9:45, 9 Июнь 2014 г.1 768

Первоуралец Александр Драгункин рассказал, как проходили президентские выборы на Украине

Александр Драгункин увидел собственными глазами, как живет Киев сейчас. Майдан стоит (на заднем плане) как напоминание Раде: мы здесь, мы контролируем.

25 мая 2014 года прошли президентские выборы на Украине. К сожалению, «Городские вести» не отправились в командировку в Киев, чтобы своими глазами посмотреть, что значат демократические выборы по-­украински, зато эту миссию взял на себя первоуральский антикризисный управляющий Александр Драгункин.

О том, как прошел его вояж в Киев в качестве евронаблюдателя — в интервью нашему изданию.

 

Это — историческое событие

— Как вам удалось попасть в качестве евронаблюдателя на выборы президента Украины?

— Все началось в прошлом году. В сентябре прошлого года были выборы в екатеринбургскую думу, в которых участвовало региональное отделение партии «Яблоко». Меня назначили полномочным представителем по финансам, я тогда зарегистрировался на сайте «Росвыборы». 14 мая этого года поступает предложение заполнить анкету и поучаствовать в качестве евронаблюдателя на выборах президента Украины. Я быстро заполнил и отправил. 18 мая мне прислали подтверждение о том, что я включен в список евронаблюдателей от «Европейской Платформы за Демократические Выборы» (сокращенно ЕПДВ). Среди соучредителей ЕПВД — российские ассоциация «Голос» и «Гражданин наблюдатель», украинская организация наблюдателей за выборами «Опора», общественная организация «Открытая Россия» Михаила Ходорковского и другие общественные неправительственные организации, в том числе от стран ЕС.

— А опасений сразу на старте не возникло? Все-­таки стреляют, обстановка нестабильная…

— Я считаю, что человек в своей жизни должен принимать участие в знаковых событиях. Например, c 19 по 21 августа 1991 года во время путча ГКЧП я был у Белого дома, случайно, правда, в командировке. Но все равно, участвовал, получается, в историческом событии. Так и здесь: выборы президента Украины — событие историческое, в том числе и для Европы.

 

 Только не журналист

— Вас направили в Киев?

—  Изначально я указал в своей анкете о том, что хотел бы работать евронаблюдателем в Киеве или Киевской области. Но затем, после того, как от организаторов миссии пришло сообщение о том, что в Киев записалось очень много кандидатов, то я выбрал Луганскую область, так как во время обучения в УПИ два раза проходил в городе Рубежный Луганской области (тогда еще Ворошиловградской области) месячные производственные практики (включая и преддипломную) на РПО «Краситель». Также потом я проходил месячные курсы повышения квалификации в Северодонецке (город рядом с Рубежным) в местном филиале Московского Института повышения квалификации работников химической промышленности. То есть Луганская область была знакомым для меня регионом Украины. Сейчас в Луганской и Донецкой областях идет настоящая война.

— Как вас встретили?

— Я вылетел в Украину 21 мая, так получилось. В аэропорту Киева «Борисполь» у меня были проблемы с прохождением границы. Дело в том, что ЦИК Украины должен был рассматривать аккредитацию ЕПДВ в качестве евронаблюдателей только 22 мая, поэтому мне организаторы миссии посоветовали сообщать украинским пограничникам в аэропорту иную причину (а не участие в выборах Президента Украины в качестве евронаблюдателя), так как они могли меня в связи с отсутствием официальной аккредитации ЕПДВ в ЦИК Украины и не пропустить. Поэтому я сказал украинским пограничникам, что приехал в Киев в отпуск. К тому же у меня уже были оформлены билеты на самолет на обратный рейс из Киева в Екатеринбург через Москву. Заминка вышла из-­за того, что у меня на руках не было официальной бумаги о подтверждении брони отеля, хотя мне организаторы миссии сообщили, что для меня забронирован номер в отеле «Лебедь». В конце концов меня выручила корочка арбитражного управляющего, которую я показал начальнику смены погранслужбы. Он меня расспросил, где я работаю в России. А потом дал команду пропустить меня в аэропорту через границу Украины. Вот и все.

