447

Невеста 25-летнего Сергея Мордвинова уверена, что ее жених умер по вине медиков

Медики утверждают, что сделали все, что могли

Сергей и Анастасия познакомились два года назад. С первой же встречи поняли, что друг без друга они больше не могут — как говорится, судьба свела две половинки. Планы у молодых людей были серьезные — в августе следующего года хотели пожениться, Анастасия уже носила кольцо на безымянном пальце. Впереди — радужная перспектива совместного быта, рождение детей. Но планам не суждено было сбыться — 11 ноября Сергей Мордвинов, которому было всего 25 лет, умер от инфаркта. Его невеста уверена — это не роковая случайность, ее любимого не стало потому, что врачи «Скорой помощи» не справились со своими обязанностями и именно они виновны в смерти Сергея. Что произошло на самом деле — разбирались «Городские вести».

Сережа Мордвинов

Сергей Мордвинов и Анастасия Гладышева собирались пожениться в августе следующего года

 

— Сейчас редко встретишь таких, каким был Сережа, — рассказывает Анастасия Гладышева. Девушка встретилась с нами на восьмой день после смерти Сергея Мордвинова, свидетелем которой она была. — Он прекрасно играл на гитаре, пел, не любил сидеть дома — выезжал на природу, сплавлялся по реке. Вот в этом году хотели сплавляться…

Настя держится хорошо, не дает волю слезам, вспоминая о счастливых совместных моментах, улыбается и даже шутит. Время от времени она говорит о Сергее в настоящем времени — «поет, работает», как бы забывая, что на следующий день после нашей встречи пройдет поминальный обед.

— Он уже делал мне предложение спустя год после нашего знакомства, — улыбается Анастасия, показывая простенькое колечко на пальце. — Конечно, я была согласна, но со свадьбой решили подождать — сначала хотелось окончить институт, а потом уже под венец, в белом платье. Кстати, свадьбу он хотел отмечать в лесу — не мыслил жизни без природы.

Молодые люди даже шутили на эту тему — Анастасия говорила, что пойдет замуж за Сергея лишь после того, как он бросит курить. Ничего не предвещало трагедии: Сергей работал, причем, трудился в трех местах сразу — логист, дезинфектор и таксист. Он всегда много работал, в последний год ему приходилось делать это за двоих, ведь летом умер отец, осталась мать. Не пил, не жаловался на здоровье. Более того, любил спорт — часто катался на дальние расстояния на своем велосипеде.

 Может, бронхит?

Все началось 9 ноября.

— Еще в субботу он жаловался на давящую боль в груди, подкашливал, — говорит Анастасия. — Я подумала, что бронхит, и велела в понедельник с утра идти в больницу. Он пообещал, что сходит. Если бы я только знала, чем это закончится, в тот же день схватила бы его в охапку и притащила в больницу!

Вскоре боль прошла, ничего не беспокоило молодого человека. Вечером пришли друзья, Сергей, как водится, играл на гитаре и пел.

— Я так хотела снять, как он поет, но он запретил, — чуть не плачет Настя.

Потом молодые люди легли спать, а наутро Сергей вновь пожаловался на давящую боль в груди. Но снова «отпустило», причем Сергей тотчас же предложил девушке прокатиться: они уехали в Чертово городище, погуляли там, а вечером молодой человек поехал на работу в такси.

— Он выкроил десять минут, заехал ко мне, мы посидели в машине, поболтали, он сказал, что взял заказ на Екатеринбург, — вздыхает Анастасия. — Я решила не дожидаться Сережу, а ложиться спать — в 5:30 вставать, чтобы успеть в институт.

Утром Настя, которая обычно не прогуливает пары, встать не смогла — хотелось спать, девушка валилась с ног. Несколько раз перезаводила будильник, но проснулась в итоге от звонка Сергея в 9:14. Это время она будет помнить еще долго.

— Он позвонил, сказал, что сильно болит в груди, сказал, что вызвал «скорую», но ее еще нет, — рассказывает о событиях злополучного утра девушка. — Я мигом собралась, побежала к нему. В 9:45 я была возле его дома, к подъезду заворачивала «скорая помощь».

Пулей взлетела на четвертый этаж — двери ей открыл сам Сергей.

