19:30, 17 Июнь 2014 г.962

В Первоуральске побывал известный писатель и сценарист Леонид Юзефович

Леонид Юзефович Фото Анны Неволиной

Сегодня первоуральцам представилась уникальная возможность: стать участниками литературной акции в рамках проекта «Большая книга. Встречи в провинции». Свердловская область подключилась к проекту в 2014 году впервые. Чести принять у себя именитых писателей удостоились четыре города: Екатеринбург, Каменск-Уральский, Нижний Тагил и Первоуральск. Гостем нашего города стал известный российский писатель, историк и сценарист Леонид Юзефович — лауреат первой премии «Большая книга» 2009 года, получивший ее за роман «Журавли и карлики».

Перед началом встречи с читателями, которая прошла в центральной городской библиотеке, Леонида Абрамовича обступили журналисты. К импровизированной пресс-конференции присоединились и «Городские вести».

Премия ничего не меняет

— Скажите, вы, наверное, приезжаете в провинцию, не как большой писатель, а возвращаетесь, как на родину, ведь вы сами родились в Перми?

Леонид Юзефович — автор таких книг, как «Обручение с вольностью», «Ситуация на Балканах», «Школа героев: документальная повесть об истории пермской школы № 47», «Как в посольских обычаях ведется», «Охота с красным кречетом», «Клуб «Эсперо», «Самодержец пустыни», «Триумф Венеры», «Знак семи звезд», «Самые знаменитые самозванцы», «Костюм Арлекина», «Дом свиданий», «Князь ветра», «Песчаные всадники», «Казароза», «Журавли и карлики». По его книгам сняты фильмы «Сыщик Петербургской полиции», «Казароза», «Гибель империи», «Сыщик Путилин». Также он стал сценаристом фильма «Ораниенбаум. Серебряный самурай».

— Не родился, но вырос. Родился я в Москве. Моя мама вышла замуж за моего отчима когда мне было полтора года и меня, так сказать, еще в бессознательном состоянии привезли в Пермь. Поэтому я считаю ее своей родиной, как и Урал вообще. А Екатеринбург — это место, где я начал печататься, первые мои вещи выходили в журналах «Урал» и «Уральский следопыт».

— Успех к вам пришел только после пятидесяти…

— Да, именно так. Вообще я — школьный учитель истории, немного преподавал в пединституте.

— А как вы сменили педагогическую деятельность, не жалко было бросать школу?

— А я ее никогда и не бросал, работать перестал только в последнее время, но лишь в силу того, что та школа, в которой я работал и которая была недалеко от меня, закрылась. А переходить в другую школу, привыкать к какому-то новому коллективу мне уже не по возрасту. А так — я преподавал всегда и сейчас веду школы типа «Юного историка».

— В рамках проекта «Большая книга. Встречи в провинции» вас представляют как лауреата престижной премии «Большая книга». А вы сами себя ощущаете Лауреатом?

«Большая книга» — российская национальная литературная премия. Является крупнейшей в России литературной наградой и второй по величине литературной наградой в мире по размеру призового фонда (вместе со специальными премиями — 6,1 млн руб.) после Нобелевской премии по литературе.

— На самом деле жизнь человеческая складывается из таких вещей, которые нас всех уравнивают. Ну, есть какая-то премия — это же ничего не меняет. Легче печататься, вот, пожалуй, и все.

— Говорят, что даже Виктор Пелевин у вас персонажей заимствовал (Барон Унгерн из романа Юзефовича «Самодержец пустыни», который у Пелевина стал бароном Юнгерном в романе «Чапаев и Пустота» — ред.).

— Да нет, он не заимствовал у меня, он обратил внимание на исторического персонажа, о котором я написал. Это не я его придумал. Я пишу не только беллетристику, но и книги по истории. Это не художественная литература, это делается на основе источников, архивов.

uzef

Чтение сейчас — занятие для людей образованных

— Исторический роман, например, «Джорджина, герцогиня Девонширская» Аманды Формен, ставший основой фильма «Герцогиня», пользуется на Западе популярностью. А у нас исторический роман нашел своего читателя?

