15:35, 1 Июнь 2014 г.2 040

«Марципанчики» от торта «Сталинский ампир»

Фонтан был украшением двора

Старые дворики в центральной части Первоуральска, по привычке называемой «Соцгородом», окольцованные двухэтажными домами послевоенной, немецкой, застройки (отчего-то повсеместно выкрашенными то в тревожно-розовый, то в казематно-зеленый), являют собой сегодня печальное зрелище. Полуразрушенные-полузаброшенные, с обуглившимися остовами сгоревших, превращенных в помойки стаек, прикрытых зонтиками лопухов, исполосованные  мрачноватыми тенями полувековых лип и тополей, они доживают свой «век» на обочине городской жизни …

Чудом сохранившаяся парковая ротонда — единственная на весь город

Чудом сохранившаяся парковая ротонда — единственная на весь город

Забытые провинциальные осколки канувшей в Лету эпохи под названием «социализм».  Засохшие «марципанчики» на архитектурном торте «Сталинский ампир».

Калерина Александровна, которой нынче 77, проживала здесь вместе с родителями со своего  рождения до 15 лет. Тенистая анфилада старых дворов в квадрате, образованном ул. Чкалова-Трубников-Володарского-Гагарина, для нее — ностальгия. Нет-нет, а сердце  защемит, и ноги сами сюда приведут:

— В той круглой ротонде мальчики нам назначали свидания. Она была такая ухоженная, в окружении цветочных клумб, которые постоянно поливал наш дворник. И, конечно, я помню фонтан, в котором купалась в детсадовском возрасте.

Фонтан с небольшой круглой чашей был главным украшением двора. На скамейке в тени его прохладных брызг играли в шахматы пенсионеры в «сомбреро» из вчерашних газет, присматривая за резвящимися в воде внуками.

За этими дверями когда-то хранился домашний скарб, хрюкали поросята, кудахтали куры

За этими дверями когда-то хранился домашний скарб, хрюкали поросята, кудахтали куры

В центре двора, а также в нескольких местах по периметру, на невысоких изящных постаментах  возвышались затейливо украшенные каменные вазоны, в которых нежно «моргали» анютины глазки, розовели маргаритки, огненным цветом полыхала настурция.

В большом разнообразии в старых городских дворах были представлены скульптурные композиции (как одиночные, так и групповые).  Если входы в парки и стадионы охраняли могучие «девушки в купальниках с веслами» и не менее монументальные «мужчины в семейных трусах с копьями», то в глубине дворов, в зарослях душно цветущей акации, «водили хороводы дети разных народов в пионерских галстуках и испанках с кисточками» (артековская тема), «девочки в передниках кормили голубей или уточек», а «мальчики играли с собаками».

 

Ключ от калитки хранился у дворника

Старожилы вспоминают, что дворы в центре города, окруженные витиеватыми  решетками чугунного литья, закрывались на ночь. Ключ от калитки хранился у дворника, проживавшего, как правило, по месту работы, чтоб территория двора всегда находилась под присмотром. Обычно на эту работу нанимали скуластых чистоплотных, плохо говорящих по-русски, но исключительно вежливых и добросовестных татарок. Даже летом они ходили в калошах, длинных белых вязаных носках, и утро начинали с поливки газонов, засеянных медуницей и левкоями.

blog1

Чаша фонтана, бывшего когда-то украшением двора

Имелись во дворах и хозяйственные постройки — стайки, где жильцы хранили незатейливый домашний скарб. А некоторые умудрялись до Покрова держать розовых кабанчиков (звали их всегда одинаково — «Борька»), нежно хрюкавших за дверью с амбарным замком, или куриц-несушек, которых выпускали попастись на зеленый лужок.

 

Встречаемся у «Слоника» …

… Разруха и мерзость запустения, что  ныне царят  здесь, не сегодня случились. И не вчера. И даже не позавчера.  Мы наблюдаем печальный итог десятилетий упадка. У городских властей до реставрации «сталинского ампира» никогда не доходили руки. Из описанного старожилами архитектурно-дворового «пиршества» я помню только каменные вазоны с маргаритками и «Слоника», покрашенного жуткой краской— «серебрянкой», с отбитыми бивнями, ополовиненными ушами, давно не функционировавшего как фонтан, но с победоносно поднятым хоботом. И даже в таком непотребном виде он являлся важным городским топонимом: «Где встречаемся? — У «Слоника». — Как вы пойдете? — Мимо «Слоника».

Издалека ротонда еще очень даже ничего, в тени деревьев словно белой лебедушкой парит ...

Издалека ротонда еще очень даже ничего, в тени деревьев словно белой лебедушкой парит …

Удивительно, но ротонда еще уцелела, и купол цел, и колонны, что по периметру, сохранились. Состояние постройки, конечно, ужасающее, но восстановлению скорее всего подлежит. Сохранились и чаша дворового фонтана (как элемент декора «исторического дворика», она имеет право на существование и даже может быть восстановлена, было бы желание и средства) и постаменты для вазонов. А единственный чудом сохранившийся вазон валяется на земле, в одном из палисадников на ул. Володарского.

 

 Филиал музея Гуггенхайма посреди разрухи

Коренных обитателей в обветшавших за почти 70 лет домах почти не осталось. Как говорится, иных уж нет, а те далече … Нынешние жильцы, периодически сменяющие друг друга, кроме запустения и разрухи, ничего здесь не видели, а потому вряд ли их посетит мысль (которую еще требуется сфомулировать и донести до кого-то) о восстановлении  разрушенных дворов или создании, к примеру, архитектурного комплекса «Исторический городской двор в стиле сталинский ампир».

p23

Фото предоставлено Ольгой Варгановой

fontan

Фото предоставлено Ольгой Варгановой

Разборчивые и в основном до денег охочие  «управляшки-неваляшки» не хотят весить такое «ярмо» на шею, им подавай дома поновей, с придомовой территорией поменьше, а этажностью побольше, чтоб жильцы платили исправно и ничего взамен  не требовали.

Депутаты городской Думы, избравшиеся от центрального округа,  дворы эти за три версты обходят, от жителей как от чумных бегут. Одно дело пропиариться на замене копеечных почтовых ящиков, протрубив об этом по двум «карманным» ТВ, и совсем другое — решать текущие проблемы избирателей практически в ежедневном формате.

Местные власти презентуют сегодня амбициозную, мало вяжущуюся с реальностью  программу «П-300», замахиваются на открытие в Первоуральске филиала музея Соломона Гуггенхайма, но им не приходит в голову хотя бы раз прогуляться по заброшенным дворикам в центре города, чтобы собственными глазами увидеть разруху и мерзость запустения.

Гуляя по старым дворикам, я почему-то вспомнила фразу Фаины Раневской. Когда актрису спросили: «Как жизнь, Фаина Георгиевна? Она ответила: «Я вам еще в прошлом году говорила, что г..но. Но тогда это был марципанчик».

Комментарии 39

Внимание! Комментарии на сайте не премодерируются. Правила
Комментируя, вы даете согласие на обработку персональных данных.