— Он не был бледен, стоял сам и говорил со мной, — продолжает Анастасия. — За минуту до меня в квартиру вошли врачи, я велела ему лечь, а сама бросилась за полисом в машину, принесла кружку, заперла кота, чтоб не крутился под ногами.

Анастасия Гладышева

Анастасия Гладышева

Пока девушка бегала и выполняла поручения, медсестра снимала электрокардиограмму.

Медики отметили, что она нехорошая.

— У меня она тоже нехорошая уже несколько лет, аритмия, но я живу! — сетует Анастасия.

Девушка начала судорожно собирать вещи Сергея — тапочки, белье, ведь она была уверена — они поедут в больницу. В этом были уверены и врачи, которые отправили Настю искать трех мужчин, чтобы спустить Сергея на носилках.

— Я удивилась, зачем, он ведь отлично ходит сам, но медики пояснили, что сейчас поставят наркотическое вещество, и передвигаться сам он не сможет, — разводит руками Анастасия.

 Ничего хорошего. Он скончался

Найти мужчин, способных помочь, утром рабочего дня оказалось задачей не из легких. Настя пробежала пять этажей и нашла лишь одного, который обещал привести помощь. Вернулась в квартиру и сразу поняла — происходит что‑то страшное.

— Сережа лежал на полу, медики суетились вокруг него, выгнали меня в коридор, — говорит Анастасия. — Я видела, как они пытались «оживить» его, достали дефибриллятор, но он сработал только с третьего раза. Я это видела очень хорошо!

Заметив, что за их работой наблюдают, медики велели закрыть дверь. Настя захлопнула, ушла на кухню, принялась пить валерьянку. Она слышала, как из комнаты доносятся стоны и хрипы, но не хотела думать о плохом.

Прошло 20 минут. Вышли врачи.

— Все хорошо? — только и смогла выдавить из себя девушка. По словам Насти, ответ был лаконичным: «Ничего хорошего. Он скончался».

После этих слов девушка упала на пол.

— Я не прошу какого‑то особенного к себе внимания, но мне кажется, что они элементарно должны были дать мне успокоительное, поставить укол, успокоить в конце концов!

В чувство девушку привел телефонный звонок — звонила тетя, которой Анастасия успела позвонить, пока бегала по подъезду в поисках подмоги. Через минуту женщина была в квартире. В это время врач «Скорой помощи» звонила в полицию, чтобы приехали сотрудники ОМВД и зафиксировали смерть.

— По телефону она сказала, что причина смерти — инфаркт миокарда. Никаких бумаг они после себя не оставили. Не было даже ампул. Ничего. В морге нам сказали, что умер Сережа вследствие острой коронарной недостаточности.

Девушка настроена решительно. Анастасия Гладышева не хочет верить, что смерь ее любимого — стечение обстоятельств. Родные Сергея также усматривают вину бригады «скорой помощи» — почему они не поставили ему морфин уже в карете, чтобы были хоть какие‑то шансы довезти его до больницы?

— Я дойду до суда. Я хочу, чтобы этих людей отстранили от врачебной деятельности, и дай бог им здоровья, — подводит Анастасия итог беседы. — А колечко я буду носить на безымянном пальце всегда. В память о Сереже.

 Ситуация редкая, но не эксклюзивная

Вадим Кучумов, главный кардиолог межмуниципального медицинского центра, заведующий отделением кардиологии ГБ№1

Инфаркт «молодеет» со страшной силой. 32-35 лет — уже давно не удивляет. Понятно, что 25 лет — совсем молодой возраст, и за свою 20-летнюю практику я наблюдаю второй такой случай. Здесь типичные факторы риска не работают, такие как ожирение, сахарный диабет и прочие. Я думаю, здесь имеет место быть врожденная аномалия коронарных сосудов. Причина инфаркта — это тромб в сосуде или спазм коронарной артерии. Ситуация редкая, но не эксклюзивная. Предвестник инфаркта — так называемая нестабильная стенокардия, когда человек испытывает боли в области груди. У Сергея Мордвинова боли продолжались в течение двух суток. Приступ начался в 7 часов утра 11 ноября, а «Скорую» он вызвал лишь в десятом часу. По данным ВОЗ, 50% людей умирают дома в течение часа, имея такие симптомы. Мы работаем по протоколам, которые сводят процент ошибки к минимуму. Наша «Скорая помощь» — очень квалифицированная.

