19:30, 17 Июнь 2014 г.2 066

Шишимо-Дарьинское водохранилище: скотомогильник саповых лошадей уйдет под воду

Фото с сайта fc00.deviantart.net

 «Нью-Васюки». Классика жанра.

В конце прошлого года тандем Козлов-Дронов представлял губернатору Куйвашеву долгосрочную Стратегию развития муниципалитета «Первоуральск-300».

Конкретики в ней было — ноль, сплошное пустословие и маниловщина. «Нью-Васюки» — в чистом, классическом варианте. «Плод воображения Ильфа-Петрова», так сказать, в девственном, не замутненном никакими цифрами, расчетами, проектно-сметной документацией, виде. Да здравствует Остап Ибрагимович Бендер!

Гоголь. «Мертвые души». В роли «Манилова» — сити-менеджер А.Дронов?

Среди прочих объединенных Стратегией «маниловских прожэктов» значилось и освоение восьми новых источников водоснабжения. Мысленно сосчитала все известные мне: подземные воды Галкинского карьера, законсервированные нижнесергинские скважины, притоки Чусовой-Шишим и Дарья — восьми все равно не получалось, возможно, еще  какие-то глубоко под землей «законспирированные» источники. Как только освоят эту «большую восьмерку» — так в ту же секунду  начнут воду экспортировать в Екатеринбург и Ревду. При этом ни слова не было сказано про гидротехническое и геологическое обоснования,  про то, как пройдут будущие трубопроводы и водоводы, про установление собственников земельных участков, по которым  пролягут  трассы для переброски воды и т.д. Зато водой мы всех обеспечим на много лет вперед!

Не прибавилось конкретики и на представлении Комплексного инвестиционного плана развития Первоуральска местному директорскому корпусу, которое состоялось 17 мая. Вот что, в частности, заявил сити-менеджер Дронов по освоению новых источников питьевой воды: «У нас все, что находится дальше за Билимбаем – это кладовая воды и, кстати говоря, мы обсуждаем вместе с правительством Свердловской области проект дублирующего водоснабжения Екатеринбурга на основе Шишимо-Дарьинского водохранилища … (а далее опять пошли дилетантство и маниловщина, заметим, они всегда рука об руку ходят), потому что у нас запасы воды на самом деле высокие, в том числе, подземные. Везде дальше за Билимбаем, где скважину ни пробури — тут тебе и вода будет …».

Что касается Шишимо-Дарьинского водохранилища, то тут Дронов мог бы и поскромнее себя вести, потому как к проекту этому ни он лично, ни администрация Первоуральска, ни проект «Первоуральские «нью-васюки»», рожденный в воспаленном воображении олигарха Комарова,  не имеют никакого отношения.

 

Западная схема водоподачи Екатеринбурга — самая перспективная

Резервная система водоснабжения столицы Среднего Урала  задумывалась еще во времена СССР. Но ни один из проектов не был реализован. В итоге сегодня Екатеринбург — единственный в России город-миллионник, не имеющий резервного источника водоснабжения.

В 2012 году Российский НИИ комплексного использования и охраны водных ресурсов подготовил технико-экономическое обоснование создания дополнительных и резервных источников водоснабжения Екатеринбурга. Рассматривалось несколько вариантов, в том числе, переброска воды из бассейна реки Реж. Но перспективной была признана западная схема водоподачи — из рек Шишим и Дарья (обе речки впадают в Чусовую и имеют одинаковую длину — по 27 км). Реализация проекта рассчитана на 12 лет.

Сити-менеджер Дронов и его менее «светящийся» в СМИ коллега по дуумвирату Козлов, делая в декабре 2013-го амбициозные заявления об экспорте воды в соседний мегаполис, даже не предполагали (как, впрочем, не предполагают и сейчас), какое количество «подводных течений и камней» скрыто в их «маниловском водном прожэкте». Об одном таком «камушке» мы сейчас расскажем …

 

Старухи не заплачут по своей «Матерой» …

Предполагается, что базовым объектом в западной схеме водоснабжения Екатеринбурга будет Шишимское водохранилище, площадь его водного зеркала составит более 15 квадратных километров. На этих 15-ти «квадратах» населенных пунктов давно нет, поэтому не заплачут деревенские старухи по своей «Матерой». Единственная деревенька на шесть дворов, чудом сохранившаяся в этих заброшенных местах, называется Новая Трека. Когда-то новотрекинцы ходили в гости к своим ближайшим соседям — круточанам — жителям не существующей ныне деревни Крутой, что располагалась в 20-ти км к северу от Билимбая: невест сватать или, наоборот, женихов приглядывать, на Пасху яичком красным похристосоваться.

