6 789

Вот такая я мразь

Светлана Колесникова, журналист

Бывают неудачные дни, бывают даже неудачные недели, бывает и такое, когда концентрация неприятностей зашкаливает за один час. Вероятно, таким выдался мой вчерашний понедельник. Почти выйдя с больничного и даже слегка изголодавшись по журналисткой работе, я решила сделать материал о том, каким образом сейчас обстоят дела у украинских беженцев: на каком этапе оформление документов, какие условия жизни и перспективы устройства на работу и т.д и т.п. Естественно, чем больше человеческих историй, тем лучше. Размышления о предстоящей работе прервал визит колоритной пары: громко постучавшись в дверь, в кабинет журналистов вошла боевая блондинка с внушительной «химией» на голове лет 55-60, с небольшим пакетиком в руках. Следом, практически ничем не выдавая своего присутствия, проскользнул мужчина примерно такого же возраста.

— Люди добрые, помогите! Сами мы с Украины! — начала женщина. Мужчина продолжал молчать, задумчиво смотря в пол.

Через пару минут стенаний выяснилось, что пара приехала из-под Донецка, а помощь им нужна в оформлении документов. Вернее, не в самом оформлении, а в том, чтобы сделать фотографии на паспорт:

— У вас же есть фотограф, пусть щелкнет, а мы в долгу не останемся, расскажем все, что хотите.

Я просто решила поговорить — выслушать их историю, а параллельно объяснить, что сами фотографии мы сделать не можем — есть определенные стандарты для фото на документы. Как выяснилось, беженцы не совсем беженцы: дама родилась в Первоуральске, муж — из Новосибирска, по распределению попали в Донецк, где за несколько десятков лет успели обзавестись семьей, заработать на пару квартир и вести нормальное такое существование. А потом начали стрелять. И супруги самоходом уехали в Первоуральск, где по сей день живет мама женщины.

Историю послушала, пообещала узнать у руководителей местных фотосалонов — готовы ли они благотворительно отснять семейство.

На следующее утро позвонила в один из фотосалонов (не буду говорить название). Звонку не удивились, но в просьбе сделать пару бесплатных кадров отказались, мотивируя это тем, что после этого нагрянет толпа страждущих беженцев, а благотворительность в таком объеме салон не осилит. Ладно, подумала я, сейчас немножко освобожусь и позвоню в другой салон — вдруг там люди посговорчивее будут.

Вторник выдался не менее насыщенным, чем понедельник: несколько встреч, многочасовой судебный процесс, звонки читателей и куча рутины, но коллеги пообещали достать телефон еще одного владельца фотомастерской, который отличается большим человеколюбием.

Итог: после трехчасового судебного заседания возвращаюсь в редакцию, сажусь за рабочее место, едва успеваю допить кефир (на нормальный обед просто не было времени), как в кабинет заходят вчерашние знакомые.

— Что же это, милочка, вы нам не звоните? — на повышенных тонах начинает вещать дама. — Мы тут на телефоне, ждем от вас сигнала, а вы и ухом не ведете!

Признаться, тон беседы меня несколько обескуражил: меня воспитывали иначе, и, если ты у кого-то просишь помощи, то некомильфо вести себя так, как будто весь мир тебе изначально чем-то обязан.

— Трудно что ли позвонить? У вас совесть есть?! — продолжает усиленно работать на публику женщина.

Я попыталась начать диалог в более конструктивном русле и объяснить:

— Для начала я бы хотела извиниться…

Договорить мне не дали: эмоционально тряхнув буклями, женщина развернулась: «Извиниться, ха!», толкнула дверь, следом все так же незаметно проследовал супруг.

На выходе дама велела передать рекламным менеджерам сообщение для меня: «Если я увижу свое интервью в газете, я ее с работы сниму!». И тут же добавила: «Мразь такая!».

С утра общалась с подругой, которая рассказывала о 60-летней блондинке, устроившей скандал в отделении МФЦ: «Я — беженка! В меня стреляли! Путин обещал, что нам все сделают быстро и бесплатно, а здесь очередь!» Что следовало сказать сотрудникам МФЦ: кто обещал, к тому и идите? Или «да, да, конечно, мы все вам обязаны помогать и содействовать, поэтому совершенно не обращаем внимания на хамство, ведь из уст беженцев даже хамство слаще меда»?

Вот такие дела. Теперь сижу и думаю: как было бы прекрасно не сталкиваться с ложками дегтя.

 

Комментарии 93

Внимание! Комментарии на сайте не премодерируются. Правила
Комментируя, вы даете согласие на обработку персональных данных.