817

Первоуральская медсестра Наталья Черных рассказала, как спасают людей

Сегодня во всей России отмечается день медицинской сестры. «Городские вести» в этот день заглянули в кардиологическое отделение ГБ№ 1, чтобы пообщаться с представителем этой благородной профессии.

12 мая отмечается Международный день медицинской сестры. Профессиональный праздник отмечается в день рождения одной из знаменитых англичанок, Флоренс Найтингейл, которая во время Крымской войны организовала первую в мире службу сестер милосердия.

 

В профессию привела бабушка

Обычно, когда люди рассказывают о выборе профессии, особенно, если речь идет о социально значимом трудовом поприще, то мало кому удается избежать пафоса и высокопарных слов. Наталья Черных, процедурная медсестра кардиологического отделения ГБ№ 1 оказалась как раз из числа тех немногих, кто о выборе профессии и своей работе говорит просто и мудро.

Наталья Черных

Медсестра кардиологического отделения ГБ №1 Наталья Черных

— Медсестрой была моя бабушка, Любовь Петровна Голубь, она работала в Билимбае и часто, когда меня маленькую не с кем было оставить, брала меня с собой на работу, так что представление о профессии у меня было с детства. Когда я уже окончательно определялась с выбором, то на него повлияла и мысль о том, что я, получив профессию медсестры, смогу помогать своим родным. Ну и то, что для поступления в медицинский колледж нет необходимости сдавать математику тоже оказало свое влияние, — лукаво улыбается Наталья, — Медсестрой я работаю уже пять лет. После окончания ревдинского медицинского колледжа пришла в отдел кадров и мне предложили: либо в перинатальный центр, либо в реанимацию. Естественно, интересней мне показалась реанимация, и я работала там два с половиной года. А потом освободилось место в процедурном кабинете в кардиологии и я перешла сюда — мне нравится работать с венами: капельницы, внутривенные вливания.

sestra3

Неловких медсестер, которые попадают в вену не с первого раза и способны расковырять локтевой сгиб до синяка, больные, мягко говоря, не одобряют. Однако это не о Наталье Черных. Несмотря на то, что пациенты в кардиологию чаще всего поступают из реанимации и вены у них, в силу предыдущей терапии, возраста и пониженного давления уже «спавшиеся», молодая процедурная медсестра практически всегда попадает иглой куда надо.

— Пациенты, как правило, благодарны, ведь кардиологические больные это, как правило «безвенные» больные. Иногда приходится колоть не только в локтевой сгиб, но и в тыльную сторону руки. А вот в ноги капельницы ставить нельзя — у многих варикозное расширение вен. Можно только кровь на анализ взять, — расширяет наши познания Наталья.

 

Я — медсестра и это круто

Конечно, самые яркие воспоминания у Натальи Черных — о работе в реанимации. Как говорит она сама, после окончания медколледжа хотелось экстрима.

sestra1

— На практике у нас как было: стой, смотри. А хотелось попробовать все самой. Пришла в реанимацию — и не пожалела, — вспоминает Наталья, — Хотя в первый же день, когда я вышла на работу, у нас произошел трагический случай — клиническая смерть пациента. В отделении было десять коек, из них, если не ошибаюсь, в тот день было занято пять, все тяжелые.

День шел спокойно, а после обеда одному из пациентов, пожилому мужчине стало плохо.

— Его затрясло, пошла пена изо рта, глаза закатились, язык выпал. Мы стали оказывать помощь, проводить реанимационные мероприятия, но увы — спасти не смогли, — вздыхает Наталья, — Реанимировали как положено, полчаса. Я до этого никогда не видела, как человек умирает, и уж тем более никто у меня на руках не умирал. Он сначала был теплый-теплый, а потом резко так — холодный, прямо как мраморный.

Наташа признает: впервые столкнуться со смертью было очень страшно.

— Вначале же все пропускаешь через себя, безумно нервничаешь, тем более это был первый пациент у меня. Это сейчас я уже более спокойно отношусь к таким случаям, появился и в этом отношении профессионализм, — говорит Наталья. — Что делать, никто не вечен. Тем более, что есть немало случаев со счастливым концом. И в таких случаях чувствуешь себя здорово: я спасла жизнь, это круто.

 

Все с хэппи-эндом

По опыту работы в кардиологии, Наталья с уверенностью говорит: инфаркт очень помолодел, в отделение нередко поступают с таким диагнозом и тридцатилетние.

sestra2

— На самом деле это ужасно — инфаркт в таком возрасте. В первые часы им необходима самая интенсивная помощь: прокапать стрептокиназу — провести тромболитическую терапию. К нам не так давно поступил молодой человек именно с таким диагнозом, мы успели все быстро прокапать, все вовремя провели и парень через три недели уже выписался из стационара в отличном состоянии, получилось все с хэппи-эндом, — рассказывает Наталья. — А был случай вообще из ряда вон, но тоже со счастливым концом: поступил молодой человек, которого по состоянию на тот момент нужно было отправлять на трансплантацию сердца: так все было плохо. Три недели он полечился у нас, затем его отправили в ОКБ. Мы, естественно, связь с медиками из ОКБ держали, он пролежал там три месяца, вышел со снятой инвалидностью и ни о какой трансплантации сердца речи уже не шло. Вылечился, все стало хорошо.

О том, что экстремальную реанимацию она променяла на относительно спокойную кардиологию, Наталья не жалеет: во-первых, коллектив хороший, во-вторых, именно здесь она стала чувствовать отдачу, ответное тепло пациентов.

— Есть даже постоянные пациенты, которые следят за своим здоровьем и раз в полгода в среднем подлечиваются в стационаре, друг друга уже знаем. Благодарности пишут — у нас книга есть специальная для этого, — говорит Наталья. — В реанимации мне как раз вот этого — ответной отдачи от пациента и не хватало. Там же они лежат по пять дней, причем в таком состоянии, что вряд ли даже запоминают лица тех, кто вокруг них. А здесь это есть и это очень радует.

Комментарии 0

Внимание! Комментарии на сайте не премодерируются. Правила
Комментируя, вы даете согласие на обработку персональных данных.