений с новой властью, — открыл мне глаза Пономарев. — Либо дружить, либо никаких отношений не будет.

— А третий вариант развития событий не предполагается? Нормальные рабочие отношения, например, — спросила я.

— Нет, — честно ответил Алексей Николаевич. Интересно, это его личное мнение или все-таки позиция руководства?

— В таком случае я прошу предоставить нам письменный отказ от ответа на запрос с подписью и печатью…

— Где вы видели пресс-секретарей с печатями? — не пошутил Пономарев. Действительно, пресс-секретарь и печать — о чем это я?

— С какой целью вы опубликовали свои вопросы на вашем сайте? Для чего? — продолжал искать корень зла Алексей Пономарев.

— Во-первых, мы предполагали, что возникнут проблемы с первым интервью, во-вторых, мы продолжаем политику максимальной открытости для читателей — вдруг мы упустили что-то, что интересно людям, — не стала кривить душой я.

В конце концов, Алексей Николаевич окончательно устал от нашего разговора, так и не прояснив ситуацию — ждать нам ответа голубиной почтой или почтой России, что по времени примерно одинаково. Он просто положил трубку.

Похоже, что поход в прокуратуру придется внести в список подвигов, при этом сохранив маленькую, но надежду на адекватное общение в будущем. Может, властьимущие поймут, что журналисты редко носят светлый верх-темный низ и порой задают неудобные вопросы?

Комментарии 65

Внимание! Комментарии на сайте не премодерируются. Правила
Комментируя, вы даете согласие на обработку персональных данных.