18:00, 7 Август 2014 г.3 017

Первоуральский лесоруб Руслан Сайдулин стал героем реалити­-шоу телеканала «Дискавери»

Фото предоставлено Русланом Сайдулиным

У Руслана Сайдулина что ни день, то съемка — теперь почти каждый день он дает интервью уральским СМИ. Но на объект в Невьянске, где сейчас находится его делянка, время всегда находит — работу бросать нельзя.
— Завожу бригаду на делянку, сначала валим лес, потом грузим, вывозим, — описывает свой рабочий день Руслан. — Везем либо на переработку — делаем дрова, либо на фанерный комбинат. На лесовозе я сам работаю, не могу пока нанимать большое количество людей — платить нечем, и технику ремонтирую тоже сам. Так вот и работаем, пока день не кончится.

Совсем недавно 27-­летний первоуралец Руслан Сайдулин вернулся со съемок программы для британского канала «Дискавери». Реалити-­шоу «Сибирская рулетка» о том, как команда лесорубов, состоящая из американцев и русских, отправилась на лесозаготовку в сибирскую тайгу. По условиям контракта, они должны были вырубить 15 тысяч кубометров леса, находясь за десятки километров от ближайшего населённого пункта. Руслан в документальном фильме играл самого себя.

— Правда, чувствую себя уже шоуменом каким-­то. Хотя, с другой стороны, сам себя если не раскрутишь, никто не поможет. А я хочу еще во второй сезон попасть, — улыбается Руслан. — В Америку перебираться не хочу, в Голливуд не собираюсь. Мне в России лучше, я по призванию лесоруб. А в Штатах сейчас спад идет лесозаготовителей, с объемами лесов у них напряжено. А у нас в Сибири, где мы работали — бескрайние леса.

 

В деревьях есть энергия

Лесорубом, как признается Руслан, он стал не от хорошей жизни. На зарплату аспиранта металлургического факультета УПИ нельзя было достойно обеспечивать семью, поэтому науку пришлось бросить. Сначала купил одну машину для погрузки леса, потом начал развиваться, появилась своя бригада. Сейчас у него работает пять человек. Первое время брался только за дрова, сейчас уже четвертый год занимается лесозаготовкой.

— Мне нравится то, чем я занимаюсь. Нашел свое дело, — считает Руслан. — Я, например, люблю одиночество, поэтому мне нравится находиться в лесу, вдали от шумного города. В лесу все зависит от тебя, а по­-другому жить я не привык. Лес для меня — самоконтроль, самореализация. К тому же я верю, что в деревьях есть энергия, и когда их вырубаешь, вся энергия переходит в тебя. Я заряжаюсь лесом. Все лесорубы здоровые.

На одном из профессиональных форумов Руслан познакомился с американским коллегой по цеху Шоном Уейном, который уже 17 лет живет в России и занимается лесозаготовкой. Он­-то и предложил первоуральцу поучаствовать в реалити-­шоу. На «Дискавери» есть целый цикл передач о людях этой тяжелой профессии.

— Прошел кастинг — продюсеры оценили уровень моего английского языка, благо, в аспирантуре я его подучил. Выяснилось, что из трех россиян я один знаю язык, — рассказывает Руслан. — Вначале было все равно непривычно — они не понимали нас, мы — их. Но со временем сработались, ведь говорили мы всегда об одном и том же — лесе. У нас с ними даже возник интернациональный лесозаготовительный язык. Ну, и учили друг друга — сидели вечером и разговаривали, потому что надо взаимодействовать.

На делянке в Невьянске первоуральский лесоруб всю работу делает сам: валит лес, грузит  деревья, вывозит.Фото предоставлено Русланом Сайдулиным

На делянке в Невьянске первоуральский лесоруб всю работу делает сам: валит лес, грузит деревья, вывозит.Фото предоставлено Русланом Сайдулиным

 

Это — не реалити-­шоу, это — жизнь

Шоу снималось с января по апрель в тайге Красноярского края. Это была самая настоящая вахта: был контракт, заказчик, и зарплата, которую поделили на всех людей.

— Это не было реалити­-шоу, это была жизнь, к условиям которой американцы оказались просто не готовы. Они замерзали от непривычки, от того, что неправильно оделись. Нам же было нормально, — говорит лесоруб. — Заметил еще отличия в том, что мы могли делать все что угодно, браться за любое дело. Американцы не такие. Они считают, что каждый должен заниматься только тем делом, которое они четко умеют делать. Поэтому приходилось заботиться о них, как о маленьких детях. Доходило до того, что они выезжали в тайгу и не понимали, что машина может заглохнуть и не завестись, что сотовые на определенных участках суши просто не ловят. Они даже банально поменять колесо не могли, все хотели вызвать в лес сервисную службу. Я же им выдавал домкрат.