Аналогично пограничники расспрашивали о цели визита и всех остальных мужчин-­россиян в возрасте от 16 до 60 лет, прилетевших вместе со мной в самолете. Причина — сами знаете какая! Да, не дай бог сказать, что ты — журналист. Тогда пограничники сразу же депортировали бы в Россию: для них журналист, тем более российских федеральных СМИ, и пропагандист — понятия равнозначные.

 

 Съездите в Киев — все вопросы разом отпадут

— Из просмотра вашего отчета в Facebook понятно, что до Луганска вы так и не добрались.

— Нет, думаю, бог отвел. Получилось так, что сходил в универмаг местный, купил продуктов — там все жутко дешевое. Поел, а с утра встать не могу — как кирпич в желудке. Отравился. Пролежал весь день. В итоге оставили меня в Киеве наблюдателем, хотя должен был ехать, по сути, на фронт. Я общался с журналистом из Луганска, он меня фотографировал на фоне Майдана, рассказывал, что территория Луганска захвачена сепаратистами. Потом он уехал, а я узнал, что его захватили сепаратисты — не знаю, жив он или нет.

— Насколько сильно отличается реальное положение дел на Украине от того, что нам показывают федеральные каналы?

— Не смотрите новости про Украину на федеральных каналах! Это — сплошные ложь и пропаганда. Если хотите знать правду о ситуации в Украине — смотрите через интернет Украинские ТВ-­каналы. Украина — это европейская страна, точно такая же, как Польша, Чехия, Литва, Латвия, Эстония. Кроме того, Киев — это мать городов русских. Православие на Руси пошло именно из Киева, а не из Москвы. Наверняка все изучали это в школе по истории Киевскую Русь. Жаль, что сейчас очень мало россиян это понимают и осознают. Моя рекомендация им — просто съездите хотя бы один раз в своей жизни в Киев, совершите паломничество к истокам русского православия. Потом все вопросы по поводу ситуации на Украине сразу же отпадут.

 

 Голосовал бы за Порошенко

— В интернете гуляют ролики про выборы в Украине, на которых видно, что в урнах лежат аккуратно сложенные стопочками бюллетени. Как такое возможно?

— По крайней мере, на тех УИК, которые посетил я, ничего подобного не было.

— И нарушений не было?

— Если и были какие­то нарушения, то они были в основном очень мелкие, процессуальные, которые никоим образом не повлияли на конечный результат.

— Были ли противодействия со стороны властей в отношении наблюдателей?

— Противодействия со стороны властей ни к кому из аккредитованных ЦИК Украины наблюдателей не было.

— Вы общались с украинцами, наблюдали за ними? Каковы их настроения?

— Если кратко — быть в Евросоюзе. Вы знаете, люди очень ответственно отнеслись к выборам. Приходило много людей, настолько много, что им приходилось становиться в очередь, чтобы проголосовать — никто не роптал, стояли и ждали. Приходили голосовать даже не за Порошенко, а за то, чтобы Украина стала европейской страной. Представляете, приходили даже в национальных костюмах. Голосовали так же, как за независимость Украины.

— Какие меры были приняты для безопасности наблюдателей?

— В Киеве — все спокойно, это мирный город, поэтому никаких мер безопасности не требовалось. В Луганской и Донецкой областях наблюдатели посещали только те УИК, которые находятся на территории, контролируемой Украиной.

— Если бы вы были украинцем, за кого бы проголосовали из кандидатов на пост президента?

— Думаю, за Порошенко. Люди почему за него голосовали? Он сказал, что надо провести выборы в один тур, потому что страна больше не может нормально жить без власти. Голосовать нужно активно — люди шли и голосовали. Кстати, не был использован никакой административный ресурс — ни и.о. президента, ни председатель правительства не участвовали в этих выборах. Тимошенко была, но никакой неприкрытой агитации не было. И к русским замечательно относятся — разделяют Путина и Россию очень четко.

Комментарии 81

Внимание! Комментарии на сайте не премодерируются. Правила
Комментируя, вы даете согласие на обработку персональных данных.