1 868

В Первоуральске судят бывшего участкового, убившего свою жену

Иван Веснин Фото из архива редакции

Весной этого года в Новоуткинске произошла страшная трагедия: местный участковый — 33-летний Иван Веснин — в порыве ярости убил свою супругу Ксению. Сейчас уже бывший полицейский (из органов его уволили практически сразу после ЧП) предстал перед судом: ему грозит наказание сроком от 6 до 15 лет, но даже максимально возможный срок лишения свободы кажется ничтожной карой родным Ксении. Почему — в репортаже «Городских вестей» из зала суда.

На людях — колобок, дома — тиран

33-летний Иван и 28-летняя Ксения прожили в браке девять лет. Ксения дождалась любимого из армии, отпраздновали красивую свадьбу — белое платье, гости, все как положено. Ксения мечтала о дружной семье, через год родилась дочь Сашенька — казалось бы, живи и радуйся, но радоваться не получалось: Иван расслаблялся после рабочего дня с помощью спиртного, напившись, терял над собой контроль — становился агрессивным, распускал руки.

— Она его боялась, просто боялась, сколько раз прибегала к нам, пряталась, — мама погибшей Ксении Галина Зубарева охотно общается с журналистами, показывает фото погибшей дочери, ласково называя ее «кровиночкой». Здесь же, в объемной сумке — школьная тетрадь восьмилетней Саши, которая на одном из уроков нарисовала свою семью: мама, папа, маленькая девочка и подпись — «Моя любимая семья».

— На людях-то он хороший был, ласковый, услужливый — колобок такой, а дома — тиран, каких мало, — продолжает Галина Петровна. — Придет домой в полночь, в час ночи, а Ксюшенька моя — царствие ей небесное — сидит у окошка, ждет. Привезут его коллеги — «погрузят» в коридоре, а она тихонько его раздевать начнет, чтоб, не дай бог, не разозлить — пьяный в гневе он страшен.

— Звереет, когда выпьет — подтверждает слова жены Алексей Огнев.

По словам Галины Петровны, Ксения жила как на пороховой бочке — не знала, в каком настроении придет муж с работы, что с ней будет вечером.

 

Родители убитой не скрывают своих эмоций: они до сих пор не понимают, почему Ксения не вовремя не ушла от домашнего тирана. Фото Анны Неволиной

Родители убитой не скрывают своих эмоций: они до сих пор не понимают, почему Ксения не вовремя не ушла от домашнего тирана.
Фото Анны Неволиной

Это было не предумышленное убийство

Тем временем в зале суда появляются приставы — один из них заходит в клетку, проверяет прутья на прочность.

— С подсудимым не общаться, к клетке не подходить, микрофоны между прутьями не совать, — наставляет журналистов пристав.

Через минуту в зал заводят и самого Ивана Веснина: мужчина в спортивном костюме и бейсболке, которая наполовину скрывает лицо. Он не прячется — как только с запястий снимают наручники, снимает кепку и опускает глаза в пол.

— Семейное положение? — задает один из обязательных вопросов судья Юрий Проскуряков.

— Семейное положение — ж… вдовец, — слегка осекшись, отвечает Иван.

Задаю вопрос адвокату Сергею Исаеву:

— Ваш подзащитный раскаивается? Что он говорит? Почему он убил Ксению? Ревность? Или просто бытовой скандал?

— Раскаивается, — отвечает Сергей Александрович. — Хочу отметить, что мы не согласны с квалификацией преступления: это было не предумышленное убийство. Умысла убивать супругу у Ивана Веснина не было.

 

Если ты от меня уйдешь, то я тебя убью

В ночь на 16 апреля супруги повздорили. Каковы обстоятельства ссоры уже не узнать: свидетелей домашних разборок не было, а адвокат подсудимого Сергей Исаев вынес ходатайство о допросе Ивана Веснина и матери Ксении Галины Зубаревой в закрытом от прессы режиме. Судья Юрий Проскуряков пошел навстречу просьбе и попросил журналистов удалиться из зала суда. Известно лишь то, что Иван в пьяном угаре нанес несколько ударов ножом своей жене, порезал и себя. Сам отделался легким испугом. Диван, на котором лежало тело Ксении, пропитался кровью настолько, что следователи вырезали для экспертизы не только обивку, но и слой поролона.

Чуть позже, в коридоре суда свидетель Алексей Огнев, супруг матери Ксении, продолжает рассказывать об отношениях супругов:

— Ксюша давно порывалась уйти от Ивана, приезжала к нам, а он пьяный, на машине, подъезжал к воротам нашего дома и пытался выбить их, упершись бампером. Он ей так и сказал: и себя убью. Только что-то до себя руки так и не дошли.

Глядя на Ивана Веснина, выражение «оборотень в погонах» приобретает другой смысл: человек, который днем призван охранять покой граждан, после работы превращается в человека, мучившего близких людей.

 

Мама на кладбище, папа — в тюрьме

Сейчас Галина Зубарева оформила опекунство над дочерью Ксении Александрой Весниной, возит внучку на занятия к психологу.

— Я сказала Саше, что мама уснула в больнице и не может проснуться. Психолог сказала, что это неправильно — ребенок должен знать правду, — говорит Галина Петровна. — Я привезла ее на кладбище, показала памятник, привезли Ксюше цветы и сладости. Когда внучка это увидела, то забилась в истерике, кричала, что тоже больше жить не хочет. Спросила про папу — сватья ей сказала, что папа в тюрьме. Больше Саша вопросов не задает, спит с включенным светом и при работающем телевизоре.

— А что папа, где этот папа раньше был? — подключается к разговору Алексей Павлович. — Никогда не погуляет с ребенком, не поговорит. Выходной у него — за компьютером сидит или пиво квасит. Это сейчас он ребенком прикрывается — мол, ребенок сиротой останется…

Каким будет вердикт суда для бывшего полицейского, станет известно в ближайшем будущем.

Комментарии 20

Внимание! Комментарии на сайте не премодерируются. Правила
Комментируя, вы даете согласие на обработку персональных данных.