 

«Расстрельный табун»

Житель Первоуральска Геннадий Иванович Чудинов каждые каникулы проводил в Крутой у деда. Летом 1951 года родители, как обычно, отправили  его в деревню, где 9-летний Генка стал свидетелем сцены, врезавшейся в детскую память на всю жизнь. Он играл во дворе, когда мимо по дороге провели лошадей. Животные брели понуро, их взъерошенная шерсть давно потеряла блеск и шелковистость, их била дрожь, из углов глаз через всю морду тянулись гнойные шнурки.

— Сапных лошадей повели расстреливать, — со знанием дела сообщил сосед.

У Генки из всех известных ему животных к лошадям отношение было особенно почтительное, потому что он видел, как после войны дед пахал огород на корове. Генка  ловко перемахнул через забор и увязался за расстрельным табуном. Сопровождающих табун  было двое, одетых в полувоенную форму.

Зафиксировавшая все до мелочей цепкая детская память восстанавливает полустертые детали:

— Каждую лошадку по очереди подводили  к выкопанной яме, направляли головой на восток и вставляли в ухо пистолет.

— Почему на восток?

— Тот, что стрелял, угрюмый, чернявый и низкорослый, по всей видимости, был мусульманином.

— Получается, скотомогильник находится недалеко от того места, где была деревня Крутая?

— Да можно сказать, на самом ее краю. Недалеко от кладбища, которое и по сей день посещают родственники усопших.

— При строительстве водохранилища и кладбище, и саповый скотомогильник уйдут под воду? Кто, кроме вас, может подтвердить существование скотомогильника?

— Один из местных жителей, кто непосредственно его копал — Николай Степанович Мочалов, 1932 года рождения, в настоящее время проживает в Билимбае. Копальщиков было двое, второй — Иван Иванович Клешин уже умер. Знает и еще один человек, мы с ним списались по Интернету, после войны проживал в Крутой, потом перебрался в Украину, город Житомир.

— Геннадий Иванович, известно немало случаев, когда не то, что вскрытый, просто потревоженный скотомогильник саповых лошадей и через 50 лет становился очагом опасной инфекции. Вы предпринимали какие-то действия, чтобы поставить власти в  известность об опасности, которая может вырваться наружу?

— Когда впервые узнал о проекте Шишимо-Дарьинского водохранилища, написал письмо в областное правительство. Вскоре мне оттуда позвонили и спросили, могу ли я указать точное местонахождение скотомогильника. По памяти я мог, конечно, показать, но за точность не ручался. Тогда я вспомнил, что с лошадей перед расстрелом не сняли подковы и уздечки, хотя на деревне после войны любая железка в цене была. Николай Степанович, тот, что копал скотомогильник, работал в кузне, рассказывал, что хотел было уже подковы сбить с копыт, да испугался, что заразные. Потом уже я прочитал, что, по санитарным нормам, скотомогильник для саповых лошадей должен быть вырыт глубиной не менее двух метров, а Николай Степанович хорошо помнит, что они с напарником копали вглубь только на метр, так как времени было в обрез, торопились.

В апреле прошлого года ко мне целая делегация из области нагрянула во главе с ветврачом Михаилом Григорьевичем. А направил ее тогдашний министр природных ресурсов и экологии Крючков. Скотомогильник обнаружили по подковам с помощью металлоискателя. Мне сообщили, что участок тот огородили. Только министр Крючков больше не работает. Известно ли об этой ситуации его преемнику — я не в курсе.

Глава Первоуральска Козлов и сити-менеджер Дронов, коли уж хотят экспортировать чистую питьевую воду, просто обязаны изучить все «подводные течения» не только чужого проекта «Шишимо-Дарьинское водохранилище» (чтобы согласовать их с властями Екатеринбурга), но и будущих своих проектов. Которые пока, видимо, существуют только в их воображении?

Комментарии 35

Внимание! Комментарии на сайте не премодерируются. Правила
Комментируя, вы даете согласие на обработку персональных данных.