145

Как не допустить повторения трагедии в московской школе — размышляют первоуральцы

ЧП в московской школе №263, где пятнадцатилетний школьник застрелил учителя и полицейского, вызвало бурный общественный резонанс. Сейчас страсти несколько поутихли и вместо вопроса «Кто виноват?», люди все настойчивее стали задавать вопрос «Что делать?». Ответ на этот вопрос решили найти и «Городские вести».

IMG_9850

 Месть или попытка самоликвидации?

Десятиклассник Сергей Гордеев 3 февраля пришел в школу около 12 часов — почему-то в женской шубе и с двумя ружьями: карабином и мелкокалиберной винтовкой, взятыми у отца. Угрожая школьному охраннику оружием, он потребовал провести его в кабинет, где в этот момент у его класса шел урок географии. Взяв одноклассников в заложники, Сергей двумя выстрелами убил учителя географии Андрея Кириллова, а затем открыл огонь по прибывшему в школу наряду полиции, убив одного из стражей порядка Сергея Бушуева и тяжело ранив второго — Владимира Крохина. После первых выстрелов все ученики школы, кроме захваченного класса, были эвакуированы, в школу прибыли дополнительные силы полиции. Однако уговорить Сергея Гордеева выпустить заложников и сдаться удалось лишь его отцу — Виктору Гордееву. Позднее стало известно, что на момент совершения им жестокого преступления, подросток находился в состоянии острого психического расстройства. После того, как он застрелил Андрея Кириллова, Сергей вдруг заявил одноклассникам, что «ему открылся смысл жизни», а позднее, в полиции, объяснил: устроил кровавую расправу, потому что его «никто не понимает».

— Надоело жить, но заканчивать самоубийством я не хотел, — сказал на допросе Сергей Гордеев. — Надеялся, что застрелят.

Все, кто знал Сергея, отмечают, что он был активистом, участвовал во всех школьных мероприятиях, отлично учился. По некоторым данным, причиной поступка Сергея Гордеева стал конфликт с учителем географии, которому он решил таким образом отомстить.

 Проблема не в охране, а в обществе

Все первоуральские школы оборудованы тревожными кнопками, а также охраняются сотрудниками ЧОП. Охранное предприятие выбирает родительский комитет, родители же и оплачивают услуги охранников, поскольку бюджетных средств на это не выделяется. В связи с событиями в Москве в управление образования поступило письмо с рекомендациями по усилению мер безопасности в образовательных учреждениях за подписью министра общего и профессионального образования.

— Такое же письмо подготовлено в адрес руководителей школ — усилить пропускной режим и провести еще раз беседы с детьми и с преподавателями, — рассказала начальник управления образования Нина Журавлева. Однако Нина Викторовна уверена: охрана — не панацея.

— Как показывает случай в Москве: наличие охраны не остановило подростка. То, что произошло — это не проблема охраны, это проблема общества. Охранять, конечно, мы можем, но как охранять от общедоступности образовательное учреждение? Школа — это не режимный объект. Да, это объект повышенной опасности, потому что в нем находится большое скопление людей, но это не говорит о том, что там должна быть вооруженная охрана, металлоискатель. Это — школа, поэтому я считаю, что сегодня больше нужно работать с семьями, особенно с теми, в которых имеются несовершеннолетние дети и оружие.

 А что мы можем?

Ирина Мочалова работает охранником в школе №7 уже семь лет и за все это время каких-то чрезвычайных происшествий на подведомственном ей объекте не происходило. И детей, и большинство родителей, уже знает в лицо.

— Даже кто на какой машине приезжает за эти годы уже запомнила, — отмечает Ирина Мочалова. — ЧП действительно не было. Иногда пьяного с территории школы приходилось «попросить», не больше.

Однако, как отмечает сама охранница, возможностей у нее не так много, максимум, что она может сделать для предотвращения потенциального преступления — нажать «тревожную кнопку». Что касается модной нынче установки электронных турникетов, то, по мнению Ирины Мочаловой, это хорошая помощь в работе школьных охранников, но конкретно, например, к школе №7 неприменимая.

— 1600 учащихся, плюс родители, которые провожают детей в школу. Мы просто физически не успеем пропустить такое количество народу через турникет к восьми утра, — поясняет Ирина Владимировна — Конечно, если в школе 500-600 детей, то это реально, а у нас надо тогда сквозное движение организовывать.

 Ужесточать закон об оружии

Руководитель ЧОП «Запад» Михаил Прокопчик считает: чтобы предотвратить случаи, подобные «московскому расстрелу», необходимо ужесточать законодательство в отношении физических лиц — владельцев оружия.

— Что может сделать охранник ЧОП в школе? Предотвратить мелкое хулиганство, выпроводить пьяного, угомонить дебоширящих школьников — и такие есть — и помочь в этом педагогу. А все антитеррористические мероприятия — это функции федеральных структур, — объяснил Михаил Павлович. — А охранник по закону прав по применению оружия или спецсредств не имеет, у него такие же права, как у рядового гражданина. Специальные средства и оружие охранник имеет право применять только в двух случаях: если его жизнь и здоровье подвергаются опасности и если на охраняемый объект совершается групповое вооруженное нападение.

