949

Восьмилетней первоуралочке нужна помощь горожан

Даша Арзубова Фото Анны Неволиной

У Даши Арзубовой — задержка в развитии и органическое поражение центральной нервной системы. Ее мать Татьяна Леонович просит помощи первоуральцев, чтобы отправить дочь на лечение в московскую клинику.

Даша — подвижная, общительная девочка. Едва завидев журналистов, она тотчас принялась задавать вопросы, при этом улыбаясь во весь рот:

— Мы будем играть? Мы пойдем гулять?

Обещание, что гулять они пойдут с мамой, как только закончится дождь, девочку устроило, и она с интересом принялась рассматривать фотоаппарат.

— Беременность протекала нормально, без осложнений, — рассказывает мама Даши Татьяна Леонович. — В срок начались роды, но родовая деятельность была слабой — меня положили под капельницу. Промучилась с девяти вечера до двух часов следующего дня, врачи забили тревогу — ребенка надо спасать, никакого движения нет. В итоге сделали кесарево сечение.

Курс аминоксилот стоит 40 000 рублей. Поможем Даше все вместе.

Счет клиники:

Получатель:

Медицинский центр «ПРИМАВЕРА МЕДИКА» им. А.П. Хохлова

40702810538310100910

Пациент Арзубова Дарья Константиновна

Банк получателя: ОАО «Сбербанк России», г. Москва, БИК 044525225 Сч. № 301018110400000000225

Сберкнижка Даши в Сбербанке:

№42307810916540129061 Арзубова Дарья Константиновна

Дальше начались проблемы — маленькая Даша не переворачивалась, плохо держала головку, поздно, в сравнении со сверстниками, начала садиться и пытаться ходить.

— Сначала я списывала все на то, что Даша — кесаренок, и вообще, свой ребенок — лучший в мире, я не обращала внимания на некоторые проблемы, пока подруга не сказала: «Тань, с вами что-то не то», — разводит руками Татьяна.

Далее — череда врачей, больниц, консультаций. Вердикт врачей неутешительный — органическое повреждение центральной нервной системы, как следствие — задержка общего развития.

— Сейчас Даша отстает от сверстников на 3-4 года, — продолжает Татьяна. — Она не пишет, не читает, с трудом освоили букву «А». Она гиперактивна — не может ориентироваться в пространстве, с трудом сидит на одном месте больше нескольких минут. Нет черт, свойственных для девочек, — стеснительности, например.

leonovich

Сейчас Даша дома, в интернате каникулы. Татьяна Леонович активно занимается с ребенком в реабилитационном центре «Росинка», но этого недостаточно.

Несколько раз Даша лежала в психиатрических больницах, но положительной динамики врачи так и не увидели.

Татьяна осталась с дочерью одна — муж ушел не только от нее, но и от проблем. Сейчас алименты (3000 ежемесячно) платит бывшая свекровь, повторяя каждый раз, что Татьяна и Даша — чужие им люди.

— Мне пришлось отдать Дашу в специализированный интернат, чтобы с ней занимались в том объеме, в котором нужно, — вздыхает Татьяна. — Но это — страшное место, там очень трудные детки живут.

Сейчас Татьяна получает пенсию на Дашу — 20 000 рублей ежемесячно.

— Все делают круглые глаза, говоря, какие деньжищи, но расходуются они очень быстро: 5 тысяч уходит на лекарства каждый месяц, 10 800 я трачу на то, чтобы отвезти Дашу с выходных в интернат и, наоборот, забрать на выходные (такси 1100 рублей до Вторчермета). Кроме того, Дашу нужно одевать, кормить. Жить на пенсию не получается, приходится работать, — сетует женщина.

Сейчас Даша дома, в интернате каникулы. Татьяна активно занимается с ребенком в реабилитационном центре «Росинка», но этого недостаточно.

— Я не хочу отдавать ее обратно в интернат, я хочу, чтобы дочь жила со мной. Сейчас планирую отвезти ее в клинику в Москву на курс аминокислот. Гарантий не дает никто, но я хочу, чтобы у Даши был шанс стать нормальным ребенком.

 

Комментарии 0

Внимание! Комментарии на сайте не премодерируются. Правила
Комментируя, вы даете согласие на обработку персональных данных.