11:32, 2 Июнь 2014 г.1 419

Жители Меркитасихи просят помощи у депутата

В Меркитасиху невозможно доехать на автомобиле — дороги просто нет, местные пользуются железной дорогой. Тем не менее, жители недовольны, что их проблемы не решаются властью.

В деревне Меркитасиха накопилось уже много проблем. Дорога, пруд, связь, магазин — местные жители не знают, какая из проблем приоритетнее. Чтобы увидеть все проблемы воочию, депутат городской Думы по данному избирательному округу Станиславом Ведерниковым пообещал лично приехать в деревню, чтобы встретиться с местными жителями.

 

Несмотря на недоверие многих сельчан в приезд депутата, долгожданное собрание все-таки состоялось. О том, как прошла встреча, и каковы ее итоги — в материале «Городских вестей».

 Пусть человек воздухом подышит

— «Меркитасиха», — объявляет голос из электрички. Автор этих строк и Станислав Ведерников быстро спускаемся вниз. На перроне нас уже ждут Алексей Грозных, именно с ним депутат договаривался о встрече, и Михаил Сушинцев — все неравнодушные жители деревни Меркитасиха.

— Давайте, пока время есть, мы вам деревню немного покажем, — говорит Михаил и ведет нас к обходной дороге.

— А собрание-то скоро? — идут на встречу местные, после чего присоединяются к нам.

— На сегодня у нас к вам три главных вопроса: электричество, дорога и пруд, — предупреждает заранее Алексей.

— Вот посмотрите, видите, какие опоры гнилые? Все провода в скрутках, каждая такая дает падение напряжения. Вот чайник включаешь — падает на 12 Вольт, — рассказывает Михаил Сушинцев.  К обсуждению подключаются и остальные: негодуют, жалуются.

— Да не грузите вы его раньше времени, пусть воздухом человек подышит! — взволнованно говорит одна из жительниц, — только посмотрите, какой воздух здесь чистый! Пахнет черемухой. А у вас в Первоуральске чем пахнет?

— Скажите, а сколько вас здесь живет человек? — интересуется депутат.

— Местных осталось мало. С каждым годом все меньше. Никто главное не бросает это место, дети, внуки — каждые выходные приезжают, — сказал мужчина из толпы под одобрительное кивание головой остальных.

 Целая демонстрация собралась

Между тем, мы все ближе походим к общей точке сбора. Среди неравнодушных люди разных возрастов.

— О, да там уже целая демонстрация собралась, — отметила женщина, шедшая рядом со мной.

Широким кружком стоят жители,  их не меньше 30 человек, все в ожидании. Вступительное слово за Станиславом Викторовичем, он представился, объяснил цели своего приезда:

— Я хочу увидеть все собственными глазами. Постараюсь помочь, чем смогу.

— Главное, сдвинуть дело с мертвой точки, — поддерживает его Алексей Грозных. — Сегодня на повестке дня у нас электроснабжение, на которое у нас дан официальный ответ от «Облкоммунэнерго». Работы по ремонту электрических сетей включены в программу ремонтного фонда на 2014 год. Работы  по реконструкции электрических сетей в Меркитасихе планируются включить в инвестиционную программу  на 2015 год; пруд — противопожарное, и  дорога до Меркитасихи. По решению Первоуральского городского суда от 3 августа 2011 года Администрация ГО Первоуральска обязана обеспечить поселок дорогой  для проезда пожарной техники до 1 декабря 2013 года. Прошло уже два года, и где же дорога?

— Только обещания, только отписки! Они каждый год все перекладывают и перекладывают. Мы здесь, как в тайге живем. Вообще ничего нет! — не перестают возмущаться жители.

Постепенно круг вокруг депутата все больше сужается: каждый хочет лично рассказать о своей проблеме, разговоры становятся громче, а стопка документов, полученных жителями ранее от различных инстанций, в руках Станислава Ведерникова только увеличивается.

Я шустро протискиваюсь между народом, бегаю от одного края круга к другому.

— А ты все записала? Пиши, все записывай! — с беспокойствием останавливают меня жители.

Конечно, все запишу, ведь я сама меркитасихинская, волнуюсь за дорогой мне кусочек земли не меньше остальных.

 Ничего не обещаю

— Связь есть, но местами, ее ловить надо, — подхватывает Михаил Сушинцев. — Ну, поставили нам этот спутниковый телефон на вокзал — его уже отрезали, и им, по-моему, даже никто не пользовался никогда.

Жительница Наталья Боева ловко подбирается ближе остальных.

— Вы понимаете, мы тут все старики, пенсия небольшая. А за 68 рублей надо съездить туда обратно за хлебом в Кузино! У нас своего магазина нет, ну неужели нельзя организовать какую-то палатку с продовольствием хотя бы раз в неделю? Раньше сюда привозил продукты трактор, и магазинщик сюда приезжал. Посмотрите, у нас нет ни медпункта, ни больницы, ни аптеки никакой, даже хлебушка негде купить! И мы поселок городского типа… Дак где же? Нет остановочного комплекса! Мы стоим — снег нам на голову, дождь тоже на нас. Ничего! Хоть бы две лавки поставили да крышу железную, и то ладно.

Между тем среди молодых слышны недовольства:

— Давайте с дороги начнем, или со столбов! Столбы сначала надо менять, а не магазины ставить!