IMG_9847

Владимир Галанцев работает охранником в школе №4 два года. Говорит, что после событий в Москве бдительность усилена: «У меня есть специальный журнал, куда я заношу данные всех посторонних людей, которые приходят в школу, пропускаю только при предъявлении документа, удостоверяющего личность. Учеников, которые во время урока пытаются выйти из школы, выпускаю только при наличии записки от учителя с объяснением причины: в больницу ребенок идет или куда-­то еще. «Тревожная кнопка» у меня всегда при себе — в кармане».

Но при этом у охранников в школах оружия или спецсредств, кроме «тревожной кнопки», не имеется. Причина тому проста: вооруженный охранник обходится существенно дороже.

— Стоимость учебы охранника — это не пять и не десять рублей, а гораздо более крупные суммы, как его личные, так и предприятия. Охранники, которые стоят с оружием, ежегодно проходят повышение квалификации, это тоже затраты, — рассказал Михаил Прокопчик. — Если есть желание, чтобы объект охранялся крепкими здоровыми парнями с оружием, готовьтесь платить: от 150 рублей в час. Такие деньги никто из родителей никогда сдавать не будет. Поэтому из всех зол выбирается самое наименьшее: лишь бы кто-то стоял, пьяных, хулиганов в школу не пускал. Сами учителя иногда предупреждают: вот этого нашего бывшего ученика на порог школы не пускайте.

А вот особых плюсов в установке дополнительных охранных конструкций — турникетов или рамок металлодетекторов директор ЧОП не видит.

— Тот, кто хочет зайти — зайдет. Я считаю, что установка турникетов, металлоискателей противоречит правилам пожарной безопасности, мешает эвакуации.

Однако опасений, что школы, поняв неэффективность охраны, начнут массово отказываться от услуг ЧОП, у их сотрудников не возникает — специальный человек, всегда готовый нажать тревожную кнопку, просто обязан быть.

— То, что произошло в Москве — это горе, беда, но такое происходит во всех странах мира, что в Америке, что в Европе, что в Скандинавских странах. Процентное количество людей с какими-то отклонениями одинаково во всем мире. Поэтому такое происходило, и будет происходить. Проблема в другом: в том, что оружие оказалось у ребенка. На мой взгляд, нужно ужесточать закон об оружии у физических лиц, чтобы владельцы несли уголовную ответственность, если их оружие попало в чужие руки. А лучше всего, если бы это оружие хранилось в спецподразделении полиции и выдавалось бы только на время использования: собрался на охоту, предъяви лицензию, получай оружие. Думаю, что должны выдаваться специальные брелоки, которые бы позволяли отследить, куда «пошло» ружье, действительно ли на охоту или на какие-то разборки. Техника позволяет все, что угодно, огромных затрат это не потребует. Жизнь меняется, законы тоже должны меняться. А вообще, я сторонник того, чтобы на руках у людей было как можно меньше оружия, в том числе и травматического.

 Пообщайтесь полчаса с ребенком

Психолог Марина Быкова считает, что в московской трагедии отчасти виноваты родители.

— С одной стороны, я им очень сочувствую, понятно, что сейчас в их адрес будет высказана масса претензий. Но давайте посмотрим, в какое время мы живем: чтобы семья жила хотя бы более-менее достойно, родителям зачастую приходится работать на двух работах, — рассуждает Марина Леонидовна. — Поэтому детям уделяется меньше внимания. Однако я убеждена: полчаса в день для общения с ребенком выделить можно, главное, чтобы это было в системе, чтобы эти полчаса уделялись ребенку ежедневно.

А советы психолога родителям довольно просты. Дети, склонные к насилию и агрессии, зачастую замкнуты, много времени проводят за компьютером и живут в мире своих фантазий.

— В том мирке, которые они строят в своем воображении, они — герои, сильные, успешные, уверенные в себе. Когда такой ребенок идет на преступление, то его совершает именно этот иллюзорный герой, а реальный подросток зачастую не может вспомнить обстоятельства произошедшего. Детям, склонным к насилию, агрессии свойственны такие качества как чувство неполноценности, осознание себя непризнанными. Про московского стрелка говорилось, что мальчик был замкнут.

Родителям подростков следует обратить на то, что ребенок рисует, какие фильмы смотрит, в какие компьютерные игры играет. Внезапный интерес к фильмам ужасов, немотивированные вспышки агрессии на фоне общей замкнутости, употребление алкоголя должны насторожить родителей.

— В первую очередь, следует показать ребенка неврологу, потому что многие психологические проблемы имеют под собой физиологические причины — повышенное внутричерепное давление, родовые травмы. Порой родители знают об этих проблемах ребенка, но не занимаются ими. Поэтому в первую очередь — регулярный осмотр невролога.

Родителям следует активнее интересоваться жизнью ребенка: с кем, куда, зачем пошел, каковы успехи в школе, обязательно занять свободное время чем-то полезным — кружками, секциями. Для мальчиков — силовые, бойцовые виды спорта, для того, чтобы ребенок мог там выплеснуть избыток агрессии, если таковая имеется.

 

Комментарии 0

Внимание! Комментарии на сайте не премодерируются. Правила
Комментируя, вы даете согласие на обработку персональных данных.