211

В городе затеян творческий эксперимент под названием «Последний европейский театр»

К 20 февраля новый театр готовит премьеру. А его создатели — режиссер Вадим Белоконь и драматург Оксана Розум — рассуждают о доступности театрального искусства и уверяют, что первоуральский зритель — не дурак.

IMG_8998

Нужные люди на нужные роли

Хоть театр и назван «Последним европейским», в Свердловской области он стал 33­м профессиональным и первым антрепризным.

— Людям, которые мыслят категорично, в названии видится место положения: это последний театр, который находится в Европе, — улыбается Вадим. — Была мысль назваться первым европейским театром, но решили, что первый — это громко, пусть будет лучше с юмором — последний. И хотя антреприза себя немножко дискредитировала, благодаря «халявке», которую зачастую привозят на периферию с целью собрать денег, это весьма интересная и перспективная форма.

Говоря современным языком, антреприза — это спектакль-проект. Он создается не в условиях театра и его труппы, а по схеме: режиссер выбирает пьесу, а затем подбирает под нее актерский состав. Это могут быть актеры из разных театров, подходящие для данных ролей.

— Приглашаются нужные люди на нужные роли, — поясняет Вадим. — Актеры любят играть в антрепризе, для них это — отличный шанс исполнить роли, которых у них нет в их основных театрах, поработать с новыми режиссерами. И вот знаете, насколько я не люблю художественную самодеятельность, настолько я ее и обожаю. Обожаю, потому что люди получают максимальное удовольствие от того, что делают. Вот когда профессиональный артист не теряет этого качества, на его спектакли люди идут с удовольствием. Я очень боюсь за свое детище, но у меня есть надежда, потому что на наши проекты откликаются хорошие актеры, играющие от души.

Как хочу, так и гремлю

Оксана Розум и Вадим Белоконь не скрывают, «Последний европейский театр» — это эксперимент.

— Искусство — та среда, где обязательно нужен какой-то прорыв и безумный шаг, — говорит Оксана. И толкают на этот шаг амбиции, интерес и желание творить.

— Без личных амбиций ни одно дело не обходится, — говорит Вадим. — Есть риск, но при этом есть и интерес, который этот риск оправдывает. Я не могу ничего гарантировать. Я не знаю, как примут эксперимент зрители. Но это, однозначно, дает альтернативу.

IMG_9003

IMG_9001

По статистике, на территории Западного управленческого округа театры обслуживают лишь три процента населения. Для сравнения, на территории Горнозаводского округа области эта цифра — 27 процентов. А в идеале, в Первоуральске должно работать пять театров. Вадим продолжает работать главным режиссером «Первоуральского театра драмы и комедии», который, по сути, является конкурентом его нового проекта, и всячески избегает вопросов о том, как удается работать на два фронта.

— Самый главный конкурент — это близость Екатеринбурга, — говорит Белоконь. — И дело­то не в том, что муниципальный театр какой-то не такой. Дело во мне лично, в Оксане. Муниципальный театр — это деньги налогоплательщиков, есть огромная ответственность за эти деньги. Поэтому существует муниципальный заказ, который театр должен выполнять. Конечно, и в нем есть эксперименты, но я не всегда могу позволить себе поэкспериментировать на деньги налогоплательщиков. Я пытался это делать, но есть опаска. А «Последний европейский» — это мое детище, это моя погремушка. Как хочу, так и гремлю.

Театр антрепризы хорош тем, что как проект он компактен, подвижен, мобилен, гибок, идеален для гастролей. Первоуральский театр пока планирует работать в камерном режиме. Хотя, если будет интерес у публики, не исключено, что постановки появятся и на большой сцене. Штата, декораций, своей сцены — того что есть у обычного театра — в новом проекте не предусмотрено.

— Да, пока мы без багажа. Может быть, без багажа будет даже легче, — говорят инициаторы.

IMG_8985

IMG_9005

IMG_8990

Попытка — не пытка

Как известно, театр — дело не дешевое. «Последний европейский» — не исключение. Выплывать в этом страшном мире театралы намерены за счет субсидий, грантов и зрителя.

— Вообще, если этот театр не станет бизнесом, то он обречен на вымирание, — констатирует факт Вадим. — Попытка — не пытка. Надеемся, что сможем. Сможем здесь, в Первоуральске. А чем плох в Первоуральске зритель? Мне он очень нравится. Не надо считать людей дураками. Хотелось бы охватить ту категорию зрителей, которая сейчас в театр практически не ходит. Это молодежь. Но для меня молодежь — это не возраст, это молодые сердцем, активные, желающие что-то узнавать, что-то смотреть люди. Хотелось бы видеть тех, в ком есть жажда жизни.

На первый спектакль создатели нового театра приглашают горожан в ресторан «Порт­Роял» 20 февраля. В общем-то, это и станет полноценным рождением «Последнего европейского театра». Это будет нечто непривычное — кулинарно-любовное шоу «Путь к сердцу мужчины» по пьесе Дарио Фо и Франка Раме «Свободная пара».

Комментарии 0

Внимание! Комментарии на сайте не премодерируются. Правила
Комментируя, вы даете согласие на обработку персональных данных.