135

Как «Городские вести» и Дед Мороз исполнили желание Кирилла Киселева

Кирилл не обычный мальчик. В январе ему исполнится шесть лет, а в сентябре он бы мог пойти в школу со своими сверстниками. Но получилось так, что пока Кирилл не может ходить и говорить. Получив родовую травму, мальчику уже в год был поставлен диагноз ДЦП. При этом он удивляет родителей своей сообразительностью и упорными шажками вперед. В 2013 году, несмотря на частые болезни, Кирилл разучил новые звуки и научился хорошо держать голову. В своем письме к Деду Морозу Кирилл не просил игрушек и конфет, он загадал три желания: чтобы к нему в гости пришел настоящий Дед Мороз, чтобы у него появились новые друзья, с которыми он смог бы пробежаться по улицам, и чтобы мама с папой перестали переживать из-­за его болезни. Одно из желаний мальчика «Городские вести» помогли исполнить.

 

Дедушку Мороза Кирилл Киселев ждал вместе с мамой и дедушкой. Взрослые очень долго обсуждали, стоит ли приглашать Мороза в гости, и все­таки решили подарить ребенку праздник, новые эмоции. Это первый Новый год, когда Кирюша не ослаблен болезнями, и «Городские вести» также надеются, что здоровье мальчика в 2014 году только укрепится.

Дедушку Мороза Кирилл Киселев ждал вместе с мамой и дедушкой. Взрослые очень долго обсуждали, стоит ли приглашать Мороза в гости, и все­таки решили подарить ребенку праздник, новые эмоции. Это первый Новый год, когда Кирюша не ослаблен болезнями, и «Городские вести» также надеются, что здоровье мальчика в 2014 году только укрепится.

За несколько дней до Нового года в квартире семьи Киселевых раздался звонок. Дед Мороз Илья Бушмелев заглянул к доброму мальчику в гости. Кирилл ждал Дедушку в костюме тигренка. Сначала немного испугался, но потом сам потянул ручки к Морозу, потрогал бороду и даже подержался за волшебный посох. Разноцветная коробка со сладостями и небольшая игрушка остались у Кирилла на память о чудесном визите. Пока он разглядывал конфеты, мама мальчика Ирина Николаевна рассказала, что никогда у нее не было мысли оставить сынишку, и пока у нее есть он, она — будет у него.

Первый сын, первый внук

— Изначально у меня были очень трудные роды, — рассказывает Ирина Николаевна. — Хотя и рожала я в срок, сама. Потом врачи сказали, что у нас защемление шейных позвонков, вследствие чего наступила асфиксия. Помню, что несколько часов после родов Кирюша лежал на искусственной вентиляции легких. Но потом нам никто ничего не говорил — мол, наладится все.

Но «все» не наладилось. Постепенно родители мальчика стали замечать небольшие отклонения: в шесть месяцев их ребенок не сел, не пополз, не произносил никаких звуков.

— В восемь месяцев нам назначили комиссию в Екатеринбурге, а ближе к году поставили диагноз — детский церебральный паралич. Конечно, тяжело было принять. Малыш был долгожданным, первенец у нас, да и у бабушек с дедушками — первый внук. Подбадривали друг друга. С ДЦП ведь дети и школы, и институты заканчивают, и семьи заводят.

Но после года у Кирюши развилась эпилепсия. И это стало новым испытанием для всей семьи. До трех лет мама Ирина с сыном практически не жили дома — все по больницам. Из­за внутричерепного давления Кирилл не мог лежать, поэтому мама научилась спать с ним сидя.

— Много всего преодолевали мы. Но этот год выбил из колеи. Мы долго лежали в больнице, боролись с наисложнейшими приступами. Куда мы только не обращались. И к бабушкам ездили, и у частных мануальных терапевтов были, и в разных центрах наблюдались — никто не хочет работать с эпилепсией. Сначала нам надо справиться именно с ней. Терапию нам толком не могут подобрать. Даже элементарный массаж пальчиков, не говоря уже об иглоукалывании, нам противопоказан, так как это может спровоцировать приступ. Но мы не сдаемся.

— И не сдадимся, — поддерживает дедушка Николай Николаевич, который параллельно с разговорами еще успевает приготовить пюре для Кирюши. — Мы поднимем парня, всей семьей поднимем такое Солнце!

 

Наплачешься, а затем — в бой

В семье Киселевых никогда не вставал вопрос о том, что из­за болезни ребенка распадется семья. Муж Ирины Антон, наоборот, мобилизовал все свои силы и не чурается любой работы, чтобы помочь семье финансово. Он всегда подставляет плечо супруге в трудные минуты.

— Первая половина 2013 года свела на нет все наши успехи, — продолжает Ирина Николаевна. — Ребенок словно угас от постоянных болезней, и лишь с приходом лета стал постепенно оживать: и звуки новые научился произносить, на прогулках очень внимательный стал. Вообще он очень умный мальчик у нас, на лету буквально все схватывает. Расстраивает одно — что никак не могут нам подобрать терапию. В мае вроде бы подобрали, выписали домой, а через две недели — приступ. Доктора все говорят по­разному. Одни — что надо надеяться, другие — что ждать улучшений не стоит. Вот и получается, что придешь домой, сначала наплачешься, а потом себя опять настраиваешь на бой.

Только поддержка близких не дает угаснуть надежде, что все образуется.

— Кирюша очень любит играть в доктора, — улыбается мама. — А фонендоскоп и вовсе наша любимая игрушка. Еще любит неваляшку свою. А вот все мигающие, звучащие игрушки нам пришлось убрать — врачи сказали, что они нам только навредить могут.

Зато вместо них в доме появился кот Матроскин, которого все гордо именуют просто Матросом.

— Он даже гулять с Кирюшей ездит. Заберется в поддон коляски и сидит там всю прогулку — то ли охраняет, то ли просто своим кошачьим лапам не дает замерзнуть.

 

Вера в себя и поддержка — основа

Кирилл радостно отвечает на вопрос: «Сколько тебе годиков?» — вытягивая вперед ладошку с пятью пальчиками. Совсем скоро ему исполнится уже шесть, он, наверняка, выучит и эту цифру. Мама мальчика уверена, что наступивший год принесет в их семью долгожданное спокойствие, и частые болезни перестанут откидывать назад их общие победы.

— Мы к следующему году, дедушка, постараемся уже стишок про тебя и Снегурочку выучить. Да ведь, Кирюш? — хоть сын и не может пока ответить маме, она всегда разговаривает с ним, как со здоровым ребенком. Сама Ирина Николаевна тоже загадывает желания под Новый год. Самое заветное — чтобы здоровье вернулось к ее сынишке, чтобы ему стало легче, а приступы перестали его мучить. Второе желание мамы — родить Кирюше здоровенького братика или сестренку.

— Что бы я сказала мамам в такой же ситуации, как я? Поверьте в себя, поверьте в ребенка, — говорит Ирина Киселева. — И еще пожелала бы поддержки от родных и близких. Это основное. Если все отвернутся от женщины, то куда она? Со временем у меня даже подруг стало меньше — нет времени для общения. Часто думаю о каком­нибудь клубе для мамочек с трудными детьми. Охота, чтобы  в городе появилось такое место, куда бы мы все могли прийти пообщаться, поделиться своим опытом, просто поболтать. Этого не хватает очень.

Комментарии 0

Внимание! Комментарии на сайте не премодерируются. Правила
Комментируя, вы даете согласие на обработку персональных данных.