16:02, 2 Июль 2014 г.806

На пильненском кладбище уничтожаются могилы солдат Великой Отечественной войны

Фото Анны Неволиной

Пильненское кладбище — закрытая территория, испокон веков там хоронили только местных жителей. Единственное исключение было сделано в годы войны — на пильненском кладбище нашли последний приют солдаты, погибших от ран в первоуральских госпиталях.

 

Сейчас пильненцы обеспокоены тем, что на их кладбище погребают совершенно посторонних людей. Подробности — в материале «Городских вестей»

 

Не выкапывать же

Кладбище на Пильной — довольно старое, за некоторыми могилами уже давно никто не ухаживает, остались только небольшие холмики, нет ни крестов, ни памятников. Именно в эту землю, по словам председателя уличного комитета Светланы Севак, и погребают умерших.

Светлана Севак Фото Анны Неволиной

Светлана Севак
Фото Анны Неволиной

— Устроено все очень хитро. Оказывается, у нас две фирмы «Ритуал», находятся они в одном офисе — на Космонавтов, 26, только одно крыльцо — частной фирмы — с богатой вывеской, с рекламой, а второе — неприметное — муниципальное. Получилось так, что я, по незнанию, зашла в частную фирму, попыталась рассказать об этой проблеме, но мне сказали, чтобы я не лезла в это дело, что наше кладбище теперь принадлежит уралмашевской группировке. Я приехала на Пильную, рассказала обо все жителям. У нас никогда не было привычки ставить оградки на могилках, а сейчас приходится ставить, занимать место. Один житель ко мне пришел — у него дочь похоронена на нашем кладбище, а сейчас рядом с ней какой-то цыган лежит. А ведь мы всегда хоронили родственников рядом, чтобы можно было почтить память в одном месте, не бегая по всему кладбищу, а как вот теперь? Не выкапывать же.

Светлана Васильевна, не понимая, что происходит, решила обратиться к старожилам, которые и рассказали, что несколько лет назад на кладбище сгорела сторожка, в которой были все документы солдат, погибших в госпиталях. Поговаривали, что домик сожгли специально, только вот непонятно, для чего. Сейчас у пильнинцев есть подозрения, что поджог был организован для того, чтобы уничтожить любые следы фронтовиков, и на месте их могил, которые сейчас превратились в неприметные холмики, можно было организовать новые захоронения.

Бугорочки, как на пальчиках

Житель Пильной Николай Портной помнит 40 неизвестных могил.

— Когда была война, в Советском Союзе в армию брали всех подряд, несмотря на национальность. В конце войны к нам сюда привозили раненых. Старики, женщины и дети за ними ухаживали, а которые умирали — ведь лекарств не было, даже марлю невозможно было найти — их на нашем кладбище хоронили — собакам же не выбросишь. Почти у каждого солдата был медальончик с личной информацией, а бабам-то что, они ж не разбирались — лишь бы схоронить. Даже план не соблюдали — норма глубины могилы была метр восемьдесят, а они и метра не выкапывали. Этих фронтовиков никто не учитывал, были документы — но пропали, когда сторожка сгорела. Получается, что их и не было совсем. Обидно, что все заросло — остались только бугорочки, как на моих пальцах. Я видел несколько старых могил в ряд — 15 насчитал. Теща говорила, что три «полоски» было — одну уже мусором завалили. Сейчас, по словам Николая Яковлевича, на кладбище бардак. С 1946-ого года никто даже мусор не вывозил.

Только с разрешения администрации

 Несмотря на то, что в прошлом году Первоуральск сотрясался от громкой кампании с двойными захоронениями на городском кладбище, сегодня прокуратура пока не столь активна в разбирательствах по данному вопросу, хотя ситуация, в общем-то, аналогичная. Тем не менее, заместитель  прокурора Вячеслав Решетников посоветовал нам обратиться в администрацию, так как подобного рода вопросы находятся в компетенции органа местного самоуправления, и в Роспотребнадзор, следящий за эпидемиологической составляющей похорон.

 Заместитель начальника первоуральского отделения Роспотребнадзора Людмила Белякова сообщила, что по санитарным правилам содержания кладбища можно производить подобные захоронения только в том случае, если останки не представляют эпидемиологической опасности. Чтобы это узнать, нужно предоставить пробы в Роспотребнадзор и получить справку, которая подтвердит, что человек не был болен, например, туберкулезом.

Светлана Кобякова

Светлана Кобякова, директор МУП «Ритуал»

Директор МУП «Ритуал» Светлана Кобякова объяснила ситуацию следующим образом:

                — Я работаю в «Ритуале» всего два года, поэтому могу отвечать только за этот период. Но точно могу сказать, что все захоронения проходят через заместителя главы администрации — именно там подписывают разрешение. Без него никто никого похоронить не сможет. Светлана Васильевна приходила ко мне, я показала ей документы по захоронениям — везде стоит виза администрации, мы на себя такую ответственность не берем.

Комментарии 0

Внимание! Комментарии на сайте не премодерируются. Правила
Комментируя, вы даете согласие на обработку персональных данных.