— Конкретно об этом романе я не знаю, но во всем мире сейчас исторический роман переживает период упадка, потому что гораздо больше читают книги просто по истории. Что такое исторический роман? Это когда факты и все то, что любой человек может взять из исторических источников, пережевываются кем-то и вкладываются в нас уже в пережеванном виде. Усваивать так, наверное, легче, но, поскольку чтение сейчас вообще становится занятием для людей образованных, то и интерес к традиционному историческому роману падает. И это, я считаю, хорошо.

Фото Анны Неволиной

Фото Анны Неволиной

— Почему?

— Надо, чтобы люди читали первоисточники. Если вы хотите, что-то узнать про Петра I, то очень хорошо, если в юности вы прочтете роман Алексея Толстого «Петр I», это пробудит ваш интерес. Но если вы и дальше будете читать только исторические романы, то вы ничего по-настоящему поймете. Нужно читать записки современников, мемуары, исторические труды. И вот это теперь пользуется большим успехом, чем исторические романы. Потому что там, все-таки, нету вымысла.

 

Фото Анны Неволиной

Фото Анны Неволиной

Понятие «провинция» исчезает

— Вас больше знают, как сценариста сериала «Гибель империи». Сценарий сериала и книга — это разные вещи?

— Изначально я работал над сценарием сериала. А книга «Гибель империи» вышла позже. Но я ее даже и не писал. Обошлось без меня.

— Как вы оцениваете экранизацию ваших книг?

— Есть хорошие, есть не очень. Мне очень нравился — по первому каналу шел трехсерийный сериал «Казароза» — и он нравится мне до сих пор. Там играли замечательные актеры, главные роли — покойный Владислав Галкин и Оксана Фандера.

Фото Анны Неволиной

Фото Анны Неволиной

— А есть ли у вас какое-то свое внутреннее, писательское кредо?

— Мне кажется, что когда спрашивают о чем-то одном, то человек теряется. «Назовите вашу любимую книгу» или «Ваш любимый город», или «Ваше любимое дерево» — это совершенно невозможно. И точно также я не могу сказать, что какое—то одно изречение, афоризм, может исчерпывать мое отношение к миру. Оно как бы не укладывается в рамки. Так что, наверное, нет.

— Сколько лет вы уже пишете?

— В юности писал стихи, потом романы всякие. А теперь романов я уже не пишу, а пишу только историю. Первая моя повесть «Обручение с вольностью» была опубликована в журнале «Урал» в 1978 году. Очень давно. Мне был 31 год.

— Признание пришло намного позже?

В 2001 году за роман «Князь ветра» Леонид Юзефович был удостоен премии «Национальный бестселлер», а в 2009 году — первой премии «Большая книга» за роман «Журавли и карлики».

— Путь к признанию — медленное дело. И это в любом деле так. Вот начнете вы заниматься чем угодно: археологией или подводным плаванием. Вы же не можете рассчитывать, что через месяц вас уже будут знать. Так не получается ни у кого. И наше дело ничем не отличается от любого другого.

— А после какой вещи к вам оно пришло?

— После серии детективов о сыщике Путилине, в 2001 году. Она потом помогла мне издать и все остальные книги, которые я люблю больше и считаю их более интересными. Но вот эта известность, связанная с детективами, помогла издать чисто исторические вещи. Например, книгу о бароне Унгерне «Самодержец пустыни», книгу о русском дипломатическом этикете «Путь посла» — такие книги я бы не мог издать раньше.

Фото Анны Неволиной

Фото Анны Неволиной

— Если честно, вот вы себя считаете сейчас большим человеком, который приехал в маленькую такую провинцию?

— Ну что я, сумасшедший, что ли? Сейчас вообще, понятие «провинция», с появлением интернета исчезает. Раньше, в советское время Москва давала не только доступ к колбасе, она давала упрощенный доступ к информации. А чем дальше вглубь России, тем сложнее было получать информацию. Книги не доходили, да и вообще. А сейчас в эпоху интернета все равны.

— То есть и читатель сейчас одинаков: что в провинции, что в столице?

— Ничем не отличается. Единственное, что могу сказать: чем столичнее город, тем меньше людей приходит на встречи с писателями.

 

Комментарии 3

Внимание! Комментарии на сайте не премодерируются. Правила
Комментируя, вы даете согласие на обработку персональных данных.