Да, в морге установили причину смерти — острая коронарная недостаточность. Увидеть обширный инфаркт можно только через сутки — то есть уже на вскрытии, когда часть клеток сердца умерла. В первые шесть часов — это развивающийся инфаркт миокарда. А есть термин «острый коронарный синдром» — то есть мы понимаем, что инфаркт будет, но подтвердить его в течение первых суток не сможем. При обширном инфаркте золотым стандартом является снятие электрокардиограммы, бригада «Скорой помощи» это сделала и выявила признаки инфаркта. А дальше все по протоколу — препараты, разжижающие кровь, обезболивающее (морфин), тромболетическая терапия (растворение тромба). Именно в этот момент произошла остановка сердца, что и стало причиной смерти. Медики попытались его спасти при помощи дефибриллятора — но это не стопроцентный гарант возвращения к жизни.

Нельзя говорить о том, что врач «Скорой помощи» и патологоанатомы поставили разные диагнозы. Инфаркт миокарда, острая коронарная недостаточность — это стадии одной болезни, а так как больной умер до суток, то и поставили начальную стадию — ОКН.

Нельзя говорить о халатности врачей в этой ситуации — не было преступного бездействия, не было врачебной ошибки, никто не действовал во вред больному.

Если у родственников есть претензии, то их следует решать цивилизованно, обратившись в прокуратуру, а не поливать грязью сотрудников «Скорой помощи».

 

«Скорая» не могла ехать полчаса

Вячеслав Федоров, заместитель главного врача «Станции скорой помощи»

Бригада «Скорой помощи» не могла ехать полчаса. По нашим данным, вызов был принят в 9:17 минут, а прибытие на место вызова — в 9:25. Когда возникают экстренные ситуации, когда счет идет на минуты, время тянется. Это субъективное восприятие времени. Мы исключаем тот факт, что «Скорая помощь» ехала полчаса, ведь каждая машина оборудована системой навигации ГЛОНАСС и передвижения отслеживаются.

У нас нет специализированных кардиологических бригад «Скорой помощи» (они есть в городах с населением свыше 500 тысяч человек).  Каждая машина у нас укомплектована по классу Б — обязателен кардиограф и дефибриллятор. Девушка отмечает, что он сработал с третьего раза — это не может быть правдой. Прибор посылает микроимпульсы, и тело не взлетает до потолка — отсюда визуально кажется, что ничего не происходит.

Что касается обвинений в черствости и бездействии врачей относительно девушки умершего молодого человека. Врачи обязаны были информировать девушку о ситуации. Они это сделали. Успокоить, напоить горячим чаем, дать валерьянки — это не входит в обязанности медика. Вы же понимаете, что девушка была в шоке, она не могла адекватно оценивать ситуацию. Людям свойственно обвинять врачей, особенно в тех ситуациях, когда пациенты погибают. Родные говорят о том, что надо было оказывать помощь, ставить препараты уже в карете «Скорой помощи» — то есть сначала спустить пациента в машину, а уже потом оказывать помощь. Вот именно это и было бы халатностью: первоочередная задача медиков — ввести медицинские препараты. Что и было сделано.

 

Точку поставит прокуратура

Эльвира Ветлужских, помощник прокурора

К сожалению, предметно по ситуации с Сергеем Мордвиновым говорить пока рано — жалобу в прокуратуру родственники молодого человека подали 18 ноября. Да, конечно, есть статья 293 УК РФ «Халатность», но по отношению к врачам существует специальный состав в кодексе — «Неоказание помощи больному». Он применяется, если причинен средний или тяжкий вред здоровью человека, либо смерть. Проводятся проверки с привлечением экспертов из Росздравнадзора, истребуем медицинские документы. Я не могу обвинить медиков в том, что истории болезней переписываются — все-таки существует делопроизводство в медучреждении. Но, в любом случае, все проверим. Уголовно наказуемым является упущение врача, а ошибка может быть по объективным обстоятельствам.

Часть 2, ст. 124 подразумевает наказание в виде принудительных работ и лишением права заниматься врачебной деятельностью на срок до трех лет, или лишение свободы сроком до четырех лет так же с лишением права заниматься медицинской деятельностью.

Внимание! Комментарии на сайте не премодерируются.