364

Лица Победы: как медсестра Ольга Макушкина спасала солдат

veteran5

Ольга Макушкина Фото ©Александра Артемьева

— Мне и подумать страшно, что за 90 лет уже перекатило, — признается Ольга Ивановна.

Перед нами сидит симпатичная, моложавая женщина. Она в черном строгом платье, а все свои награды хранит в отдельной коробочке. Ветеран Ольга Макушкина ждала нас в гости, приготовила фирменный торт и накрыла на стол.

 

Медицина приблизила победу

Ольга Ивановна Макушкина родилась в Украине в городе Гадяч. Война началась, когда Оле было 18 лет.

— Рядышком с нашей деревней стоял санаторий, с приходом войны он сразу превратился в госпиталь, — вспоминает женщина. — Нас шесть девчонок из одной деревни в военкомате сразу определили в этот госпиталь медсестрами.

Всю Великую Отечественную войну Ольга Ивановна проработала медсестрой. Этим она очень гордится, считает, что без медицины День Победы бы не настал.

veteran3

— Война была очень жестокая, мы не были готовы отразить такую громадную армию немецких войск. Медицинские работники внесли большой вклад и приблизили победу. Вообще, я горжусь, что воевала, у нас можно сказать, и семья военная. Сын пошел по стопам отца, отслужил в армии, поступил в танковое училище в Челябинске, теперь он у нас генерал в Москве, а внучка, как и я, врачом стала, — рассказывает Ольга Ивановна. — На войне очень тяжело было. Ведь каждый день кто-то умирал у нас, одна медсестра на 150 человек была. Порой вижу уже, что паренек не борется больше, на руках у меня «засыпает» и говорит: «Как так? Я ведь один у матери». А что я ему скажу? Вместе с ним и ревела.

 

Нужно было помогать

Из Украины госпиталь повезли в Рязань, оттуда в Москву, потом в Сталинград.

— Помню, загорелся вагон с продуктами, его отцепили, а нас двинули вперед. Я уже названия всех пунктов не помню. Наш госпиталь считался армейский, поэтому мы всегда были на колесах, в движении. Мы ездили за армией, оставляли себе легкораненых, которым нужно было лечение на несколько недель, — говорит ветеран. — Помню, в Сталинграде однажды стояла на посту. А на улице был 40-градусный мороз, я просто ревела от холода, но стояла. В шинель закутывалась, а на ногах валенки 45-го размера, которые совсем не грели. Один солдат увидел, что я плачу и велел идти греться. Ой, меня ругали тогда, что я пост покинула, а я говорить ничего не могла, могла плакать только. Больше я на пост все равно не ходила.

veteran2

После Сталинграда медсестер повезли в Румынию. Там кроме своего госпиталя, русским девушкам пришлось ухаживать за немецкими солдатами, которых бросили свои:

— Не оставлять же их умирать в мучениях? Там 200 человек лежало штабелями. Выбора у нас просто не было, нужно было помогать.

 

Казалось, что все легко

Солдаты для Ольги Ивановны становились родными. Доверяли ей не только свою жизнь, но и все мысли и переживания:

— Парню одному пришло письмо. Написали, что жена его замуж вышла, он повесился. Потом остальные ребята давали мне письма свои почитать. Я глазами пробегусь, вроде хорошо все, потом только им отдавала, — говорит бабушка. — На танцы не приглашали. Да какие там танцы-то? На танцы не ходили, и самодеятельности у нас никакой не было. Мы же в теплушке жили, с боков дует, прижмемся друг к другу, а согреться невозможно. Тут уж не до самодеятельности.

А одному из военных Ольга Ивановна так в душу запала, что он впоследствии на ней женился. Бабушка показывает, какая она молодая на фотографии, красивая, все в мехах, а рядом ее «мальчики»: муж и два сына.

veteran1

— В 1944 году привезли моего Бориса в госпиталь к нам. Он был контужен, были страшные головные боли, говорил, что аж глаза выпадывали. А я все старалась, ухаживала за ним. Не думала даже, что замуж за него пойду. Он уехал, и письма продолжал слать. Потом он опять вернулся, мы с ним зарегистрировались и уже ждали вместе нашей Победы. Два сына у меня, пять внуков и восемь правнуков теперь. Я и внуков сама воспитала, потому что родители у них были военными, постоянно разъезжали.

 

 Что я матерям скажу

— После Румынии, нас отослали в Венгрию. Там мы надолго остались. Я уже много забыла, но тот случай никогда не забуду. Начальник гарнизона попросил шафера своего отвезти его домой, сам он поехал обратно. Попались по дороге ему два солдата, вроде и в советской форме, но не наши они были. Они нанесли шаферу три раны. Некоторые говорят, что генералы не переживали за своих солдат. Неправда. Он говорил: сынок, как же я тебя не уберег? Я даже вспоминать не могу, — говорит Ольга Ивановна, еле сдерживая слезы. — Его принесли в госпиталь уже мертвым. Генерал кричит мне: «Сделайте что-нибудь с ним, чтобы он жил». А сделать-то ничего уже нельзя было.

veteran

День Победы Ольга Макушкина встретила там же в Венгрии. Рассказывает, что за всю жизнь это был самый долгожданный праздник.

— Раненные друг друга выносили на руках на улицу, и мы все вместе кричали «ура», смеялись, плакали, — рассказывает ветеран. — Плакали не только от счастья, но и от того, что в Венгрии похоронили много своих, и как жалко было их здесь оставлять на чужой земле. Я всю войну переживал, что же я дома скажу матерям и женам их. До сих пор ужасы снятся.

В Венгрии солдат с медсестрами продержали октября. На чужой земле было тяжко, всем хотелось домой. Но ничего, кроме как ждать приказа, не оставалось.

 

Долг — павших чтить

Война закончилась, а семья Макушкиных продолжала разъезжать за своим военным главой семейства. Так по распределению они оказались в Первоуральске, здесь и остались.

— Работала я в стоматологии. В городе меня уважают. Соседи всегда помогают, а с верхнего этажа Римма Семеновна каждый день заходит, спрашивает, как у меня дела, чем помочь? — улыбается Ольга Ивановна. — Дети и внуки меня любят. Когда вся семья собирается, одного стола нам уже не хватает. Правнучка у меня спрашивает постоянно: «Откуда, бабушка, у тебя такие медали? Что ты делала для этого?» Я смеюсь, говорю, что ей все подарю. Самые мои любимые — это «За победу над Германией», «Оборона Москвы», «Фронтовик».

На парады Победы Ольга Макушкина уже не ходит, говорит, что ноги уже не те.

— Раньше, конечно, ходила, потому что, это долг — павших чтить. Сейчас-то куда мне? Сама кое-как хожу, за стенку держусь. Смотрю на себя и думаю, какая я раньше шустрая была, как бегала, прыгала, а сейчас…

Комментарии 0

Внимание! Комментарии на сайте не премодерируются. Правила
Комментируя, вы даете согласие на обработку персональных данных.