А Наталья Васильевна продолжает:

— У нас столько покойников и мы возим их на электричке, а теперь и она не берет. А на машине не привезешь. Прежде чем в деревне хоронить, надо же увезти в морг и только потом обратно, это караул какой-то.

— Правильно говорят про покойников, — поддерживает женщину Алексей Грозных. —  Сколько у нас здесь людей умирало. К снегоходу этой зимой корыто привязали для перевозки.  Есть же определенный порядок: не просто так поехал, закопал — судебное решение какое-то или полиция должна посмотреть, справку выдать, то есть какие головные боли…

— Станислав Викторович, у нас много вопросов; пожалуйста, обратите на нас внимание, — заключает Наталья Васильевна.

— Я пока ничего не обещаю, — с сочувствием отвечает депутат. — Я приехал, чтобы воочию оценить ситуацию, вас увидеть и послушать. Вот это первоочередное. А обещания… всё, что вас беспокоит, для себя запишу, и попытаемся что-то решить.

На одних лицах отразилось понимание, другие же отнеслись к этому заявлению весьма скептично.

Даже утопиться теперь негде

Наконец, поступило предложение подойти всем поближе к изначальному «виновнику торжества» — к пруду. Взволнованный от бесед народ спускается вниз по горке, я следом.  Малюсенькие елочки остаются позади, и передо мной открывается вид пруда, вернее того, что от него осталось. Теперь он все больше стал походить на огромную лужу: вода отступила от первоначальных берегов на значительное расстояние, да и глубина уже совсем не та.

— Даже утопиться теперь негде! — с иронией сетует один из жителей.

Станислава Викторовича, как и в начале пути, самыми первыми сопровождают Алексей Грозных и Михаил Сушинцев:

— Здесь окунь, карась, ловили, дай боже, как! — делится воспоминаниями мой папа — Постоянно рыбачили, дети купались, да сами люди, после работы приходили отдыхать на пруд.

— Вы знаете, вот когда в 2010 году у нас была засуха сильная, пожары-то были, — рассказывает Алексей Грозных, — мы один раз утром проснулись — задымление очень сильное в поселке. Действительно было страшно: и что делать? Ладно, в  МЧС позвонили, они поехали туда, в сторону Сабика. Видели, вон у нас пожарная машина стоит? А пруда нет. Дружинники есть местные — но воду негде брать.

Потихоньку подошли к краю обваленной плотины, перебраться на другую сторону не так-то просто. Земля в любой момент может уйти из под ног.

merkitasiha1

— Что касается пруда, — продолжает Грозных. — То тут должно быть серьезное проектное решение. Потому что вот то, что мы делали на протяжении восьми лет: рубили лесину, мешками какими-то затыкали — ну все уже, просто все прорвало.

Станислав Ведерников, депутат:

— Если будет дорога, то и с электричеством будет проще разобраться, а электричество никто не делает, потому что сюда даже и столбы везти, бригаду не на чем. Ту же самую технику сюда пригнать да и сделать пруд. А дороги, к сожалению, нет. Это самое главное.

Ненадолго оставляю Станислава Викторовича с окружившими его сельчанами и иду к стоящим чуть поодаль от общей группы жителям.  Тропка здесь узенькая, и встать общим кружком как раньше не получилось.

— Как вы думаете, данная встреча принесет какие-то реальные результаты? — спрашиваю у них.

Как выяснилось, многие сомневаются в какой-либо существенной пользе. Слишком много писали, слишком много обращались в государственные службы, но толкового ответа так и не было. С другой стороны, собралось бы так много жителей, если б каждый изначально отрицал всякую возможность решения меркитасинских проблем после этого собрания?

— Нужно отдать должное парню, что он вообще сюда приехал, — встала на защиту депутата Светлана Сушинцева, моя мама. — Другой бы вообще отказался и сохранил свой выходной, — с этим выводом согласились все.

 Везде живем мы на границе

Раз все самые важные вопросы обсудили, народ стал потихоньку расходиться. Да и Станиславу Ведерникову тоже пора: до ближайшей электрички до Первоуральска осталось не больше получаса. Оставшейся небольшой группой, мы идем по направлению к нашему дому.

— Продавите дорогу. Народ тогда улицу в вашу честь переименует! — шутит Вячеслав Шкатов — Да что там? Памятник посреди деревни вам поставим, вот честное слово!

Все дружно засмеялись.

— Обидно, что ни у кого никакой реакции нет. Есть деревня — пусть она будет, никому не жалко. Мол, живите, как хотите. Главное интересно: везде живем мы на границе: на границе районов,  на границе зоны уверенного приема телевидения и радио, сотовой связи, — отмечает интересную закономерность мой папа.

Прощаясь со Станиславом Викторовичем, меркитасинские поблагодарили его за приезд и просили обязательно информировать, если какой-либо из насущных вопросов начнет серьезно решаться. В свою очередь депутат поблагодарил жителей за оказанное гостеприимство и доверие.

История с Меркитасихой не закончилась — как оказалось, она только начинается. Мы еще повоюем за нашу деревню! В курсе дела я попытаюсь держать не только местных жителей, но и вас, читатели «Городских вестей».

Автор: Елизавета Сушинцева

Комментарии 0

Внимание! Комментарии на сайте не премодерируются. Правила
Комментируя, вы даете согласие на обработку персональных данных.