В истории «Дискавери» еще не было программы, где бы бок о бок трудились русские и американцы. Программа, уверен Руслан, прежде всего, об отношениях людей, и только потом — о лесе.

Во время шоу Руслану Сайдулину пришлось бороться с волками, непогодой и несамостоятельностью американцев. Фото предоставлено Русланом Сайдулиным

Во время шоу Руслану Сайдулину пришлось бороться с волками, непогодой и несамостоятельностью американцев. Фото предоставлено Русланом Сайдулиным

— Когда мы только познакомились, казалось, что они вообще тинэйджеры. Работают по книжке, асфальт должен был проходить до самой делянки. Свою работу американцы организуют цивилизовано — по регламенту. Они больше внимания обращают на технику безопасности. Мы же больше работаем ради объема, поэтому нам постоянно приходилось их подгонять, — вспоминает Руслан. — С нами работал Зак, ему 22 года. Одно дерево он валил за полчаса, при этом перестраховываясь буквально во всем. Я же валю три дерева за несколько минут.

Чем поразили Сайдулина американцы, так это дисциплиной. Жители Штатов ответственно подходили к работе, не позволяли себе отдыхать, пока не доделают задание.

— Я с русскими никогда так хорошо не работал. Наши же любят посидеть, выпить в конце трудового дня. Американцы никогда не позволят себе расслабиться, пока не сдадут объект. Я такой же человек, но в России не могу собрать такую команду, — говорит первоуралец. — Сначала, конечно, было много конфликтов. Ссорились из­-за того, что они думали, будто каждую часть работы должен делать отдельный человек. По их мнению, кто-­то должен только рубить, кто­-то — только складывать. Совмещать нельзя, каждый должен заниматься своим собственным делом. Мы научили их полагаться только на себя, они научили нас нормально относиться к собственной безопасности. В процессе работы мы стали дружной командой.

 

Приходилось бороться с волками

Тяжелее всего в тайге пришлось съемочной команде. Телевизионщики вообще не понимали, что такое лесозаготовка, и как жить в суровых сибирских условиях.

В ближайшее время канал «Дискавери» решит вопрос о съемках второго сезона, в который первоуралец тоже рассчитывает попасть. Начало первого сезона земляки могут посмотреть на канале «Discovery» 28 августа в 23:00.

— Видно, что все профессионалы, хорошо знают свое дело. Но я подумал тогда, что люди, связанные с киноиндустрией, ненормальные. Я называл их «камикадзе», — смеется Руслан. — Ради хороших кадров они лезли под колеса, стояли под деревьями. С божьей помощью все вернулись живые…

Новоиспеченный актер уверяет, что постановочных кадров не было. Все съемки велись в режиме реального времени.

— Яркие моменты происходили сами по себе. Это просто мистика была какая­-то. Нам и с волками приходилось бороться, и машины посреди леса ломались так серьезно, что сами мы не могли их починить и ждали, пока приедет замена. Не знаю, в обычной жизни со мной такого не случалось. Здесь же была какая­-то чертовщина, — разводит руками молодой человек. — Постановки не было. Мне кажется, там так много интересных моментов было, что и в девять заявленных эпизодов все не влезет.

 

В Америке быть лесорубом — достойно

На проекте обсуждали, в основном, бытовые вопросы, обменивались опытом рубки леса, вместе ремонтировали оборудование. Руслан Сайдулин считает, что обе стороны много почерпнули для себя из такого опыта:

Фото предоставлено Русланом Сайдулиным

Фото предоставлено Русланом Сайдулиным

— Я стал к безопасности ответственней относиться — каски на своих парней одел. Есть много идей, как улучшить свой бизнес. Как сделать профессию лесоруба престижнее. Взять мою бригаду, всем мужикам за 50 лет, потому что молодых в лес не затащишь. У нас все хотят чиновниками работать. А в Америке быть лесорубом — достойно. У них на это смотрят так: твой труд — он осязаем, ты даешь сырье.

Сейчас друзья­-лесорубы активно переписываются в социальных сетях, в сентябре Руслан собирается в США, в гости.

— Дружим с ребятами, конечно. Я собираюсь в штат Монтана — самый главный лесозаготовительный штат. Хочу познакомиться с американским профсоюзом лесорубов, если получится — организовать его и в России. Потому что в Америке профсоюзы реально влияют на работу, помогают предпринимателям.

Комментарии 1

Внимание! Комментарии на сайте не премодерируются. Правила
Комментируя, вы даете согласие на обработку персональных данных.