1 027

В Билимбае жители не могут справиться с вышедшим из берегов прудом

Во время дождей жители Билимбая испытывают массу неудобств из-за плотины на билимбаевском пруду Фото Анны Неволиной

Построенная восемь лет назад плотина не справляется с водной стихией, как итог — постоянно затопленный огород и двор. Чем еще помешал пруд местным жителям — в материале «Городских вестей»

Потерпите

Дом Лидии Спицыной расположен, пожалуй, в самом живописном месте Билимбая — на берегу пруда. Казалось бы — живи да радуйся, наслаждайся плеском волн и криком чаек. Но сама Лидия Степановна утверждает, что именно пруд — ее головная боль на протяжении уже восьми лет.

— Этот дом построил мой отец в далеком 1957 году, — начинает свой рассказ женщина. — Я в нем родилась, в первый класс пошла тоже из этого дома, после смерти папы осталась здесь жить. Горя не знала. Но в 2006 году было решено построить новую плотину, которая и принесла нам массу проблем.

Когда возвели запруду, уровень воды стал нереально высок. Она стала затоплять не только мостки, но и огород Лидии Степановны. Как следствие — испорченный урожай. Но это еще не самое страшное. По словам местной жительницы, вода настолько близко подобралась к дому, что начала подтачивать столбы, на которых держится весь двор.

— Администрация у нас меняется постоянно, к каждому новому руководителю мы ходим, объясняем, но ничего не можем добиться, — продолжает женщина. — После нашего первого визита в местную администрацию приехал их представитель, сказал, что раньше уровень воды еще выше был. Когда я стала объяснять, что подобного безобразия никогда не было, он на меня поднялся, почти закричал — вы не умеете разговаривать, вы невоспитанная. Я написала в «Водоканал», на котором в то время числилась плотина. Оттуда — отписки. Я пришла на прием к Константину Болышеву (экс-замглавы по строительству и благоустройству — ред.). Он сказал, что плотина не принята, потому что выполнена с нарушениями. Потерпите, мол, скоро все исправим. В итоге, восемь лет уже ждем. Дом скоро уплывет, и мы вместе с ним.

Постройте бетонную стену

По словам Лидии Степановны, она разговаривала с сотрудником плотины — хотела узнать, по какому принципу и при каких показателях открывают и закрывают плотину. Не получив вразумительного ответа, Спицына позвонила еще несколько раз, после чего в администрации поселка ее попросили больше работника не беспокоить, потому что трудиться и так некому, а после ее бесконечных звонков и последний уволится.

Фото Анны Неволиной

Фото Анны Неволиной

— Из-за непрекращающихся этим летом дождей и речек, которыми пополняется пруд, уровень воды постоянно растет, — говорит Лидия Спицына. — Нужно, чтобы уровень воды держали такой, какой положено — три с половиной метра, не больше. Но нам объясняют, что если они воду спустят, люди, живущие по другую сторону плотины, будут страдать. К нам приезжал сити-менеджер Алексей Дронов, я ходила к нему на прием, но никаких результатов не вижу до сих пор.

Пенсионерка  показывает свою переписку с «Водоканалом»:

— Сначала мне пришел ответ, подписанный тогдашним директором МУП Александром Рузавиным: «Плотина Билимбаевского пруда построена с завышением затвора и не может регулироваться  в проектном режиме, что явилось одной из причин отказа «Водоканала» в подписании акта о ее госприемке. При существующем положении дел уровень воды постоянно будет превышать проектный. Возможна лишь грубая регулировка затвора, как это делалось во время весеннего паводка, со значительным колебанием уровня воды. В зимнее время, при обмерзании механизмов затворов, их поворот невозможен». А у нас плотина и не должна регулироваться. Должен быть перелив, как был на старой плотине.

После того, как директором «Водоканала» стал Юрий Иванов, обязательства по обслуживанию плотины он переложил на администрацию, о чем и сообщил в письменном виде Лидии Спицыной.

— Я после этого отнесла в думу, еще при Марине Соколовой, жалобу, подписанную жителями Билимбая. Вот сейчас думаю — то ли они считают, что я ничего не понимаю, то ли сами не хотят ничего делать — прислали мне письмо, в котором сказано, что по моему вопросу состоялось совещание, и попросили прислать документы, которые подтверждают законность расположения моего дома на данной территории. То есть, при старой плотине мы жили 51 год, все было нормально, а тут еще и в законности постройки возникли вопросы.

Начальник Билимбаевского СТУ Александр Гильденмайстер не видит в повышенном уровне воды ничего страшного.

— Есть технические инструкции, которые разработал Ростехнадзор специально для нашего пруда. Мы работаем исключительно по ним. Три и восемь метра воды — это норма, а не катастрофа. Мы не имеем права спускать воду ниже — это не по инструкции.

На наш вопрос — что же, в таком случае, делать жителям, чьи огороды и дворы топит, Александр Юлиусович дал лаконичный ответ:

— Можно бетонную стену построить, чтобы через нее волны не перекатывались, и таким образом сохранить землю.

 Кто захотел, тот переехал

Депутат Сергей Суслов, к которому неоднократно обращалась Лидия Степановна, объяснил, в чем причина постоянных бед пенсионерки:

— Я несколько раз встречался с руководством Билимбаевского СТУ, мы обсуждали данную проблему. Дело в том, что участок Спицыной находится в зоне затопления, об этом было сказано еще ее отцу, но он отказался перенести дом в более «сухое» место. Кто захотел, тот переехал. Спицына осталась. Ситуация с затоплением — системная. Нужно понимать, что когда шел ремонт плотины, воду из пруда сливали на довольно продолжительное время. Тогда, понятно, никакая вода огород не затапливала. Видимо, Лидия Степановна за несколько лет привыкла к хорошему, а когда плотину вывели на нормальный проектный уровень, двор снова начало топить.

По словам Сергея Юрьевича, затопленный огород — это проблема одного человека. Если спускать воду, то будут страдать люди, у которых скважины — они останутся без питья.

— Можно рассмотреть вариант, чтобы сделать вокруг огорода какие-то заграждения, чтобы вода перестала беспокоить, — советует Сергей Суслов.

 

Комментарии 8

Внимание! Комментарии на сайте не премодерируются. Правила
Комментируя, вы даете согласие на обработку персональных данных.