1 304

Открытое письмо Алексею Дронову

Команда "Городских вестей" Фото Анны Неволиной

Уважаемый Алексей Иванович!

1 ноября исполняется год, как Первоуральск живет при новой власти. И этот год, как и все предыдущие годы существования газеты «Городские вести», мы, журналисты, изо дня в день рассказываем, чем живет наш город. Для нас нет «неновостей» или «недопроблем» — все, что важно первоуральцам, мы максимально подробно и объективно стараемся осветить на страницах нашей газеты и платформе нашего сайта: от мелко-коммунальных проблем до крупных общественных и политических событий.

Но некоторые думают, что объективность — это не тот конек, которым «Городские вести» должны оперировать: мол, канула в лету объективность независимой общественно-политической газеты, как только в городе наметилась смена власти. Хотелось бы вернуться на несколько лет назад, чтобы расставить точки над «i».

Бытность мэра Максима Федорова. Многие помнят своеобразную манеру общения покойного градоначальника — иногда жестковат, иногда грубоват.

Чего стоила его фраза, адресованная журналистам «Городских вестей» на каждой пресс-конференции (а конференции, отметим, проводились Максимом Сергеевичем ежемесячно): «Не понимаю, какое дело ревдинской газете до первоуральских проблем». И каждый раз приходилось напоминать, что мы — очень даже местные журналисты.

Федоров ругался. Иногда орал. Иногда возмущался настолько, что его перлы уходили в народ. Но никогда не запрещал своим подчиненным общаться с журналистами, и над их столом не висела спасительная табличка: «Все вопросы через пресс-службу». Общались все: Волкоморов, Черных, Болышев. Итог: максимально полная информация для читателей и грамота, врученная нам Максимом Федоровым в аккурат перед отставкой со словами: «Спасибо, ребята, с вами так классно работать».

В 2011 году к власти пришел Юрий Переверзев. Мы, как порядочные журналисты, дали новому градоначальнику 100 дней — никакой критики, никаких неудобных вопросов, потому что журналистская этика напоминает: любой, даже самый умный руководитель, нуждается во времени, чтобы войти в курс дела.

Мы общались с Юрием Олеговичем на пресс-конференциях, который тот также проводил ежемесячно, пока Переверзев не обиделся. Обиделся на «письмо дяде Юре», которое ребята из школы №4 адресовали мэру, напоминая о проблеме «нехорошего садика».

В итоге Юрий Олегович обиделся не только сам, но и повелел обидеться своим подчиненным: никаких комментариев вражьей газете не давать, «футболить» универсальной фразой — «Все вопросы через пресс-службу».

Ушло время на то, чтобы действующий градоначальник понял: с прессой нужно общаться, ведь закрыть доступ к информации полностью невозможно — всегда останутся личные связи.

Нам, журналистам «Городских вестей», было очень обидно, что Переверзев общается со СМИ избирательно — поэтому мы часто «сливали» информацию о мероприятиях и встречах опальным СМИ.

Помнится, например, как руководитель сайта pervo.ru Максим Кравчук просил задать некоторые вопросы начальнику управления образования Нине Журавлевой, потому что с ним она отказывалась разговаривать. Тогда же, по странному стечению, на нас обиделись те, кто выступал против Юрия Переверзева: интеллигентные обвинения в ангажированности переросли в хамские высказывания о продажности.

А ведь мы просто пытались разговаривать, задавать вопросы, но всемогущий Некто дал указание всем тем, кто готовился со дня на день стать окружением новой администрации — «с этими не общаться».

Год 2013. К власти приходят Николай Козлов и Алексей Дронов, основное внимание приковано к последнему. Мы честно хотели познакомиться. Мы даже провели ряд переговоров о том, что неплохо было бы устроить интервью. Нам даже ответили «может быть». Но политика открытости нашего издания вдруг не понравилась новой власти: «А для чего вы опубликовали ваши хамские вопросы на сайте?» Без злого умысла и далеко идущего расчета — просто, чтобы народ видел, что мы пытаемся начать диалог.

Дальше — больше. С «Городскими вестями» запрещено общаться если не под страхом смертной казни, то под страхом увольнения — точно. А все потому, что мы не занимаемся пиаром.

Мы занимаемся журналистикой, которая подразумевает говорить о черном как о черном, а о белом — как о белом, не используя метафор и иносказаний.

Это не нравится. Не нравится настолько, что доступ к информации закрыт полностью: мы забыли о том, что такое пресс-релизы администрации, нас не приглашают на мероприятия городской важности, с нами просто запрещено разговаривать.

Мы не говорим о том, что нам сложно работать — журналисты вообще народ выносливый, мы не говорим о том, что нам обидно — журналисты, в основном, народ циничный. Мы говорим о том, что люди — не дураки, и, когда они видят подачу информации ангажированных СМИ, где Первоуральск — город-сад, возникает логичный вопрос: не перебор с пиаром?

Алексей Иванович, «Городские вести» обращаются к вам: мы не разворачивали информационных войн, перед нами не стоит задачи опорочить работу вашей администрации — мы просто хотим напомнить о том, что с прессой надо общаться и отвечать на вопросы, которые могут показаться вам неудобными. От того ценней ваш вес как политика.

Может, пора зарыть топор войны и показать, что вы открыты? Настолько открыты, что в состоянии общаться с единственным независимым изданием Первоуральска, входящим в состав Альянса независимых региональных изданий?

Команда газеты «Городские вести»

 

Комментарии 189

Внимание! Комментарии на сайте не премодерируются. Правила
Комментируя, вы даете согласие на обработку персональных данных.